Философская герменевтика и гуманитарное знание кратко

Обновлено: 23.07.2024

Гуманитарное познание обладает рядом особенностей по сравнению с познанием естественнонаучным. Предметом гуманитарного познания являются тексты. Текст – это любая знаковая система, которая способна быть носителем смысловой информации и имеет языковую природу .

Изъятый из мира культуры, текст теряет своё значение. Особенности гуманитарного познания таковы, что на первое место в нём выходит оценка (аксиологический аспект) научных положений. Она зависит от взглядов автора и социально-политических условий его жизни. В гуманитарном познании наряду с объясняющими методами присутствует понимание, и приоритет принадлежит именно понимающим методам. Понимание – это постижение смысла явления культуры или текста. Герменевтика есть наука о понимании, истолковании текста.

Сначала герменевтическая практика возникла в рамках экзегетики, то есть дисциплины, цель которой – понимание священного текста. Так, Августину Блаженному необходимо было соединить в единой интерпретации Ветхий и Новый заветы, такая же проблема стояла и перед протестантизмом. Но, как отмечает П.Рикер, экзегеза могла привести к появлению общей герменевтики только в конце XVIII – начале XIX вв. благодаря развитию классической филологии и исторических наук. Философской проблемой герменевтика становится благодаря Шлейермахеру и Дильтею. Герменевтическая проблематика выводится из психологии: для человека как конечного существа понимать означает переноситься в чужую жизнь, говорил Рикер.

Соотношение понимания и объяснения в герменевтике принимает характер герменевтического круга: для того, чтобы понять, надо объяснить, а для того, чтобы объяснить, надо понимать. В понимании наличествует психологический оттенок, которого нет в объяснении. Психологический характер понимания, подчеркивал Г. Зиммель, сводится целиком к эмпатии – вчувствованию, то есть воссозданию в сознании ученого духовной атмосферы, всего мира чувств и разнообразия мотивов автора.

Основоположником герменевтики как общей теории интерпретации и методологии гуманитарного знания является немецкий филолог Фридрих Шлейермахер (1768–1834).

Превращение герменевтики из методологии гуманитарного познания в общенаучную философскую дисциплину осуществил немецкий философ В. Дильтей (1833–1911). Метод понимания у него выступает как метод непосредственного постижения духовной целостности. Объектом понимания выступает внутренний мир человека, внешний мир и культура прошлого. Дильтей использует герменевтику для понимания культуры прошлого. Дильтей впервые разделил всю совокупность наук на науки о духе и науки о природе. Хотя эти два мира наук и отличаются по предмету и законам, но они всё же переплетаются и взаимодействуют друг с другом.

Следующий этап превращения герменевтики в философскую дисциплину связан с именем немецкого философа Мартина Хайдеггера (1889–1976). Понимание для Хайдеггера возможно только в языке, который есть сущностное свойство человеческого бытия. Язык определяет постановку всех герменевтических проблем, а герменевтика превращается в учение о бытии.

Понимание – это онтологическая категория. Понимание выявляет онтологическое или общефилософское отношение к миру. Это область философского дискурса, а не научного. Хайдеггер толкует герменевтику как поиск смысла текста, который предзадан еще до начала чтения. «Кто хочет понять текст, тот всегда делает предположение, – комментирует Гадамер хайдеггеровское понимание герменевтического круга.

Хайдеггер осознает, как пишет о нём Гадамер, что понимание текста всегда предопределено забегающим вперёд движением предпонимания . Предмнения, неоправданные самой сутью дела – источник заблуждений. Понимание должно разрабатывать верные, адекватные самой сути дела предмнения. Кто хочет что-то понять, должен быть открыт к инаковости текста. Герменевтически воспитанное сознание осознает свою предвзятость, тогда и текст ему является во всей своей инаковости. Это и составляет предварительную структуру понимания по Хайдеггеру.

Герменевтика представляет собой феноменологию (описание явлений сознания) нашего повседневного мира, понимание и интерпретация составляют фундаментальные способы человеческого бытия, а философия – герменевтическую интерпретацию этого бытия . Философское толкование является у Хайдеггера интерпретацией не текста, а Dasein`а, то есть вот-бытия. То, что понимается, это не смысл, а сущее.

Немецкий философ Г.-Г. Гадамер (1900–2001) – крупнейший представитель герменевтики, ученик Хайдеггера. Философ, интерпретирующий текст, не должен вживаться в авторский мир, а находить в нём современный смысл, говорит Гадамер. Понимание основывается на предпонимании.

Первое из условий герменевтики – это предметное понимание, ситуация, когда я и другой имеем дело с одной и той же вещью. Смысл сопричастности реализуется в форме общности основополагающих предрассудков – заранее сложившихся суждений. Тот, кто хочет понять, связывает себя с предметом, о котором гласит предание, либо находится в контакте с традицией или ищет такого контакта. Для Гадамера полярность близости и чуждости выступает как основа герменевтики, как её местопребывание. Отсюда проблема времени как основы события, в котором коренится наше сегодняшнее понимание. Со временем проявляются те предрассудки, которые обеспечивают истинное понимание. Только эта временная дистанция и в состоянии решать настоящую критическую задачу герменевтики – задачу дифференциации истинных и ложных предрассудков. Надо признать, что существуют вполне законные предрассудки, пишет Гадамер.

Авторитет может быть источником истины, а не противоположностью разуму и свободе, он связан прежде всего с познанием, а его высказывания доступны пониманию. Форма авторитета – традиция . Традиция является методом культурного обоснования. В рамках традиции человек воспитывается, чтобы затем критиковать её. Традиция – это форма внеличностного авторитета, связывающего историю и современность. Мы находимся внутри предания всегда. Принадлежность к традиции – непременное герменевтическое условие для Гадамера.

Современный французский философ-герменевт Поль Рикер (р. 1913) поставил перед собой задачу сделать прививку герменевтической проблематики к феноменологическому методу. Для этого нужно найти подходящую структуру. В феноменологии есть пути обоснования герменевтики. Первый короткий путь онтологии понимания как у Хайдеггера: онтология отказывается от рассуждений о методе и сразу переносит себя в план онтологии конечного сущего, чтобы обнаружить здесь понимание как способ бытия, а не познания. Вопрос при каком условии познающий субъект может понять текст или историю? – заменяется вопросом: что это за существо, бытие которого заключается в понимании? Отсюда герменевтическая проблематика становится аналитикой того бытия, которое существует, понимая .

Вопрос об истине не является больше вопросом о методе, это вопрос о явленности бытия для сущего, чьё существование заключается в понимании бытия. Не в самом ли языке надо опять искать указания на то, что понимание является способом бытия? Рефлексия и язык приводят к онтологическим корням понимания. В языке и только в языке открывается всякое понимание. Нет символики до говорящего человека, именно в языке космос, желание, воображение получают свое выражение, непременно нужно слово, чтобы воспроизвести мир и сделать его священным. Отсюда и масштаб философской герменевтики, и её предназначение – стать подлинным арбитром в споре интерпретаций, каждая из которых претендует на исчерпывающий характер своих выводов.

Рикер показывает отказ от Cogito также и в плане психоанализа, который заменяет его желанием. Философская функция фрейдизма заключается в установлении интервала между абстрактным Cogito и возвращением к истине конкретного субъекта . Рикер задаётся вопросом: как выявить упорядоченную последовательность образов духа (по типу гегелевской феноменологии духа) и взаимосвязь сфер культуры, которая была бы на деле сублимацией желания и разумным использованием энергии человеческих фантазий. Таким образом, Рикер показывает связь феноменологии, психоанализа и герменевтики.

1. Что такое герменевтический круг?

2. Назовите особенности гуманитарного познания.

3. Каковы особенности герменевтики XX века?

Список рекомендуемой литературы 1.

Гадамер, Х.-Г. Истина и метод / Х.-Г. Гадамер. – М.: Прогресс, 1988. 2.

Гадамер, Х.-Г. Актуальность прекрасного / Х.-Г. Гадамер. – М.: Искусство, 1991. 3.

Кузнецов, В.Г. Герменевтика и гуманитарное познание / В.Г. Кузнецов. – М.: МГУ, 1991. 4.

Рикер, П. Конфликт интерпретаций / П. Рикер. – М.: Канон-Пресс; Ц. Кучково Поле, 2002. 5.

Хайдеггер, М. Бытие и время / М.Хайдеггер. – М., 1997. 6.

Хоу, Д.К. Хайдеггер и герменевтический поворот / Д.К. Хоу // Мартин Хайдеггер / Под ред. Д.Ю. Дорофеев. – СПб.: Изд-во РХГИ, 2004.

качестве наиболее важных выделим следующие основные фило-софско-методологические идеи Гадамера.

Гадамер стремится показать, что способ познания, связанный : понятием науки и лежащим в ее основе понятием метода, не является ни единственным, ни универсальным. Культурно-исто­рическая традиция знает различные способы человеческого отно­шения к миру. Научно-теоретическое освоение мира — лишь одна из возможных позиций человеческого бытия, а истина познается не только и не столько с помощью научного метода. Важнейши­ми вненаучными способами раскрытия истины является искусст­во, философия и история.

2. Важной особенностью гуманитарных наук является то, что их предмет — нечто такое, к чему принадлежит с необходимос­тью и сам познающий. А это означает, что эти науки не могут и не должны механически копировать методологию естество­знания.

Гадамер обращает внимание на то, что социально-историчес­кое познание не имеет своей непосредственной целью предста­вить конкретное явление как частный, единичный случай, лишь только иллюстрирующий общее правило (закономерность). Суть гуманитарных наук не может быть верно понята, если измерять их по масштабу прогрессирующего познания закономерностей. «Напротив, идеалом здесь должно быть понимание самого явле-

7. Для Гадамера характерно всемерное подчеркивание диалоги­ческого характера философской герменевтики как логики воп­роса и ответа, как своеобразной философии понимания. Диа­лог (беседу) Гадамер считает — вслед за Сократом и Плато­ном — основным способом достижения истины в гуманитар­ных науках. Всякое знание, по его мнению, проходит через вопрос, причем вопрос труднее ответа (хотя часто кажется на­оборот). Поэтому диалог, т. е. вопрошание и ответствование, есть тот способ, которым осуществляется диалектика. Реше­ние вопроса есть путь к знанию, и конечный результат здесь зависит от того, правильно или неправильно поставлен сам вопрос.

Итак, исходный пункт герменевтики — языковая форма выра­жения мышления. При этом понимание и взаимопонимание име­ют в качестве своих условий критику, борьбу с косностью и истори­ческий подход к языку. Последний подход очень важен потому, что вместе с новыми взглядами зарождается и оформляется новая речь и на почве изменившейся жизни и изменившегося опыта вы­растают новые языковые соподчинения и новые формы речи.

§5. Особенности современного социального познания

Выше мы уже говорили о некоторых своеобразных чертах со­циально-гуманитарного познания по сравнению с естественнона­учным, приводили высказывания мыслителей разных направле­ний на сей счет. Систематизируем сказанное в общем виде.

Единство всех форм и методов познания предполагает и оп­ределенные (относительные чаще всего) различия между ними, отражающиеся в специфике каждой из них. Каковы же основные

особенности социального познания в целом, каковы его наиболее важные специфические характеристики?

1. В самом широком смысле предмет социального познаниясфера человеческой деятельности в многообразных ее фор­мах. Еще Гегель справедливо отмечал, что есть две основные формы объективного процесса: природа и целесообразная де­ятельность людей. Эта сфера есть единство объективного (со­циальные законы) и субъективного (индивидуальные интере­сы, цели, намерения и т. п.).

2. Социальное познание ориентировано прежде всего на процес­сы, т. е. на развитие общественных явлений, на выявление законов, причин и источников этого развития. Главный инте­рес тут — динамика, а не статика социальных явлений. В этой связи следует указать, что возможны два основных варианта отношения познания к своему предмету — реальной действи­тельности: а) сам предмет существенно не изменяется, а тео­рия, познание его развивается достаточно быстро. Это ситуа­ция, характерная для естественных наук: например, темпы эволюции Галактики и сроки познания людьми этой эволю­ции; б) сроки развития предмета сравнимы со сроками развития теории, вследствие чего эволюция знания, науки уже сама по себе отражает эволюцию объекта. Это типичная особенность, свойственная познанию социальных явлений и процессов. Вот почему здесь особую значимость приобретает принцип ис­торизма — рассмотрение явлений как процессов, в их возникно­вении, развитии и преобразовании. Особая роль историзма для познания социальных явлений обусловлена тем, что общество ли­шено стационарных состояний.

Из подчеркивания важной роли историзма в социальном по­знании отнюдь не следует, что этот принцип не характерен для

естествознания. Вся современная (постнеклассическая) наука бук­вально пронизана пафосом становления, развития самоорганизу­ющихся целостных систем, фактор времени все шире внедряется во все частные науки.

в) Поскольку гуманитарный материал достаточно сильно инди­видуализирован и слабо поддается структурированию и типологизации — это сильно затрудняет его выражение в «точном

В более широком плане смысл — это: а) идеальное содержа­ние, идея, сущность; б) предназначение, конечная цель (ценность) чего-либо (смысл жизни, смысл истории и т. д.); в) целостное

6. Неразрывная и постоянная связь социального познания с цен­ностями, с мировоззренческими компонентами. Если в есте­ственных науках эти компоненты остаются как бы внешними по отношению к содержанию знания, то в гуманитарных они входят в само содержание знания. Ценности — специфичес­кие социальные характеристики объектов, выявляющие их по­ложительное или отрицательное значение для человека и об­щества (благо, добро и зло, истина, справедливое и неспра-

ведливое, прекрасное и безобразное и т. п.), заключенное в

явлениях общественной жизни.

Ценности — свойства общественного предмета удовлетворять определенным потребностям социального субъекта (человека, группы людей, общества). С помощью данного понятия характе­ризуют социально-историческое значение для общества и личнос­тный смысл для человека определенных явлений действительно­сти. Ценности служат важными регуляторами поведения людей, исследовательской деятельности ученых, стремлений политиков и т. п. — и всегда носят конкретно-исторический характер. Цен­ностные ориентации отграничивают значимое, существенное для данного человека от незначимого, несущественного. Эти ориен­тации выступают важным фактором, регулирующим мотивацию личности. Основное их содержание — убеждения человека, его глубокие и постоянные привязанности, нравственные, эстетичес­кие, религиозные принципы, представления о благе, счастье и т. п. Социализация личности предполагает усвоение той или иной системы ценностей, их иерархии и приоритетности.

Иначе говоря, ценности — это нечто весьма значимое прежде всего для конкретного индивида, которое человек ставит выше себя и над собой, чем он не может пожертвовать ни при каких условиях. Именно ценностно-смысловые структуры всего суще­ствующего представляют наибольший интерес для социального познания.


  1. Важное значение в социально-гуманитарном познании имеетпроцедура понимания — важнейшая характеристика данной формы познания. (О понимании и его связи с объяснением речь шла в гл. V, § 6 и в данной главе, § 4.)

  2. Сложный, очень опосредованный характер взаимосвязи объек­та и субъекта социально-гуманитарного познания, его тек­стовая природа. Эту особенность достаточно четко зафикси­ровали уже неокантианцы Баденской школы. Они увидели, что обычно — особенно в исторической науке — связь с соци­альной реальностью или ее фрагментами (событиями, ситу-

Таким образом, любой текст — источник множества его по­ниманий и толкований. И понимание его автором — только одно из них. Эта множественность смыслов раскрывается не вдруг и не сразу, ибо смысловые явления могут существовать в скрытом виде, потенциально, и раскрываться только в благоприятных для этого развития смысловых культурных контекстах последующих эпох.

9. Вследствие текстовой природы социального познания особое место в гуманитарных науках занимает семиотическая про­блематика. Семиотика (от греч. — знак, признак) — наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем, общая тео­рия знаковых систем.

Знак отражается в сознании человека в виде значения или сим­вола. Мир культуры — это мир символических форм, а не «мир

10. Определяющую роль в социальном познании играет диалог (бе­седа, разговор), который еще с античных времен стал извес­тен как литературная форма, употребляемая для изложения проблем с помощью диалектики. Сократом и Платоном дове­ден до высшей формы. Важнейшее место диалог занимает в

современной философской герменевтике (см. предыдущий па­раграф).

В переводе с греческого диалог (dialogos) — это разговор меж­ду двумя или несколькими лицами, форма устного общения между ними, которая может быть закреплена в письменном виде. Диа­лог — отнюдь не простая, как кажется на первый взгляд, а до­вольно сложная, наполненная многообразным содержанием, спе­цифически человеческая форма взаимодействия, тесно связанная с пониманием. В диалоге осуществляются два естественных че­ловеческих стремления: стремление сказать и быть услышанным и стремление понять и быть понятым.

12. Социальное познание ориентировано преимущественно на ка­чественную сторону изучаемой им действительности. Здесь явления и процессы исследуются главным образом со сторо­ны качества и единичного (индивидуального), а не количе­ства и всеобщего. Поэтому удельный вес количественных методов здесь намного меньше, чем в науках естественно-
математического цикла. Однако и здесь все шире разверты-

ваются процессы математизации, компьютеризации, форма­лизации знания и т. п.

Сказанное, однако, не свидетельствует о принципиальной не­возможности математизации гуманитарных наук. Применение ко­личественных методов здесь становится все более широким и эф­фективным. В одних из них (экономика, социология) они уже внедрились достаточно основательно, в другие они только осто­рожно входят (история, искусствоведение и др.). Так, в рамках исторической науки возникла и формируется особая дисципли­на — клиометрия (буквально — измерение истории), в которой ма­тематические методы выступают главным средством изучения ис­тории. Как бы широко математические методы ни использова­лись в гуманитарных науках, они для них остаются вспомогатель­ными методами, но не главными.

13. Своеобразное сочетание эмпирического и теоретического ком­понентов в социальном познании. Возможности эмпиричес­ких методов в социальном познании хотя и ограничены, но они здесь применяются в возрастающем масштабе и в своеоб­разном преломлении.

Гадамер стремится показать, что способ познания, связанный с понятием науки и лежащим в ее основе понятием метода, не является ни единственным, ни универсальным. Культурно-историческая тра­диция знает различные способы человеческого отношения к миру. Научно-теоретическое освоение мира — лишь одна из возможных по­зиций человеческого бытия, а истина познаетсяде только и не столько с помощью научного метода. Важнейшими вненаучными способами раскрытия истины являются искусство, философия и история.

Суть гуманитарных наук не может быть верно понята, если изме­рять их по масштабу прогрессирующего познания закономерностей. «На­против, идеалом здесь должно быть понимание самого явления в его

3. Герменевтика — это не только и не столько деятельность по ос­мыслению некоторого текста, но это своеобразная философия по­нимания опыта мира. Последний не сводится только к опыту на­уки, но включает в себя также опыт истории, опыт искусства, опыт философии. Три названных вненаучных формы опыта — это три главных измерения, в которых развертывается бытие человека в мире — за рамками науки и ее методов.

Тем самым понимание может выходить за пределы субъективного замысла автора, более того, оно всегда и неизбежно выходит за эти рамки.

7. Для Гадамера характерно всемерное подчеркивание диалогическо­го характера философской герменевтики как логики вопроса и от­вета. Диалог (беседу) Гадамер считает — вслед за Сократом и Пла­тоном — основным способом достижения истины в гуманитарных науках. Всякое знание, по его мнению, проходит через вопрос, причем вопрос труднее ответа (хотя часто кажется наоборот). По­этому диалог, т. е. вопрошание и ответствование, есть тот способ, которым осуществляется диалектика. Решение вопроса есть путь к знанию, и конечный результат здесь зависит от того, правильно или неправильно поставлен сам вопрос.




Особое место в современной западной философии занимает проблема языка как универсальной и фундаментальной реальности, с которой связана жизнь человека, культуры, истории. Проблема языка решается здесь по-разному: в сциентистски-ориентированных учениях (лингвистический и логический позитивизм, аналитическая философия, структурализм), рассматривается операциональный аспект языка, его структура и механизм, а философии отводится роль описания функций языка в рамках правил определенной языковой игры, т.е. аналитического прояснения языка; в несциентистских учениях встает вопрос о смысле языка, о соотнесении языка с бытием и человеком (феноменология, экзистенциализм, герменевтика).

Под герменевтикой (от греч. hermeneutike – искусство разъяснения, родоначальником которого называют олимпийского бога Гермеса – вестника богов) в широком смысле понимают теорию и практику толкования текстов. Своими корнями она уходит в древнегреческую философию, где практиковалось искусство толкования различного рода иносказаний, священных и философских терминов. В Средние века появляется особая практика толкования Библии (экзегетика), которой занимались образованные теологи для прояснения сложной религиозной терминологии, символики и библейских философских размышлений с целью устранения противоречий и выявления истинного смысла Священного Писания. В эпоху Реформации ситуация обострилась: филологи, историки и юристы вели нескончаемые дебаты об аутентичности и сакральности текстов.

Э. Бетти (1890–1970) выдвигает требование автономности текста как обладающего собственной логикой. Отсюда следует необходимость ввести в метод исследования принцип так называемого герменевтического круга, когда единство целого проясняется через отдельные части, а смысл отдельных частей проясняется через единство целого (слово в предложении, предложение в целом контексте, мысли автора в духовном контексте эпохи, творчество художника в рамках определенного стиля, научная концепция в рамках научной картины мира эпохи и т.п.). Из герменевтического круга невозможно выйти, тем более логическим путем. Здесь помогает только интуиция. Еще один канон – канон актуальности понимания – говорит о бессмысленности устранения субъективного фактора. В этих канонах Э. Бетти усматривал критерий правильности и объективности герменевтической интерпретации.

Другими представителями современной философской герменевтики являются П. Рикер (род. 1913 г.), который распространяет герменевтический метод на познание археологической и теологической символики; Л. Парейсон (1918–1991), который говорит о необходимости понимания любой философии как личностной интерпретации духа своего времени, и др.

Герменевтика является несциентистским, иррационалистическим, языкоцентристским учением, которое поднимает важные философские проблемы понимания культуры, интерпретации, методологии гуманитарного познания, истины, межличностного и межкультурного общения и вплотную приближается к переходу от модернистского стиля мышления к философии постмодернизма.

Читайте также: