Сочинение о васильевском острове

Обновлено: 14.06.2024

Если Вы приехали в Петербург, то обязательно надо побывать в очень удивительном и интересном месте-это на Васильевском острове. На самом деле гораздо увлекательнее погулять там, если немного знать историю этой местности и некоторые подробности. В этой статье я опубликовала информацию, которая в основном взята из современных путеводителей по городу: "Санкт-Петербург и окрестности" (изд. "АЯКС-ПРЕСС", Москва, 2017г.), "Петербург пешком -2" (Е. Голомолзин, изд. ООО "Эксмо", 2018 г.) и альбом "Санкт-Петербург. История и архитектура" (М.Ф. Альбедиль, изд. "Яркий город, 2020 г.). Может быть, кому-нибудь пригодится для прогулок по Северной столице.

  • В мечтах Петра I Васильевский остров представлялся Венецией и Амстердамом. Об этом до сих пор напоминают островные улицы, на месте которых раньше находились каналы . В конце XVIII века каналы засыпали из-за непригодности судоходства, поэтому сейчас улицы имеют одновременно два названия : четные стороны называются 1, 3, 5- й линией, а нечетные- 2, 4, 6-й. Это объясняется тем, что у канала было два берега, и каждый из них в XVIII веке именовался "линией".
  • Большой проспект Васильевского острова возник в начале XVIII века на месте просеки, прорубленной от дворца Меншикова до берега Финского залива. После революции он назывался именем австрийскогореволюционера Фридриха Адлера . Потом его назвали проспектом Пролетарской победы, а историческое имя вернули в 1944 году.
  • Ростральные колонны, возвышающиеся по обеим сторонам Биржевой площади, в настоящее время служат украшением города и являются одним из символов Санкт-Петербурга. В 19 веке они выполняли функцию маяков для кораблей, которые заходили в порт. С 1957 года стало традицией в праздничные дни зажигать яркие факелы на вершинах колонн. У подножия колонн разместили огромные монументальные статуи. Они являются символами рек: Днепра, Волги, Невы и Волхова.
  • На Васильевском острове находится Здание Двенадцати коллегий, самое длинное в Петербурге(длина его коридора составляет -около 500 метров) . Оно было заложено в 1722 году по проекту Д. Трезини, строительство велось 20 лет, но учреждения начали въезжать в него с середины 1720- х годов.
  • Васильевский остров - самый большой, среди 40 островов , на которых стоит сегодня Санкт-Петербург. По одной из версий его назвали Васильевским в 1500 году в описи новгородских земель, которая зафиксировала здесь усадьбу посадника Василия Селезня.
  • В 1832 году перед Академией художеств начали возведение пристани. Планировалось, что спуск к воде будет в виде широких ступеней, а на верхних плитах сначала хотели разместить бронзовые фигуры диких коней и их укротителей. Но эти скульптуры установили на Аничковом мосту. Вместо них пристань решили украсить сфинксами, которых привезли в Петербург из Египта.
  • В 1863 г. первый маршрут петербургской конки проходил от 6-й линии до Адмиралтейской площади. В 2004 г. на 6-й линии В.О. установили памятник "Конке" . Конный транспорт был громоздким и не очень удобным, представляющий собой двухэтажный вагон с открытой верхней частью. Двигался вагон с помощью лошадей. Управляли этим экипажем двое мужчин-вагоновожатый и кондуктор. До 1903 года петербургские женщины не имели права проезда на втором этаже вагона. Подняться туда можно было по вертикальной наружной лестнице.
  • На том месте, где находится сад "Василеостровец" (между 25-й линией и Клубным переулком) в XIX веке проводили публичные казни революционеров. Парк был задуман в конце XIX века, когда "Общество народной трезвости" решило заняться досугом рабочих, рядом расположенных заводов. Как сад он сформировался только в 1920- е годы.
  • В 2002 г. на 6-й и 7-ой линиях была открыта пешеходная зона-Андреевский бульвар , представляющий собой тенистую аллею из лиственниц, с фонтанами в центральной части улицы и скамейками.

Васильевский остров является одним из самых удивительных мест на территории Санкт-Петербурга – как с географической, так и историко-культурной точки зрения. Расположенный в дельте Невы, это самый крупный из всех её островов. С севера на юг он протянулся на 4,2 км, с запада на восток – на 6,6 км. Общая площадь Васильевского острова, до 3,5 метров возвышающегося над уровнем моря, составляет 10,9 км².

Сэкономь на путешествии!

Видео: Васильевский остров

Основные моменты

На этом небольшом, казалось бы, клочке земли, во всем её многообразии, со всеми взлетами и падениями, нашла свое отражение история государства Российского, начиная с петровских времен. Каждый уголок Васильевского острова буквально пропитан духом тех славных лет. Петр Первый, восхищенный красотой этих мест, даже хотел создать здесь некое подобие Венеции, но замыслу императора по ряду объективных обстоятельств не суждено было сбыться.

Большой проспект Васильевского острова Старая часть Васильевского острова Аптека доктора Пеля Храм Святого Апостола Андрея Первозванного Павильон 6 "Ленэкспо"

История и современность

В глубокой древности, когда летописей ещё не составляли, на этой территории находились языческие капища, на которых волхвами совершались ритуалы поклонения языческим богам и магические обряды. Именно в здешних лесах, похоже, колдовство постигал легендарный Финн, который – помните? – помог Руслану спасти Людмилу от чар Наины и Черномора. Васильевский остров чем-то притягивал всяких загадочных и темных личностей, которые устремлялись сюда после основания Санкт-Петербурга. В основном это были маги, колдуны и прорицатели всех мастей.

Вплоть до 1715 года местность практически не застраивалась. В начале XVIII века его западная сторона была превращена в настоящее кладбище первых строителей Северной столицы. Не выдерживая нечеловеческих условий труда, они гибли сотнями и тысячами, и эта страница самая, пожалуй, неприглядная во всей истории острова. Позднее на этом месте основали Смоленское кладбище. Сам же остров именовался Смоленским полем. Только по названию не кладбища, а реки Смоленки.

Меншиковский дворе на Васильевском острове

Первое добротное здание было построено здесь в 1710-1720 годах, и прямо на берегу Невы. Им стал хорошо известный сегодня Меншиковский дворец, ставший первым каменным зданием во всей новой столице. Он был построен специально для князя Александра Даниловича Меншикова, фаворита Петра I и первого генерал-губернатора Санкт-Петербурга. Заметим, к слову, что он стал первым русским дворянином, который получил от царя титул герцога.

На знаменитой Стрелке Васильевского поставили ветряные лесопильные. До этого здесь находилась Артиллерийская батарея, перекрывавшая с орудиями питерского Адмиралтейства весь речной судоходный фарватер. Позже центром морской обороны сделали остров Котлин (город Кронштадт).

В начале XIX века важным архитектурным ансамблем становится район Стрелки. Помимо столичной Академии наук здесь сосредотачиваются практически все научные и образовательные учреждения: Академия художеств, библиотека Академии наук, Петербургский университет, Горный институт и Морской кадетский корпус. Впоследствии потребовалось связать Васильевский остров со стороной Адмиралтейства. Для этой цели возвели Благовещенский мост, ставший первым постоянным мостом через Большую Неву.

Стрелка Васильевского острова в начале XX века. С правой стороны видна металлическая ограда парка

В наше время дополнительное расширение Васильевского острова отнюдь не прекратилось: правительство Санкт-Петербурга поставило задачу увеличить его площадь в юго-западной части на 30%. Оно продвигается в сторону Невской губы. Уже введена в эксплуатацию первая очередь нового Морского пассажирского порта, мощности которого используются для пассажирских паромов, курсирующих между столицами балтийских государств, а также круизных лайнеров, не имеющих возможности по причине большой осадки пришвартоваться на Неве. Между тем общественность обеспокоена планами по приему здесь с паромов автомобильных контейнерных грузов. Авторы идеи руководствуются необходимостью добиться всесезонной рентабельности порта. Однако ее противники считают, что это усложнит транспортную ситуацию, а также, возможно, негативно скажется на экологической обстановке в соседних жилых районах.

Происхождение названия

Андреевский рынок на Васильевском острове

Архитектура и достопримечательности

Несмотря на то, что архитектурный облик острова отличается разнообразием, его доминантой является стиль, присущий постройкам XVIII-XIX веков. И, самое главное, многие из них хранят в себе печать петровских времен, дерзновенных устремлений первого российского императора по модернизации страны, привнесению в её развитие всего передового, европейского.

Так, одним из заметных сооружений Васильевского острова являются две 32-метровые Ростральные колонны, расположенные по бокам от Биржевой площади. Их построил в 1810 году французский архитектор Жан-Франсуа Тома де Томон. Прежде они выступали в качестве маяков для заходивших в порт кораблей. Их, символизировавших мощь России как морской державы, украсили в римском стиле якорями и рострами кораблей. У подножия расположены аллегорические фигуры, которые олицетворяют четыре великие русские реки: Волгу, Неву, Днепр и Волхов. Внутренние винтовые лестницы позволяют туристам попасть на верхние площадки этих великолепных памятников старины. Отсюда открывается потрясающий вид на Стрелку и морскую даль.

На первых порах маяки растапливали углем и маслом. Потом к ним подвели электричество, но вскоре от его использования отказались ввиду большого расхода и дороговизны. В 1957 году, когда Санкт-Петербург (тогда Ленинград) отмечал 250-летие, к Ростральным колоннам подвели газ и каждую оснастили мощным огненным факелом 7-метровой высоты. После недавней реставрации их вновь зажгли – на торжественной церемонии по случаю окончания работ.

Статуя Сфинкса на Васильевском острове

Еще одна известная достопримечательность Васильевского острова – это Готторпский глобус, установленный при императрице Елизавете Петровне. Однако в декабре 1747 года он был уничтожен огнем пожара, вспыхнувшем в здании Кунсткамеры. Уже в следующем году его начали воссоздавать буквально заново: в распоряжение русских умельцев были предоставлены мастерские Академии наук Санкт-Петербурга и всё необходимое. В 1754 году глобус восстановили практически полностью и в настоящее время это уникальное творение можно увидеть в экспозиции Музея им. М. В. Ломоносова. Последний находится в здании той самой Кунсткамеры и является самостоятельным отделом расположенного здесь Музея этнографии и антропологии имени Петра Великого.

Не обходят туристы вниманием один из старейших храмов Питера – церковь Трех Святителей, заложенную в начале XVIII века и являющуюся одной из старейших во всем городе. А уже упомянутый выше дворец Меншикова, построенный для одного из самых близких соратников Петра I, находится ныне в ведении Государственного Эрмитажа, экскурсии проводятся в нем ежедневно. Внутреннее убранство дворца поражает своим великолепием, и эту красоту непременно нужно увидеть.

Стрелка Васильевского острова

Стрелкой называется восточная оконечность Васильевского острова. Она представляет собой ярчайший архитектурный ансамбль, завораживающий даже самых искушенных ценителей прекрасного, ведь тут в удивительной гармонии переплелись городская архитектура и неповторимые пейзажи невских побережий.

Стрелка Васильевского острова

Центральное место во всем архитектурном ансамбле занимает здание Биржи. Оно было построено в 1805-1810 годах по проекту того же Тома де Томона. Разместившееся на пустовавшей тогда площади, оно условно разделило ее на две части, ставшие отдельными площадями – Биржевой и Коллежской. Сооружение полностью отвечало потребностям бурно развивавшейся экономики тогдашней России. Здание примечательно само по себе: выполнено в стиле античного храма. Ростральные колонны, о которых мы уже сказали выше, расположены как раз перед Биржей.

Кунсткамера на Васильевском острове

Из музеев, кроме Зоологического и Кунсткамеры, на Стрелке также находятся Центральный музей почвоведения им. В. В. Докучаева и Литературный музей, более известный как Пушкинский дом или институт русской литературы Российской Академии наук.

В 2006 году на Неве, как раз возле знаменитой Стрелки, открылся плавучий поющий фонтан – самый большой в нашей стране. Однако из-за нагрянувшего финансово-экономического кризиса он уже в 2009-м был закрыт. В настоящее время находится на консервации.

С центром города, а именно Ново-Адмиралтейским островом, Васильевский соединяют Благовещенский и Дворцовый мосты, а с районом Петроградская сторона – мосты Биржевой и Тучков.

Полностью реконструирован Благовещенский мост. После ремонта на него решили не возвращать трамвайные пути, до этого несколько лет уже не использовавшиеся. Дворцовый мост капитально отремонтировали в 2013 году.

Где остановиться?

Васильевский остров по праву считается одним из красивейших мест Северной столицы. Из-за специфики географического положения его вряд ли можно назвать комфортным для постоянного проживания: здесь прохладно, часто дуют ветра со стороны Балтийского моря. И всё же такие особенности не делают его менее интересным для туристов. Наоборот, путешественники с готовностью приезжают сюда, с удовольствием гуляют по его живописным уголкам, посещают достопримечательности и много фотографируются.

Мифов, связанных с названием Васильевского острова, очень много. Например, согласно одному из них, его назвали в честь влюбленной пары Василия и Василисы, которые жили здесь несколько веков назад.

Но историки уверяют, Васильевским остров назывался задолго до Петра и его артиллериста.

Самый знаменитый остров Петербурга: пять фактов о Васильевском острове, о которых вы не знали

ФОТО автора

Изначально стрелка Васильевского острова задумывалась как речной порт. Поэтому здесь выстроили пристани, здания таможни, биржи… Но окончательно архитектурный ансамбль сложился только к XIX веку. По легенде, французский архитектор Тома де Томон долго не мог закончить проект. Но однажды жена, накрывая утром на стол, поставила овальный поднос с булочками прямо на чертеж, а рядом – симметрично – две чашки кофе. Так и появились на карте Петербурга Биржевая площадь и Ростральные колонны

Последние – это, пожалуй, единственные в мире маяки, которые как маяк не работали ни дня. Они служили, скорее, фонарями. И для красоты, конечно.

Самый знаменитый остров Петербурга: пять фактов о Васильевском острове, о которых вы не знали

ФОТО автора

Ростральными колонны называют из-за украшений. По древнеримской традиции колонны украшали носовыми частями – то есть рострами – поверженных вражеских кораблей. У подножия каждой по две скульптуры. Есть гипотеза, что это 4 символа великих русских рек: Волги, Днепра, Невы и Волхова. Но это, конечно, очередная легенда. Сам Тома де Томон видел в них только божества моря и коммерции.

Со стрелки Васильевского острова открывается классический вид на исторический центр Петербурга: Петропавловскую крепость, Троицкий мост, Зимний Дворец… Отличное место для фотографии. В этом убеждены и дизайнеры Банка России, ведь на 50-ти рублях изображена именно Стрелка Васильевского острова и скульптура у Ростральной колонны.

Почему линии, а не улицы?

Исторически Васильевский остров задумывался как центр Петербурга, и строили его по европейским образцам. Новая столица России, по задумке Петра Первого, должна была быть похожа на Амстердам и Венецию, поэтому план города чертили не русские зодчие, а иностранные архитекторы.

Также есть версия, что дело было еще в нецелевом использовании выделенных государственных средств. Будто губернатор города граф Александр Данилович Меньшиков присвоил часть денег себе.

Как бы там ни было, каналы засыпали, от них остались лишь напоминания – улицы в исторической части острова называются линиями. Причем одна улица это две линии. Например, 2-ая линия В.О. – это правая сторона улицы (относительно Большой Невы), а 3-я линия В.О – левая.

Все линии пересекают три проспекта, еще одна градостроительная особенность исторической части Васильевского острова. И называются они просто, даже неказисто – Большой, Средний и Малый.

Земля в центре новой столицы стоила дорого, поэтому дома строили вплотную друг к другу, так появились знаменитые дворы-колодцы с узкими проходами. Раньше по ним можно было проехать на велосипеде от Стрелки до порта. Сейчас большинство закрыты, осталось всего несколько. Здесь же находится и самая узкая улица города. Ширина улицы Репина 5 метров 50 сантиметров. Причем изначально на картах города ее не было. Протоптали купцы, которые сокращали путь от рынка к Среднему проспекту

Самый знаменитый остров Петербурга: пять фактов о Васильевском острове, о которых вы не знали

ФОТО автора

Скульптуры старше города

Если ехать по Васильевскому вдоль Большой Невы, можно увидеть самые старые скульптуры в Петербурге. Им около трех с половиной тысяч лет. Да-да, городу всего триста с хвостиком, а они в 10 раз старше. И родом они из Египта. Скульптуры нашли в 1820 году в городе Фивы. Оттуда перевезли в Александрию на продажу. Где их и увидел путешественник Андрей Муравьев. Хотел было приобрести, но опоздал – уже продали французам. Однако русскому поэту и драматургу повезло – во Франции произошла революция, было как-то не до сфинксов, и тут Муравьев с разрешения императора, конечно, быстро перекупил каменные изваяния.

Самый знаменитый остров Петербурга: пять фактов о Васильевском острове, о которых вы не знали

ФОТО автора

Кстати, археологи предполагают, что лица сфинксов полностью совпадают с образом фараона Аменхотепа III. Как поняли? Прочли высеченную на основании надпись – это его имя. Человек с зеркалом, сова, восход солнца, бык и сокол….

Первый в России музей

На Васильевском острове можно совершить кругосветное путешествие. Для этого не нужно особо никуда ехать, достаточно купить билет в Кунсткамеру. Основанной самим императором в 1714 году. Поначалу музей популярностью не пользовался, тогда Петр Первый придумал хитрость: при входе всем дворянам наливали венгерское вино, а людям из сословий попроще – кофе или даже водку. И это сработало.

Самый знаменитый остров Петербурга: пять фактов о Васильевском острове, о которых вы не знали

ФОТО автора

Новые экспонаты здесь появляются и сейчас.

Даже самая беглая обзорная экскурсия займет полтора часа, а если у каждого экспоната останавливаться по минуте, с перерывом на сон и еду, посмотреть коллекцию Кунсткамеры можно всего за каких-то 5 лет.

В крупнейшем московском издательстве вышла антология автобиографических рассказов и эссе современных петербургских авторов


Текст: Фёдор Косичкин

У всех у них свой Петербург. И свое отношение к этому удивительному городу.

Татьяна Москвина

Москвина Культурный разговор

Не описывай заранее

Ни сражений, ни любви,

Смерти лучше не зови…

И ведь не в том беда, что все возьмет и сбудется, — а в том, что все может обернуться как раз фарсом несбывшегося или сбывшегося с точностью до наоборот. Так что не стану утверждать, будто я пришла на Васильевский остров с известной целью — но так случилось, что жизнь нарисовала круг: я родилась на Васильевском острове и вернулась в 2005 году туда же. Туда же, да не туда: детство прошло на Васильевском “захолустном”, непарадном, пред-кладбищенском, дико очаровательном — а поселилась я нынче на Университетской набережной, рядышком с Академией художеств. Чуть дальше по набережной, уже Лейтенанта Шмидта (мосту Лейтенанта Шмидта вернули историческое название “Благовещенский”, но набережная сохранила имя этого странного парня, ужасно возлюбленного когда-то русской интеллигенцией), расположен причал, где швартуются экскурсионные корабли. Причаливая и отчаливая, корабли издают дивный, густой и печальный звук. Я живу в центре Петербурга, смотрю на Неву и думаю, что — без спора, я счастливица. Правда, решительно ослабела мотивация деятельности — вот к чему мне стремиться, если я в окне вижу Исаакиевский собор и могу каждую ночь с апреля по ноябрь наблюдать аттракцион, за которым люди едут со всего света, — развод невских мостов?

Говорят, всё надоедает. Нет, Нева надоесть не может — ох и странная это река, да и река ли она? Под Благовещенским мостом она вообще непонятно куда течет, не разобрать… Однажды зимой, когда был салют в день снятия блокады, я стояла в лютый мороз на этом мосту, ожидая первый залп, и вдруг увидела в небе бесшумную быструю стаю из сотен белых птиц. Стая пронеслась над Невой в сторону Петропавловской крепости, откуда в городе и раздаются все салюты. Никакие это были не чайки, чайки такими огромными и бесшумными стаями не летают. Души погибших блокадников? Не знаю. Стояла на Благовещенском мосту в счастливом ужасе… Желая чудес, мы никак не приспособлены для встречи с ними.

Но вернемся к реальности. Васильевский остров — район, наименее пострадавший от “нашествия варваров”. Дома там крепкие, плотно стоящие друг к другу, и вштырить что-либо чрезвычайно трудно. Новых строений — единицы. Старая застройка идет километрами. Некоторые места не изменились за полвека вообще никак. Скажем, мой родной дом № 70 по Семнадцатой линии — рядовой образец стиля “модерн”, серо-зеленый, угловой с набережной Смоленки. Квартира 29, где мы жили с родителями и бабушкой, несколько лет назад была выставлена на продажу, и я под видом покупателя съездила на ностальгическое свидание. Конечно, все стало маленьким, это обычный эффект, но примечательно другое — мало что изменилось! Разве что на берегу Смоленки водрузили бизнес-центр (это в двух шагах от кладбища, ну правильно, буржуи, мементо мори!) да погиб трамвай, сняты рельсы, те самые, по которым еще недавно разъезжал герой фильма Балабанова “Брат”. Я враг гибели милого животного — трамвая, видела своими глазами: трамвай бодро колесит по Цюриху, по Праге, никому не мешает. Трамвай в моем детстве-то был единственный громкий звук с улицы, звук из добрых, привычных, никогда не мешающих. Трамвай бросал дрожащие отсветы на стены, немножко скрипел, тормозя, а потом нежно звонил звоночек, предвещая закрытие дверей и отъезд.

Звук трамвая — и опилки — почему-то вспоминаются первыми. Древесными опилками посыпали каменные полы магазинов, так боролись со слякотью. Грязь с ленинградских ботинок стекала в слой опилок, впитывалась, и обувь становилась сухой, а опилки время от времени обновлялись. Конечно, маленький человек всегда внимательно смотрит вниз, но у меня тут была особая причина: монетки, падая в опилки, иногда “пропадали”, оказывались незаметными, не ударялись об пол, настораживая покупателя. Так что я, к примеру в булочной, немножко шевелила опилки ногой и могла обнаружить потерянную кем-то монетку, даже в пять копеек. А пять копеек в каком-нибудь 1963 году это детское состояние…

Кто ворожит Васильевскому острову, отчего он почти в сохранности? Возможно, это “общество мертвых художников”. На Васильевском художники селились компактно возле Академии. Сам Иван Иванович Шишкин проживал не в сосновом лесу, но в Пятой линии В.О. Рядом с Академией квартиры, ясно, были подороже, но дальше, “в линиях”, цена снижалась. В повести Гоголя “Портрет” читаем про художника Чарткова — “усталый и весь в поту дотащился он к себе, в Пятнадцатую линию на Васильевский остров”.

Иногда представляю себе этих чудесных художников позапрошлого столетия, преисполненных отборных иллюзий и настоящего огненного честолюбия — где-то тут они ютились, в мансардах, иногда даже не полноправные ученики Академии, а всего лишь вольнослушатели на птичьих правах. Как художник Хруцкий, который притащился в Город из Витебской губернии и пребывал вольнослушателем, однако получил серебряную медаль за картину “Цветы и плоды”. Люди советского времени знают прекрасно Ивана Трофимовича Хруцкого с его цветами и плодами (иногда к ним он пририсовывал живую птичку) — картины его были на открытках и широко известны. Где-то здесь, на В.О., обитал Иван Трофимович, скудно питаясь, мечтая, совершенствуя свое трогательное умение писать цветы и фрукты… Так что, несмотря на строгость облика, Васильевский остров довольно благосклонен к артистическим мечтам. И могли же мастера, отправившись на работу в Небесную Россию, помочь своей “земной квартире” выстоять и сохранить прекрасные черты?

Университет. Он, конечно, дает громкую и звонкую ноту жизни острова. При парадном “входе” расположены несколько главных факультетов — филологический, исторический, философский… Но на В.О., уже в линиях, обитают и не менее важные очаги образования — скажем, кузница государственных кадров, юридический факультет. Юриспруденция вообще важная тема острова. Здесь всегда было множество “контор”, есть они и сейчас. Связано ли это как-то с “немецкой темой”? Немцы издавна селились именно на В.О., была “Немецкая слобода”, Лютеранская церковь на Большом проспекте (в сохранности) — атмосферу этой жизни можно найти в романе Лескова “Островитяне”. Юридическая и немецкая темы образуют на В.О. упорное стремление к порядку, закономерности, регулярности, точности, строгости и — покою. Васильевский — самый спокойный по характеру район Города. Он резко отличается, скажем, от замороченной, резко-контрастной, психованной “Петроградки” (Петроградского района). Он как будто предлагает “идти прямо” — но при этом, смирно и спокойно шагая, можно забрести Бог весть куда.

Это прекрасно знал трогательный писатель Вадим Шефнер. Васильевский остров — не такой уж частый персонаж русской литературы, но герои повестей и рассказов Шефнера неукоснительно обитают именно здесь, как и их автор (Шефнер много лет жил в Шестой линии). Шефнер упорно писал о великих людях, изобретателях и подвижниках, которых никто не замечает и не ценит. Они по обывательским меркам — неудачники, и самые грандиозные их свершения никого не впечатляют. Писатель рассказывал о жизни своих прелестных пораженцев исключительно с юмором. Фантастический элемент его сочинений даже как будто и не заметен — с таким невозмутимым лицом автор повествует о каком-нибудь работнике бани, который изобрел коньки для бега по воде. Ведь это нормальное дело для жителя Васильевского острова, где самые невероятные мечты будто строго впаяны в круговорот регулярного и правильного. Здесь правильно мечтать и делать фантастические вещи — потому что в самом появлении острова, в его родовых основаниях впаяна мечта.

Говорят, эта мечта сбылась лишь отчасти: Tsar Piotr хотел, чтобы между линиями пролегли каналы, как в Венеции. Причем многие приезжие убеждены, что каналы таки и были, только они засыпаны при Советах. Во всяком случае, Tsar Piotr, видный мне из окна Медный всадник, ликом обращен именно в сторону Васильевского, и к нему обращена торжественная царская длань. Приветствует ли царь свою несбывшуюся мечту? Нас ли, островитян, ободряет?

Меня что ободрять — если с утра никто не отравит новостями, я и без того в радости живу. В бассейн иду мимо дворца Меншикова, Университета, Кунсткамеры и Зоологического музея — к Бирже: там, на набережной Макарова, у меня очаг оздоровления. Вздумается гулять вечером — направо, по набережной, к Горному институту, прекраснее места и не сыскать. Церковь моя — Андреевский собор в Шестой линии, идти 200 метров. Рядом — рынок, автошкола, аптека, магазинчик и прокуратура. Ни одного новодела на километр кругом! Что еще нужно человеку, я вас спрашиваю?

Неприятности жителя Васильевского — всегда пространственные. Скажем, ремонт любого моста означает крутой транспортный коллапс: мостов мало, они перегружены, а ремонтируют их всегда в питерском стиле — то есть будучи погруженными в летаргический сон. Меняют трубы под Большим проспектом — еще один коллапс. А ежели два коллапса сразу? Да у нас и три кряду возможны. К примеру, перекрывают мост, проспект — а заодно и станцию метро “Василеостровская” отправляют на капремонт. Или: при губернаторе Валентине Ивановне, женщине исключительной жизнерадостности, по городу расставили что-то вроде огромных чупа-чупсов, мигающих разноцветными огоньками. Один такой штырь водрузили напротив моих окон, так что несколько лет у меня словно нарыв пульсировал в зрительных нервах — проклятый чупа-чупс вырабатывал счастье сутками. Потом демонтировали, и вот она опять — радость.

Споры вокруг того, кто таков Василий (Васильевский же остров), закончились в районе празднования 300-летия Петербурга твердым ответом историков в античном духе: не знаем и не узнаем. Памятник неизвестно кому стоит на пешеходной зоне, в Седьмой линии. Бронзовый. Похож на артиллериста (при нем пушка), с усами, приветливый. Люди охотно фотографируются рядом с Василием — люди любят бронзовые памятники почти так же страстно, как святую воду. Но по силе выразительности Василий значительно уступает памятнику Ленина на Большом проспекте, у здания районной администрации. Это исключительно маленький и грустный вождь на высоком постаменте. На Васильевском Ленин вряд ли бывал по своим скорбным подпольным-то делам. Заводов и фабрик здесь мало, памятных досочек о сходках и стачках нет. Вообще нет адресов, связанных с революциями. Морской дух, художнический, юридический, немецкий — революционного духа на Васильевском не было. Так и то сказать, Октябрьский переворот разве был законным? Это юридический казус…

Да, не забудем о море. До него можно дойти — по Большому проспекту. Вот и Гавань… Тяжелые серые волны, ветер…

Читайте также: