Сочинение на тему бабушкин сундук

Обновлено: 15.07.2024

Сундук (сандук)слово тюркского происхождения (иная версия-арабского). Обычная мебель русского интерьера XVI-XIX веков, великая древесная емкость с навеской на петлях крышкой и замком, использовавшаяся для хранения разных предметов одежки и домашнего обихода. Разговаривая об истории происхождения этой формы на Руси, можно допустить, что сундук известен со времен монголо-татарских завоеваний, о чем разговаривает и происхождение слова. Конкретно в сундуках татарские воины переносили собственный скарб, в их же хоронили бойцов. Может быть, отсюда проистекает определенное сходство сундука с саркофагом. Прошлое и истинное сундука моей бабушки. В каждой семье, наверняка, есть своя древная вещь. Я задумалась, что же такое занимательное у нас есть дома. Это сундук из старого прабабушкинского дома. По рассказам бабушки, он возникал у каждой девицы, которая собиралась замуж. В сундук собирали приданое. Чем больше сундуков былов семье,тем богаче числилось семья. Бабушка разговаривает, что он может достойно послужить еще не одному поколению, но наше поколение, конечно же, выбирает более современную и легкую мебель. Бабушка относится к доброкачественному сундуку, как к ветхому другу: она беседует с ним, ворчит на него в шуточку, а проходя мимо, иногда исподтишка гладит рукой. Внутри сундука сбоку есть узкий ящик, в котором бабушка хранит свои фото, документы, и всякие украшения. В недрах сундука можно разыскать уйму нужных и интересных вещей, многие из которых связаны с детством и юностью моей бабушки. Когда я открываю дверцу сундука,ощущаю запах старины, это запах комфорта, не суетности бабушкиного детства запах другого медли. Потому наша семья относится к старинному сундуку, как к добросердечному знакомому, чей почетный возраст нужно почитать. Этот сундук достался моей бабушке от пра - прабабушки. Ее звали тоже Патимат. Она его передала по наследию своей дочери Багжат, а моя бабушка-своей дочери, то есть моей маме. Он и сейчас среди наших популярных вещей в доме смотрится, как наш семейный ангел-хранитель всего семейного богатства и, вправду, в нем хранится все ценное, что есть у бабушки. И я очень горжусь тем, что он по наследству достанется мне. Это для меня остается не только домашней реликвией, но и ясной памятью о прошедшем
+ стихотворение
И в ветхом красу обретаем,
Хоть новому принадлежим.
Чем больше в будущее входим,
Тем больше прошедшим дорожим.
Вадим Шефнер.

И в старом красоту находим,
Хоть новому принадлежим.
Чем больше в будущее входим,
Тем больше прошлым дорожим.
Вадим Шефнер.

Сундук (сандук)–слово тюркского происхождения (другая версия-арабского). Типичная мебель русского интерьера XVI-XIX веков, большая деревянная емкость с навеской на петлях крышкой и замком, использовавшаяся для хранения различных предметов одежды и домашнего обихода. Говоря об истории возникновения этой формы на Руси, можно допустить, что сундук известен со времен монголо-татарских завоеваний, о чем говорит и происхождение слова. Именно в сундуках монгольские воины переносили свой скарб, в них же хоронили воинов. Может быть, отсюда проистекает определенное сходство сундука с саркофагом.

Прошлое и настоящее сундука моей бабушки.

В каждой семье, наверное, есть своя старинная вещь. Я задумалась, что же такое интересное у нас есть дома.

Это сундук из старого прабабушкинского дома. По рассказам бабушки, он появлялся у каждой девушки, которая собиралась замуж. В сундук собирали приданое. Чем больше сундуков былов семье,тем богаче считалось семья.

Бабушка говорит, что он может достойно послужить еще не одному поколению, но наше поколение, конечно же, выбирает более современную и легкую мебель. Бабушка относится к добротному сундуку, как к старому другу: она разговаривает с ним, ворчит на него в шутку, а проходя мимо, иногда украдкой гладит рукой. Внутри сундука сбоку есть узенький ящик, в котором бабушка хранит свои фотографии, документы, и всякие украшения. В недрах сундука можно разыскать уйму полезных и интересных вещей, многие из которых связаны с детством и юностью моей бабушки. Когда я открываю дверцу сундука,чувствую запах старины, это запах уюта, не суетности бабушкиного детства – запах другого времени. Поэтому наша семья относится к старинному сундуку, как к доброму знакомому, чей почтенный возраст нужно уважать. Этот сундук достался моей бабушке от пра - прабабушки. Ее звали тоже Патимат. Она его передала по наследству своей дочери Багжат, а моя бабушка-своей дочери, то есть моей маме. Он и сейчас среди наших модных вещей в доме выглядит, как наш семейный ангел-хранитель всего домашнего богатства и, действительно, в нем хранится все ценное, что есть у бабушки. И я очень горжусь тем, что он по наследству достанется мне. Это для меня останется не только семейной реликвией, но и светлой памятью о прошлом.

***
В заветный бабушкин сундук
Ты загляни, любимый внук:
Любая вещь из сундука –
Истории семьи строка.


Norman Percevel Rockwell Attic Memories. 1925 г.



Per Eskilson Brцllopsfцrberedelser i interior. 1857 г.


Elizabeth Rebecca Coffin Grandmother's Garret. 1895 г.

В уголке за дверью бабушкин сундук.
Крышку приоткроешь, перехватит дух.
Защекочет в горле запах нафталина
И необъяснимый от вещей старинных.
Как-то я решила перебрать старьё,
Может что-то ценное? Нет, одно рваньё.
В свёрточке газетном - рыжая лиса,
Вяло лапки свесились, бусинки глаза,
Ротик приоткрытый с зубками кривыми,
Грела чьи-то плечи гордо в выходные.
Скатерти льняные, по краям мережка,
От храненья долгого дырки да прорешки.
Мулине цветными вышитые шторы.
Кто же так с любовью подбирал узоры?
Гладью лепесточки, стебельки цепочкой
И ажурной вязью мелкие цветочки.
Вот китайский веер, хрупкие пластинки,
Где-то ещё целые, где-то половинки.
Весь рисунок выцвел, лишь снежок по краю,
Кажется, раскроешь и в руках растает.
А на дне - газеты, пачки с нафталином.
Выступили слёзы, сердце защемило:
Кто теперь расскажет, для чего хранили
И какие чувства к тем вещам таили.

Автор под ником Гостья Из Прошлого, 2010


Константин Маковский Под венец. 1884 г.


Василий Пукирев Прием приданого по росписи. 1873 г.


Майя Рамишвили Бабушкин сундук. 2003 г.

Веяние времени – бабушкин сундук.
Сталью нержавеющей он навек окован,
Сколько лет стоит? И прабабкин внук
Прочный твой запор откроет снова.

Брат смеется звонко, сам того не зная,
Что настанет время женственных одежд,
Жаль, давно не мчится тройка удалая
К милому избраннику. Нет на то надежд.

Растрепались волосы, я слегка устала,
А ведь собиралась впрок напечь блинов.
Бабушку не знала, время разбросало.
Познакомил нас сундук из своих оков.

Представляю бабушку – дивная красавица!
В этой милой кофточке, с ленточкой в косе.
И хочу я бабушке мысленно понравиться,
Жаль, что люди встретиться здесь не могут все.

Сундучок окованный пахнет нафталином,
Стариной далекою, жизнью той, другой.
Ценности меняются, век у них недлинный,
А сундук тот, бабушкин, самый дорогой!

Зинаида Маркина
2007 г.


Antonio Mancini The Customs. 1877 г.


Norman Percevel Rockwell Без названия.


Norman Percevel Rockwell Treasures. 1927 г.

Открываю бабушкин сундук,
В ожиданьи сердце замирает,
На мгновенье, позабыв все вдруг,
Окунуться в прошлое желает.

Шаль с кистями, вышитый кисет,
Старая, с щербинками, шкатулка
Вмиг проносят нас сквозь толщу лет,
В прошлое свершается прогулка.

С фотографии тех давних лет
Смотрят мне в глаза родные лица,
В них вопрос: "Ну, как вы? Всем привет!"
Благодатный свет от них струится

Прялку старую в руках я подержу,
Как держала бабушка когда-то,
И, закрыв глаза, на миг замру,
Словно перед ней я виновата.

Закрываю бабушкин сундук,
Со щеки смахнув слезу рукою,
В тишине лишь слышен сердца стук,
Да глаза наполнены тоскою.


Меружан Хачатрян Натюрморт. Сундук. 2006 г.


Светлана Овинова Бабушкин сундук. 2005 г.


Ник Джапаридзе Свадебный сундук.


Игорь Ропяник Бабушкин сундук. 2008 г.

Рубрики: Тематические подборки живописи
Метки: бабушкин сундук

Процитировано 19 раз
Понравилось: 17 пользователям









Закрываю бабушкин сундук,
Со щеки смахнув слезу рукою,
В тишине лишь слышен сердца стук,
Да глаза наполнены тоскою.

Спасибо. Воспоминаний много.
Ода бабушкиному сундуку
Ян Таировский

Бабушкин сундук стоит в чулане,
Очень мало занимает места.
Серый он, как хуторок в тумане,
Где промчалось бабушкино детство.

Нет, сундук не назову я хламом.
Может, в нём поэзии истоки?
Может, из поэтов первым самым
Сундуку я посвящаю строки.

Он и школьной партою мне служит,
И лабораторией для фото,
И, как лучший друг, со мною дружит.
Может, не поймёт всё это кто-то?

Был он раньше чащей леса дикой,
А потом пилы познал ужимки.
Ночь. Над ним фонарь горит гвоздикой,
Плавают в кюветах фотоснимки.

Нравится сундук мне. Он чудесен,
Сделанный рукою человека.
Хоть и нет о нём пока что песен,
Но ведь сам он - песня дровосека.

Иногда мне кажется роялем –
Под моими пальцами играет,
Не подвластный, кажется, печалям.
Хочется назвать его мне раем,

Как свою хатыночку давненько
(Наизусть учил я строки в школе)
Называть любил Тарас Шевченко,
Стих неся свой по сиротской доле.

Скажет критик: «Тема тут – не слишком,
Темой ты, по-моему, не блещешь:
Воспевать не стоит ящик с крышкой,
Где хранятся всяческие вещи!

Бабушка на нём неутомимо
Швейную свою машинку крутит,
Грезя, чтобы внук её любимый
Выбился, как говорится, в люди.

Может крышкой он взмахнуть, как птица, –
Радуется, вижу, нашей встрече.
Тут портрет улыбчивый хранится
Сталинских усов в зелёном френче.

В книге Льва Толстого – дуба листик,
Ситец в незабудках, чьё-то фото…
Был сундук и у Агаты Кристи –
Прочитал в газете я какой-то…

Шаль, очки, день свадьбы, веер старый
(Даже прячет, может, чьи-то души?)
И бинокль, и струны от гитары –
Всё вместил в себе сундук из груши.

Из какой губернии далёкой
Привезла его сюда каруца?
Он, как море, кажется глубоким –
Мне до дна никак не дотянуться.

О, сундук! Жизнь бабушек и дедов
Ты хранишь, о юности тоскуя.
Может, самым первым из поэтов
Оду посвящаю сундуку я.

Живой журнал

Но жить погорельцам было негде, а зима в тот год выдалась лютая. Их приютили соседи. Выделили маме с дочкой закуток за занавеской возле печки, где они и спали вдвоём на бабушкином сундуке.

Яночка видела часто по ночам, как мама становится на колени перед небольшой иконой Спасителя, прикреплённой к бревенчатой стене, и при тусклом свете огарка свечи что-то шепчет долго-долго, а по щекам её текут слёзы. Девочка пыталась по движению маминых губ догадаться, о чём же она просит Бога.

— Сколько же я могу выдержать, Господи? — спрашивала она, — Помилосердствуй! За что ты так наказываешь меня? Сначала, родители умерли один за другим. Потом мужа любимого схоронила. Дочушка моя заболела и оглохла. Говорить перестала. А теперь вот ещё и дом сгорел! У соседей ютимся. А что же дальше, Милостивый Боже?

Яночка часто засыпала, так и не дождавшись конца молитвы. А днём, когда оставалась одна дома, она подходила к иконе Божией Матери, висевшей над кроватью приютившей их соседки, и, вглядываясь в прекрасные, грустные глаза, мысленно просила Её:
— Боженькина Мама, сделай так, что бы моя мама снова стала весёлой, а я — здоровой!

Соседка, приютившая их, только головой качала, глядя на её состояние, а иногда говорила:

— В жизни много боли, и надо уметь превозмогать её.

— Если это жизнь, то не надо мне такую жизнь. — отзывалась мама и уходила за занавеску.

Однажды дочка нарисовала улыбающееся солнце, подошла к маме и знаками показала, что это она, Яночкина мама. Та расцеловала дочку и расплакалась.
Так они дожили до весны.

Потекли ручьи, растаял снег. Однажды мама сказала соседке:
— Уеду я отсюда. Надумала в город подаваться. Здесь мне делать больше нечего. Сама я дом не восстановлю. Да и Яну лечить надо. А какие здесь доктора!
А та, устало вытирая натруженные руки полотенцем, ответила:
— Как же ты там жить будешь? И где? Здесь тебя хоть все знают.

— Что-нибудь придумаю…. — тихо отозвалась мама.
Лизавета, дочка соседки, вдруг подала голос:
— А ведь у нас там, в городе, родственник в домоуправлении работает. Давай ему позвоним. Может что присоветует.
Вскоре соседи провожали Яночку и маму на автобус.
— Корову, курочек с петушком, припасы — всё вам оставляю. А сундук и машинку швейную, как устроимся в городе, приедем и заберем. Все же это память наша, — говорила им мама.

Яночка ходила в специальный детский садик. Мама сражалась с грязью во дворе и подъездах. Девочка полюбила вышивать и плести из разноцветного бисера разные симпатичные игрушки, цветочки, деревья. Этому её научили в спецшколе, куда перешла из детского садика. Разговаривала она языком знаков. Речь мамы девочка понимала по губам, а вот с остальными слышащими людьми у неё были трудности в общении. Обычные дети не хотели играть с ней, смеялись и обзывались. Яночка научилась терпеть и не обращать на это внимание. Но где-то в глубине её сердечка жила обида.

Дом, в котором жили мама с дочкой, считался элитным. В нём проживали люди творческих профессий. Художники, литераторы, музыканты. Однажды во дворе Яна увидела девочку, поразившую её своей красотой. Незнакомка выходила из серебристой машины, одетая в белоснежную шубку, а её золотые кудри выбивались из-под меховой шапочки. Она была обута в щегольские сапожки. Сияющие серые глаза надменно взирали на всё окружающее. Губки были капризно поджаты, а на щеках играл нежный розовый румянец. Яночка и сама не могла бы сказать, чем же её так очаровала сероглазая незнакомка. Но с этого дня она стала мечтать подружиться с ней. Несколько раз она пыталась обратить на себя её внимание. Но, сероглазая красавица только презрительно кривила губы, завидев Яночку.

Однажды мама нашла во дворе потерянное портмоне. В нём было много денег и телефонные квитанции. По ним удалось разыскать владелицу. Ею оказалась супруга известного скульптора, жившего в их доме. Вскоре на пороге квартирки Яночки и мамы стояла высокая женщина, представившаяся Ниной Михайловной. А рядом с ней сероглазая красивая девочка, с которой так мечтала подружиться Яночка.

Так они познакомились. Стелла, так её звали. Гостья изумлённо рассматривала скромное убранство квартирки, многочисленные поделки, вышивки в рамочках на стенах, красочные диванные подушки, домотканые коврики, клетчатые занавески. Наконец она изрекла:

— Стиль кантри! Понимаю… А вам тут не тесно вдвоём?
— Нет! Нам тут хорошо вдвоём! — отозвалась Яночкина мама.
Нина Михайловна устроила Яночке визит к знаменитому профессору. Но он лишь подтвердил диагноз других врачей.
— Слуховые нервы — мертвы. Но связки — в порядке. Девочку можно научить говорить. Ведь она говорила когда-то? Есть такие методики. Хотите?

И вскоре Яна заговорила. С этого дня будто что изменилось в настроении мамы. Она теперь часто улыбалась, глядя на дочку, часами отрабатывавшую технику речи.
Однажды Нина Михайловна пригласила Яночку на новогодний детский праздник. Там девочка выиграла первый приз в конкурсе рисунка. Большую золотоволосую куклу и принадлежности для рисования.
Стелла получила лишь третий приз. Она надулась. Попытки Нины Михайловны подружить девочек закончились в этот вечер тем, что Стелла закричала на всю комнату:

— Не хочу я играть с этой глухой уродкой.
Яна поняла её слова по движению губ. Нина Михайловна схватила упирающуюся дочь за руку и насильно увела в другую комнату. А Яночка бросилась к двери. Она нашла своё пальто и уже открывала замок, когда кто-то тронул её за плечо. Это был старший брат Стеллы, Игорь.

— Подожди, не убегай! Я провожу тебя! Вот твои призы. Подожди.
Мальчик поспешно накинул куртку. Он проводил Яну до дверей её квартиры, передал пакет с призами и, глядя девочке в глаза, сказал:

— Ты — самая красивая девчонка из всех, кого я видел! Понимаешь?!
— Да, — сказала Яна. А Игорь вдруг поцеловал её в щёку и стремительно убежал. После этого Яна и Игорь стали дружить. Но примерно через год Нина Михайловна развелась со своим мужем и переехала жить в другой город, забрав с собой детей.
Много времени прошло с тех пор. Яна выросла, закончила школу. Мама постарела и стала часто болеть. У неё распухали ноги, и она почти не могла ходить. Дочка заменила её на уборке двора и подъездов. А мама, превозмогая боль, начала хлопотать о том, чтобы их служебная квартира перешла к ним в собственность.

— Очередь наша на жильё подходит. Пусть бы эту квартирку за нами оставили. Мы тут привыкли. Правда ведь?
Яна соглашалась. Ей тоже не хотелось переезжать из их уютной квартирки.
Много лет назад мама заложила стенку, за которой шумел лифт, кирпичами в шесть слоёв, а в комнатке сделала большие деревянные антресоли. Теперь это была светелка Яны.

— Яна! Так мы сундук из деревни не забрали! — ворчала часто мама — Надо забрать. Что ж такое то! Столько лет прошло! Яна! Сундук! Забрать надо! И машинку швейную! Ну что ты улыбаешься! Всё улыбается, моя хорошая…
Яна занималась в иконописью в мастерской при храме. А со временем стала настоящим мастером. Скоро у неё появились первые заказы.

Мама бережно брала в руки её работы, и, рассматривая их, приговаривала:
— И это моя девочка… моя дочка…
Однажды, ранним зимним утром молодая девушка убирала снег во дворе, как вдруг кто-то тронул её за плечо. Яна обернулась. Среднего роста, сероглазый мужчина смотрел на неё, радостно улыбаясь.
— Игорь! — изумилась она.

— Как хорошо хоть кого-то находить на своём месте! Я так надеялся, что вы никуда не переехали. Как мама?
— Болеет.
— Ты замуж случайно не вышла?
— Нет!
— А я недавно вернулся. Буду жить здесь. В отцовской квартире. Вот, машину купил. — и он кивнул на стоящий рядом автомобиль.
— А как Стелла и Нина Михайловна?

— Отлично! Стелла стала юристом. Важная такая. Строгая. А мама второй раз замужем, счастлива! Тебе от них привет!
— Разве они помнят меня? — удивилась Яна.
— Конечно! Думаю, некоторые поступки трудно забыть.
Они смотрели друг на друга и улыбались. Память о детской дружбе наполнила их сердца теплотой и тихой радостью.
— Мне надо перевезти бабушкин сундук из деревни. Поможешь? — спросила Яна, глядя на его новенькую машину.
Игорь кивнул.

Они вдвоём съездили в деревеньку, где она родилась. И очень скоро здоровенный сундук уже стоял в их квартире. Все они уселись вокруг него и с любопытством заглядывали внутрь. Мама бережно перебирала вещи: альбомы со старинными фотографиями… набор мраморных слоников… серебряные ложки… пасхальные яйца из хрусталя…дедушкину саблю с дарственной надписью… Медали и ордена… Завёрнутые в полотенца иконы…шкатулку с монетами…пуговицы, старинные одежды…пожелтевшее бельё, кружева ручной работы… Нитку речного жемчуга… дедушкино ружьё….
Мама качала головой, вздыхала, разговаривала с вещами, рассказывала о них. Яна примеряла жемчуг, а Игорь разглядывал оружие, медали и ордена.

— Смотрите-ка, что это? — спросила Яна, вытащив из сундука пожелтевшую от времени картонную коробку. Открыв её, она достала длинную воздушную фату с веночком из искусственных цветов. А под ней оказалось белое свадебное платье, искусно расшитое мелкими бусинками.

— Это твоей бабушки… — вздыхая, говорила мама, разглаживая старинную ткань. — Она в нём венчалась!
— Какая она была маленькая! — удивилась Яна, — маленькая и стройная!
Девушка примерила бабушкину фату и посмотрелась в зеркало. Улыбнулась и бережно сложила её в коробку.
— А Лизавета, помнишь её, замуж вышла! У неё сыночек родился. А мама её жива и здорова. Только постарела очень, — говорила Яна. А мама отзывалась:

— Все мы стареем! Такова жизнь! Кто-то уходит, кто-то рождается… Вот, теперь нам с тобой дальше эту сокровищницу наполнять надо! — и мама закрыла крышку сундука и устало уселась на него.
— Наполним. — промолвила молодая женщина, обняла её за плечи и поцеловала.

Молодые ещё долго сидели на кухне, пили кофе и разговаривали. Потом Яна проводила Игоря. Она стояла у окна, спиной к матери и смотрела на ночные огни города. А мама сидела на сундуке и разговаривала сама с собой:

— Ну вот, всё хорошо теперь. Спасибо тебе за всё, Господи! Спасибо! Я очень хочу счастья моей девочке. Ведь он вернётся! Конечно, он вернётся! И потом, почему они не забрали швейную машинку? Надо забрать! Обязательно! Я ему скажу. Он поможет. Ведь он — хороший мальчик. Очень хороший… Вот завтра и скажу….

Так она говорила и говорила, а Яна смотрела в окно, и на душе у неё было ясно и светло.

Читайте также: