Советская книжная графика реферат

Обновлено: 17.07.2024

Название работы: История становления книги. Этапы и особенности развития советской книжной графики

Предметная область: Культурология и искусствоведение

Описание: Таблички - Пишущим средством в этом случае, как правило, выступало стило. Можно выделить два основных типа табличек: глиняные (например, у населения долины между Тигром и Евфратом), которые часто использовались для письма клинописью, и восковые. В Древнем Риме дощечки часто скрепляли друг с другом.

Дата добавления: 2015-09-10

Размер файла: 31.86 KB

Работу скачали: 8 чел.

История становления книги. Этапы и особенности развития советской книжной графики

Устная передача — самый древний способ передачи знаний в истории человечества. После изобретения древними цивилизациями систем записи люди начали использовать для письма почти всё, на чём можно писать — глиняные таблички , кору дерева , листы металла и т.

Кодексы - В V веке Исидор Севильский разъяснял различия между книгой, свитком и кодексом в соответствии с существовавшими тогда представлениями следующим образом: кодекс составлен из множества книг, книга — из одного свитка. В современном понимании кодекс можно назвать первым носителем информации, который характеризуется заметным сходством с книгой: страницы равнозначного размера тем или иным образом скреплены с одной стороны и заключены в обложку , изготовленную из некоторого достаточно прочного материала.

Ксилография - В начале XIV века в Западной Европе появилась ксилография (она была разработана задолго до этого на Востоке (один из самых ранних образцов датируется VIII веком), издавна ксилографические книги печатались в Корее) [23] . В ксилографии матрица с изображением страницы вырезалась из куска древесины. Её можно было окунуть в чернила и использовать, чтобы сделать несколько копий страницы.

Гуттенберг - В XV веке Иоганн Гутенберг первым в Европе использовал для печати типографский станок с металлическими подвижными литерами , это позволяло получить большое количество оттисков. Механизмы, подобные станку Гутенберга, издавна применялись в виноделии и при производстве бумаги. Также Гутенберг начал изготавливать литеры с помощью словолитной формы, значительно упростив процесс

Новое время - В начале 1800-х стали популярны паровые печатные машины. Они могли печатать до 1100 листов в час, однако рабочие могли установить за то же время не более 2000 знаков.

В конце XIX века были внедрены монотипные и линотипные прессы. На них можно было ставить до 6000 знаков и даже целые строки сразу.

Многие годы, начиная с XV века, были потрачены на улучшение печатных машин и принятие свободы слова, постепенно снижая уровень цензуры[33]. А к середине XX века производство книг в Европе перешагнуло отметку 200 тыс. наименований в год.

Цифровая печать - Помимо прочего, на современном этапе книги изготавливаются также и методом цифровой печати . При этом страницы формируются примерно тем же способом, что и документы, печатаемые офисной техникой — лазерными принтерами или копировальными аппаратами , с использованием тонера , а не чернил . Такой подход позволяет печатать малые тиражи изданий (до нескольких сотен экземпляров), в том числе благодаря отсутствию подготовительных этапов, необходимых в работе с офсетным станком. Появление цифровой печати содействовало формированию нового подхода к книгоизданию — т. н. печати по требованию , когда копии книг изготавливаются специально для конкретного клиента, уже после того, как он оформит заказ на то или иное издание.

Электронная книга - Нарастающее число публикаций (так называемый информационный взрыв ) поставил перед библиотеками вопрос хранения столь большого массива информации. Появление электронной публикации и сети Интернет позволяет не печатать информацию в виде бумажных книг, а хранить её на гораздо более ёмких электронных носителях в электронных библиотеках , предоставляя доступ к ней как локально, так и дистанционно — через Всемирную сеть .

Г37 Советская книжная графика. — М., Знание, 1986. — 128 с.— (Нар. ун-т. Фак. литературы и искусства).

30 коп. 35 000 экз.

Книжная графика — специфический вид изобразительного искусства.

В книге рассматриваются основные этапы развития советской

книжной графики, дается характеристика ее жанров, анализируются произведения выдающихся советских художников.

Книга предназначена слушателям народных университетов культуры и широкому кругу читателей.

Графика, искусство начертания — древнейший и вместе с тем сравнительно молодой вид искусства. Древнейший потому, что рисунок, главный вид графического изображения, лежит в основе изобразительного искусства вообще. Изображая что-либо, люди прежде всего начинали рисовать — обозначать формы предметов или фигур их очертаниями, контурами. Молодой же потому, что как самостоятельное искусство, как отдельная художественная специальность, ясно отличаемая от живописи, графика сформировалась сравнительно поздно, уже за гранью средних веков, в начале нового времени. И в этом самоопределении графики немалая роль принадлежала книге, и особенно печатной.

Современная графика далеко вышла за пределы своей колыбели — книги. Она образовала множество само-

з
стоятельных станковых, а также прикладных форм. Однако связь ее с книгой сохранилась и укрепляется. Художник остается постоянным участником процесса формирования книги. Сфера его деятельности здесь весьма обширна и многообразна. Он ведь не только иллюстрирует, но и создает внешний и внутренний облик самой книги: рисунок переплета, форзаца, титульного листа, шмуцтитулов, спусковых и концевых полос с заставками и концовками — все то, что должно быть нарисовано или написано от руки.

Таким образом, книжная графика — это не только графика изобразительная. Она может быть также и орнаментальной и, наконец, шрифтовой (это нарисованные или написанные рукой художника заголовки). Да и наборный шрифт, используемый в книге, это тоже ведь произведение художника-специалиста.

Таким образом, по отношению к искусству книги графика — это только часть, хотя и значительная. И для того, чтобы понять развитие книжного рисунка, изобразительного, шрифтового или орнаментального, важно знать, какое место он занимал в то или другое время в общем ряду художественных средств книжного искусства.

Рисунок или гравюра живет в книге совсем иначе, чем в выставочном зале, под стеклом. Можно сказать, что книга создает для них особенную среду, где иллюстрация сложно взаимодействует с наборным шрифтом, входит в ритм листаемых страниц, воспринимается не сама

И наконец, никакой рисунок не может быть включен в печатную книгу просто так, в своем натуральном виде. Он должен приобрести вначале полиграфическую форму, способность тиражироваться, должен стать оттиском. Эта, казалось бы, чисто техническая подробность играет важную роль в развитии книжного искусства. Приемы и способы рисования для книги тесно связаны с техническими возможностями воспроизведения — сперва рукодельными (различные виды гравюры), а со второй половины прошлого века — также и фотомеханическими. Печатная техника вносила свои ограничения, заставляла выбирать не любые, а подходящие для печати способы изображения. И эти способы получали собственную, только им свойственную выразительность. Гравюра — это ведь не просто способ передачи свободного рисунка. У разных ее видов свои художественные возможности и достоинства, широко используемые в книге. Есть свои особенности и у фотомеханических способов воспроизведения. С развитием полиграфической техники постепенно

5
п
ослабевают или отменяются прежние ограничения в использовании в книжном рисунке цвета, мягких переходов тона и т. д. Но и теперь печатная, книжная графика сохраняет некоторые технические особенности, отличающие ее от графики свободной.

Художник, работающий над оформлением книги, должен обязательно знать, какими полиграфическими возможностями располагает его издатель, каким техническим способом эта книга будет печататься; будут ли иллюстрации напечатаны вместе с текстом на тех же страницах или их нужно будет печатать на других машинах отдельно, на иной бумаге, а потом вшивать или вклеивать в книгу. Все это — профессиональная азбука книжной графики, искусства, подчиненного целому ряду технологических и экономических требований и ограничений.

Нужно сказать, что художник может по-разному относиться к полиграфическому производству, видеть в нем лишь досадную помеху, искажающую его замысел, или же, напротив, воспринимать саму печатную технику как средство и орудие своего искусства. И от этих непростых взаимоотношений искусства с полиграфией также во многом зависят пути развития самой книжной графики.

Все сказанное делает положение книжной графики в ряду других искусств своеобразным и двойственным. С одной стороны, она в связи и в близком родстве с литературой. Все содержание, весь круг интересов литературы (и даже гораздо шире того—интересов книги вообще) — это ее содержание и круг ее интересов. В этом отношении книжная графика — искусство всеобъемлющее и высокое, живо откликающееся на все сферы духовной деятельности человека. Но, с другой стороны, она же — искусство прикладное и промышленное. Она подчинена задаче создания конкретного художественного предмета (можно даже сказать промышленного изделия) и всем техническим требованиям его производства.

В истории книги то та, то другая сторона этой двойственности играла определяющую роль и характеризовала пути развития книжного искусства. С начала XX века книжная графика в нашей стране развивалась быстро и бурно и воспринималась как многостороннее, образно богатое, идеологически активное искусство в одном ряду со станковой графикой и живописью. И художники, работавшие в это время в области оформления книг, вовсе не были по преимуществу узкими специалистами-декорато-

6
рами. Напротив, это нередко были мастера, определяв шие своим творчеством также и самые общие пути развития нашего изобразительного искусства.

Изучив классическую книгу, эти мастера использовали для титульных листов и обложек красиво перерисованные старинные строгие шрифты, а в наборе этих книг нередко применялся подлинный старый шрифт. Печатались их издания чаще всего на специальной бумаге верже — плотной, матовой и желтоватой, подражающей старинным образцам бумаг ручной выделки. В заставках и концовках возрождалась забытая культура аллегориче-

1 Маковский С. К От составителя.—В. кн.: Современная русская графика. Пг., 1917, с. XIII.

А младшие мирискусники — Д. Митрохин, С. Чехонин постепенно отходят от этих неоклассических стилизаций, сдерживающих полеты творческой декоративной фантазии. Каждый из них вырабатывает свою собственную, очень личную и не лишенную некоторой манерности орнаментальную систему украшения книги.

Все это делалось вовсе не из пренебрежения к облику книги, но сознательно и целенаправленно. Почти все брошюры были стихотворными сборниками, а их внешность воплощала художественную программу тесной группы молодых поэтов. Так печатались первые издания стихов В. Хлебникова, В. Маяковского, В. Каменского, многочисленные полукустарные книжечки А. Крученых. Они

\1*
■менталист и стилизатор Сергей Михайлович Чехонин (1878—1937). В свою графику, декоративную по преимуществу, он смело ввел в эти годы мотивы и приемы самых крайних новаторов. В его виньетках вместе с цветными узорами и классической символикой ампира появились кубистические сдвиги формы и пересечения абстрактных плоскостей. Оставаясь украшателем, художник нащупал какой-то резонанс, ритмическое соответствие своего темперамента и почерка беспокойному духу новых


С. Чехонин. Иллюстрация.

А. Луначарский. Фауст и город. 1918.

художественных форм. Его графика приобрела динамичность, какой она не знала прежде. Многие композиции получили вихревое движение. Сразу ставший широко популярным шрифт Чехонина, наклонный, плоскостный и остроугольный, тоже был предельно экспрессивен. Его надписи как бы рвутся вперед, стремительно бегут по бумаге. В них есть пафос и энергия плаката — не случайно таким шрифтом часто писались революционные лозунги.

Художественная продукция Чехонина в первые революционные годы огромна. Он расписывал эмблемами и

13
лозунгами фарфор, рисовал плакаты и обложки, буквицы и виньетки для многочисленных книг и журналов, издательские и торговые знаки. Его остро индивидуальный почерк становился почерком времени, его графическая манера стала предметом самого широкого подражания и повторения. До сих пор, стремясь воспроизвести стиль революционных лет, художники обращаются к его наследию.

Еще одним значительным художественным явлением, возникшим на скрещении противоположных художественных тенденций, оказались иллюстрации Юрия Павловича Анненкова (1889—1974) к только что написанной


Наконец, принципиальное значение получило здесь применение второго, красного цвета. Он использован Ли-сицким не как дополнительная подкраска, но как конструктивно необходимый, а отчасти также символический элемент композиции. Чередования и пересечения красных и черных линий обогащают и связывают конструкцию полосы.

Родченко ввел фотомонтаж и обложки нескольких других книг поэта. Он гвКЖС охотно применял в книж-

Рецензенты: Поспелов Г. Г. — кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник ВНИИ искусствознания Министерства культуры СССР; Гончарова Н. А. — кандидат искусствоведения, доцент Московского полиграфического института.

Г37 Советская книжная графика. — М., Знание, 1986. — 128 с.— (Нар. ун-т. Фак. литературы и искусства).

30 коп. 35 000 экз.

Книжная графика — специфический вид изобразительного искусства.

В книге рассматриваются основные этапы развития советской

книжной графики, дается характеристика ее жанров, анализируются произведения выдающихся советских художников.

Книга предназначена слушателям народных университетов культуры и широкому кругу читателей.

Введение

Графика, искусство начертания — древнейший и вместе с тем сравнительно молодой вид искусства. Древнейший потому, что рисунок, главный вид графического изображения, лежит в основе изобразительного искусства вообще. Изображая что-либо, люди прежде всего начинали рисовать — обозначать формы предметов или фигур их очертаниями, контурами. Молодой же потому, что как самостоятельное искусство, как отдельная художественная специальность, ясно отличаемая от живописи, графика сформировалась сравнительно поздно, уже за гранью средних веков, в начале нового времени. И в этом самоопределении графики немалая роль принадлежала книге, и особенно печатной.

Современная графика далеко вышла за пределы своей колыбели — книги. Она образовала множество самостоятельных станковых, а также прикладных форм. Однако связь ее с книгой сохранилась и укрепляется. Художник остается постоянным участником процесса формирования книги. Сфера его деятельности здесь весьма обширна и многообразна. Он ведь не только иллюстрирует, но и создает внешний и внутренний облик самой книги: рисунок переплета, форзаца, титульного листа, шмуцтитулов, спусковых и концевых полос с заставками и концовками — все то, что должно быть нарисовано или написано от руки.

Таким образом, книжная графика — это не только графика изобразительная. Она может быть также и орнаментальной и, наконец, шрифтовой (это нарисованные или написанные рукой художника заголовки). Да и наборный шрифт, используемый в книге, это тоже ведь произведение художника-специалиста.

Таким образом, по отношению к искусству книги графика — это только часть, хотя и значительная. И для того, чтобы понять развитие книжного рисунка, изобразительного, шрифтового или орнаментального, важно знать, какое место он занимал в то или другое время в общем ряду художественных средств книжного искусства.

И наконец, никакой рисунок не может быть включен в печатную книгу просто так, в своем натуральном виде. Он должен приобрести вначале полиграфическую форму, способность тиражироваться, должен стать оттиском. Эта, казалось бы, чисто техническая подробность играет важную роль в развитии книжного искусства. Приемы и способы рисования для книги тесно связаны с техническими возможностями воспроизведения — сперва рукодельными (различные виды гравюры), а со второй половины прошлого века — также и фотомеханическими. Печатная техника вносила свои ограничения, заставляла выбирать не любые, а подходящие для печати способы изображения. И эти способы получали собственную, только им свойственную выразительность. Гравюра — это ведь не просто способ передачи свободного рисунка. У разных ее видов свои художественные возможности и достоинства, широко используемые в книге. Есть свои особенности и у фотомеханических способов воспроизведения. С развитием полиграфической техники постепенно ослабевают или отменяются прежние ограничения в использовании в книжном рисунке цвета, мягких переходов тона и т. д. Но и теперь печатная, книжная графика сохраняет некоторые технические особенности, отличающие ее от графики свободной.

Художник, работающий над оформлением книги, должен обязательно знать, какими полиграфическими возможностями располагает его издатель, каким техническим способом эта книга будет печататься; будут ли иллюстрации напечатаны вместе с текстом на тех же страницах или их нужно будет печатать на других машинах отдельно, на иной бумаге, а потом вшивать или вклеивать в книгу. Все это — профессиональная азбука книжной графики, искусства, подчиненного целому ряду технологических и экономических требований и ограничений.

Нужно сказать, что художник может по-разному относиться к полиграфическому производству, видеть в нем лишь досадную помеху, искажающую его замысел, или же, напротив, воспринимать саму печатную технику как средство и орудие своего искусства. И от этих непростых взаимоотношений искусства с полиграфией также во многом зависят пути развития самой книжной графики.

Все сказанное делает положение книжной графики в ряду других искусств своеобразным и двойственным. С одной стороны, она в связи и в близком родстве с литературой. Все содержание, весь круг интересов литературы (и даже гораздо шире того—интересов книги вообще) — это ее содержание и круг ее интересов. В этом отношении книжная графика — искусство всеобъемлющее и высокое, живо откликающееся на все сферы духовной деятельности человека. Но, с другой стороны, она же — искусство прикладное и промышленное. Она подчинена задаче создания конкретного художественного предмета (можно даже сказать промышленного изделия) и всем техническим требованиям его производства.

В истории книги то та, то другая сторона этой двойственности играла определяющую роль и характеризовала пути развития книжного искусства. С начала XX века книжная графика в нашей стране развивалась быстро и бурно и воспринималась как многостороннее, образно богатое, идеологически активное искусство в одном ряду со станковой графикой и живописью. И художники, работавшие в это время в области оформления книг, вовсе не были по преимуществу узкими специалистами-декораторами. Напротив, это нередко были мастера, определяв шие своим творчеством также и самые общие пути развития нашего изобразительного искусства.

А младшие мирискусники — Д. Митрохин, С. Чехонин постепенно отходят от этих неоклассических стилизаций, сдерживающих полеты творческой декоративной фантазии. Каждый из них вырабатывает свою собственную, очень личную и не лишенную некоторой манерности орнаментальную систему украшения книги.

Сложность и противоречивость общественной жизни в России первых десятилетий XX века отразились в таком же противоречивом многообразии художественных течений, представивших богатый спектр творческих поисков. Сегодня открываются все новые и новые факты художественной жизни этого периода, переосмысляется творчество многих талантливых мастеров. Актуальным для изучения истории искусства выступает как обращение к уже наработанному материалу отечественного искусствознания, так и попытки нового понимания художественной практики прошлого века.

В процессе своего исторического пути искусство русской книги

(а вместе с ним и искусство книжной графики) прошло насыщенный событиями исторический путь, освоив на этом пути множество художественных открытий и технических решений.

В отделе редкой книги Научной библиотеки Государственного Эрмитажа хранится около восьми тысяч книг. Их исследователи и хранители утверждают, что трудно определить, какие из них наиболее ценные. В одном случае это издания с иллюстрациями — фавюрами, рисунками, акварелями, в другом — образцы художественных переплетов с подписью известного мастера или с гербом и девизом владельца книги. Каждая из таких книг — свидетельство высокой культуры отечественного книжного искусства.

К началу XX века искусство книгопечатания пережило целый ряд катаклизмов, которые кардинально изменили его судьбу.

Искусство и художественная литература: особенности соотношения и взаимовлияния

. в любом художественном направлении и характерен для каждой книги, картины и скульптуры, созданной за определенный период времени. 2 Эстетический знак, символ, аллегория в художественном тексте и в произведениях искусства Искусство и литература с древности .

Цель моего реферата – рассмотреть творчество ведущих мастеров начала XX столетия, идеи и принципы создания произведений, выяснить насколько данный период в развитии книжной графики повлиял на русскую культуру.

Содержание

2.1. Передовые идеи книжной графики начала

2.2. Творчество ведущих мастеров 8

2.3. Мнение исследователей и критиков 11

3. Заключение 13

4. Список используемой литературы 15

  1. Основная часть
    1. Передовые идеи книжной графики начала ХХ века

    ХХ век сделал поле книжной иллюстрации и передовой лабораторией рискованных опытов и ареной идеологических битв и капищем редкостных тайных культов и социальным убежищем оппозиционеров

    Искусство как способ познания мира

    20-х гг. XX века ознаменовались следующими принципами:

    Советская детская книга и периодика этих лет отмечаются взрывным появлением, стремительным ростом и мучительными метаморфозами.

    Иллюс тратор

    Узко понимаемое стремление к объективизации образов привело к появлению принципа, согласно которому иллюстратор должен был стремиться к созданию максимально адекватных тексту изображений, исключавших возможность другой интерпретации литературного произведения.

    Иллюстрация Н

    2.3. Мнение исследователей и критиков

    Среди исследователей, обращавшихся в более широком контексте к российской графике того периода, можно назвать А.А.Сидорова. Его труды охватывали широкий круг проблем культуры и искусства. Предметом специального изучения было искусство оформления книги.

    Примеры похожих учебных работ

    . графики: рисунки к Собранию сочинений М. Ю. Лермонтова . Тоидзе, Н.А. Ушакова, К.Д. Флавицкий, Е.Я. Хигер, 44 художника создали иллюстрации в период с 1863 по 2005 годы. М. Ю. Лермонтов наделил Мцыри . художеств. Первая серьезная картина "Письмо с родины" .

    Русское изобразительное искусство XIX – XX веков

    . затронули значительную часть художников многих направлений и . века стал романтизм. Выдающимся мастером романтического портрета был Орест Адамович Кипренский (1782–1836). Среди многочисленных его работ особенно интересны портреты современников художника .

    Русское искусство в XIX веке

    . литературы. Культура России XIX века: общая характеристика Русское искусство дооктябрьской эпохи занимает важное место в истории мировой художественной культуры. Развитие русской культуры в 19 веке опиралось на преобразования предшествующего .

    Образ мира в изобразительном искусстве Бурятии ХХ века

    . из исходных положений исследования современного искусства Бурятии должно быть признание активного характера творчества художников по отношению к наследию традиционной культуры8. Бурятские художники в своих произведениях не просто .

    Архитектура и изобразительное искусство России XVIII века

    . учебы и работы за границей, которой удостаивались лучшие выпускники. Русское искусство, как мы увидим, продолжающее в XVIII веке развиваться на новых европейских началах, по-прежнему оставалось выражено национальным .

    Искусство России XVII века

    Читайте также: