Историческая справка открытия свойств крови кратко

Обновлено: 13.04.2024

Ключевой предпосылкой к развитию гематологии стало открытие в 1590 году оптических свойств линзы и изобретение Хансом Янсеном и его сыном Захарием первого микроскопа. Формально датой рождения гематологии, как науки, можно считать 1673 год - именно в этот год голландский анатом Левенгук открыл эритроциты. История же научного изучения крови –всего около ста лет. В 1892 году русский ученый И. И. Мечников представил учение о фагоцитозе – процессе поглощения клетками и тканями человеческого организма частицы бактерий, вирусов, грибов.

Сегодня анализ крови – это по сути фундамент комплексного исследования состояния организма. Кровь, подвергается изучению с самых разнообразных сторон: это и клинический анализ крови, и биохимические, гормональные, серологические, микробиологические, и генетические исследования. По анализу крови можно определить, на что у человека аллергия, какие вирусы и бактерии проникли в его организм, и даже…кто его мать и отец. Благодаря современным технологиям, через анализ крови мы имеем возможность оценить риски возникновения тяжелых заболеваний. Например, при обнаружении мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 можно прогнозировать высокий риск возникновения рака молочной железы и яичников, и получить рекомендации по профилактике и даже радикальной профилактической мастэктомии.

Фундаментальное значение изучение крови имеет в вопросе в определения и прогнозирования наследственно-семейных заболеваний крови, которых в настоящее время выявлено более 50.

Анализ крови – основа многих социальных институтов современного общества. Начиная с первых лет жизни, эта процедура постоянно сопровождает человека – обследование при поступлении в детский сад, диспансеризация в школе и вузе, контроль за состоянием здоровья на производстве, мониторинг состояния здоровья пожилых людей. И везде основой основ всех медицинских процедур является анализ крови.

Удивительно, но японцы считают, что группа крови сильно влияет на характер человека. Первой группе приписывается решительность, самоуверенность; второй — замкнутость, надежность; третьей — ум, честолюбие; четвертой — уравновешенность. Они придают этому настолько большое значение, что даже могут отказать вам в приеме на работу только из-за того, что у вас не та группа крови.

Наверняка большинство из нас прекрасно помнит школьные или даже детсадовские времена, когда при одном только упоминании об анализе крови та самая кровь стыла в жилах, а по спине бежал холодный пот. Было страшно, не всегда больно, но эти воспоминания живы до сих пор.

Примечательно, что кровь чаще всего брали из безымянного пальца потому, что, раньше было убеждение, что по сравнению с указательным и средним, он меньше используется в работе. Считалось, что кожа на нём тоньше, и прокол получался менее болезненным. Мизинец же не использовался из-за того, что он, как и большой палец, напрямую соединён с оболочками кисти. Если через них занести инфекцию, был риск быстрого распространения на всю руку…

Разумеется, за прошедшее время технический прогресс сделал гигантские шаги вперед. Достаточно сказать, что сегодня подавляющее большинство медиков технологически развитых стран запада практически отказалось от взятия капиллярной крови, сосредоточившись на анализе венозной. Как показали многолетние исследования, ошибок при исследовании венозной крови в три раза меньше, чем при исследовании капиллярной. К тому же важным фактором является и безболезненность современного забора венозной крови – нужен один укол иглой с лазерной заточкой – практически незаметный даже для совсем маленьких пациентов – а время на всю процедуру – меньше полуминуты – ребенок не успевает даже понять, что произошло. Такие технологии сегодня внедрены и используются, например, в Лаборатории Гемотест. Благодаря тесному сотрудничеству с компанией BectonDickinson, российские пациенты получают медицинские услуги мирового стандарта качества и безопасности.

Не менее важный вопрос в подобных процедурах – безопасность медицинского персонала. Очень важно, что после активации, ланцеты самоблокируются, что полностью исключает риск случайного пореза у медицинского сотрудника.

Статистика частоты заражения гемоконтактными инфекциями медицинского персонала в Российской Федерации практически отсутствует, однако с полной уверенностью можно предположить, что она носит еще более удручающий характер, по сравнению с США и странами Европы.

Согласно существующим данным Роспотребнадзора, уровень распространения только лишь гепатита В и С среди медицинских работников в 3 раза выше, чем в среднем по стране.

Например в США, согласно существующим, и при этом крайне неполным статистическим данным, от 600 тыс. до 1 млн. медицинских работников в год травмируются инъекционными иглами и другим колющими и режущими инструментами. У части из них (около 1 тыс. человек), эти инциденты приводят к развитию инфекционных заболеваний, вызванных ВИЧ, гепатит В, С.

Согласно данным исследований, проведенным на территории Российской Федерации, процедурные медицинские сестры находятся в группе максимального риска (71% из всех получивших травмы) и чаще всего они получают травмы в процедурном кабинете (47,1%). По данным проведенных исследований (Санкт-Петербург), на 100 манипуляций у медицинского сотрудника приходится 17 проколов перчаток без повреждения кожи и 9 проколов перчаток с повреждениями кожных покровов.

Сегодня анализ крови и гематология вышли на принципиально иной технический и научный уровень. Он позволяет проводить процедуры безболезненно для пациентов всех возрастов и гарантировать точность анализа, а также обеспечить максимальную безопасность и защищенность медицинского персонала, говорят эксперты Лаборатории Гемотест.

* Лабораторные ошибки в 30% случаев приводят к серьезным проблемам для пациентов при оказании медицинской помощи.

* Сжатие и разжимание кулака при взятии венозной крови относится к типичным ошибкам и сопровождается изменением концентрации аналитов.

Гематология: История изучения крови

В средневековьи и даже в современном периоде до Бэкона высказывались самые наивные и фантастические мнения о крови, рассматриваемой как особая жизненная жидкость, не имеющая какой-либо связи с прочими тканями, которые могли бы восстанавливать ее.

К концу XIX и начале XX вв. спустя продолжительный период тщательных поисков, связанных с изобретением оптического микроскопа, внедрением анилиновых красителей - дело, в которое Эрлих внес ценный вклад - удалось разработать научные основы кровяной ткани рассматриваемой как особый компонент мезенхимнои ткани.

За сложившееся представление преемственности зрелых клеток из молодых, еще недифференцированных, мы обязаны Максимову - одаренному гениальной интуицией - который к концу XIX в., в своих эмбриологических работах четко описал основные знания о кроветворных органах и кроветворении. В настоящее время предшествующие Маскимову исследования и теории о кроветворных структурах (Доминичи, Бицоцеро, Ранвие) и даже после него (Феррата, Негели, Доан, Сэбин, Ашофф), в которых изобилуют подробности статической морфологической оптики, сохраняют лишь исторический характер.
Однако задачи динамической цитологии привели уже после первой четверти XX в. к разработке гипотез о кроветворении и теории монофилии, дуализма или полифилии.

В то же время значительный вклад внесли одновременно проводимые исследования по патологии крови, выделившие самостоятельные патологические области по линиям пораженных кровяных клеток. Недавно сложившиеся концепции о миелопролиферативных и лимфопролиферативных синдромах вскрыли новые аргументы о различной филиации, по меньшей мере в двух кровяных клеточных разделах — лимфоидный и эритромиелоидный, при этом каждый из них происходит из разных молодых клеток.

История теории кроветворения: Александр Александрович Максимов

Александр Александрович Максимов

Систематизация исследований ретикуло-эндотелиальной системы (Ашоффом в 1924 г., а затем Шевремоннтом и Томасом), равно как и недавно разработанные определение и отграничение ее как систему макрофагальных клеток (Ван Фурт, 1971 г), способствовали уточнению кровяных клеточных структур во взаимосвязи с этой ретикуло-макрофагальной системой.

Проведенные за последние 15 лет отграничение и уточнение клеточной системы иммунитета (КСИ) в виде лимфоидных клеток, зависящих от вилочковой железы (ЛКВЖ) и от сумки фабриция (ЛКСФ) доказали существующий в периферической крови и лимфоидных органах полиморфизм, равно как и природу и сложную роль мелких лимфоцитов, дифференцирующихся в иммунологически способные, а возможно и кроветворные клетки.

Времена морфологических статических исследований на мазках способом окраски после фиксации заменены фазой исследования колоний, прижизненно и в пробирке, внедренной Till и McCulloch, также Metcalf и сотр. Этим путем было уточнено, что колония происходит от клетки-штамм или коренной клетки определенных кровяных клеточных рядов, носящих морфологическую характеристику мелких лимфоцитов.

Итак, проводимые современными способами исследования подтвердили первоначальную гипотезу Максимова об этой полипотентой клетке, рассматриваемой как гемоцитобласт, восстанавливающий все кровяные клетки. С другой стороны, развитие двух основных биологических областей способствовало новой интерпретации взаимоотношения периферических и центральных клеточных структур крови, в частности гомеостатической регуляции кроветворения. Речь идет об освоении биологией кибернетических теорий и моделей, разработанных Винером (1950) и применении теории генетического кода, разработанного Monod и Jacob (1961) для объяснения восстановления клеток, вообще, и кровяных клетов — в частности.

В настоящее время подход к исследованию физиологии и патофизиологии крови осуществляется с позиций единой концепции о крови как мезенхимальная ткань, структурно развивающаяся и саморегулирующаяся в зародышевой и послезародышевой жизни по собственным биологическим законам, в тесной связи с остальными тканевыми системами, берущими свое начало из той-же первичной полипотентной мезенхимальной ткани.

Однако содержательное определение дать нелегко с учетом того, что оно должно объединить накопленные в течение века морфологические знания, равно как и современнее, являющиеся результатом развития новых областей генетики, кибернетики и функционального цитоморфогенеза на основах молекулярной химии. К тому же современные определение и отграничение кровяной ткани должны содержать все структурно-функциональные элементы и взаимосвязи, которые могут оказаться полезными патологу в области клинической гематологии.

Редактор: Искандер Милевски. Дата обновления публикации: 18.3.2021

You are currently viewing Кровь: история изучения, функции и состав

Разработчик сайтов, журналист, редактор, дизайнер, программист, копирайтер. Стаж работы — 25 лет. Область интересов: новейшие технологии в медицине, медицинский web-контент, профессиональное фото, видео, web-дизайн. Цели: максимально амбициозные.

  • Запись опубликована: 16.05.2019
  • Reading time: 2 минут чтения

Огромная роль крови, отведенная в обеспечении жизни человека и животных может считаться “рекой жизни”.

Эта река, текущая по сосудам нашего организма, снабжает все ткани, клетки и органы необходимыми питанием и кислородом и очищает его от “шлака” – продуктов, остающихся в результате обмена веществ и представляющих угрозу для организма своим накоплением.

Почему кровь использовали в ритуалах

Еще в древности люди предполагали, что эта красная жидкость жизненно важна. Охотники видели, что вытекающая кровь раненого животного, уносила с собой жизненные силы и приводила к смерти. В сражениях человек также видел, что при потере крови неизбежно приходит смерть.

Жизнь и кровь тесно взаимосвязаны между собой — это правильное заключение вначале приводило к самым фантастическим предположениям о ее роли. Древние люди считали, что кровь несла с собой особую “жизненную силу”, которая проникала в организм с дыханием и оживляла его. С ней было связано множество мистических и религиозных обрядов и ритуалов.

  • Древние люди, чтобы отвести от себя злых духов, задабривали их, принося кровь им в жертву.
  • Ею окроплялась земля для получения богатого урожая, ею увлажняли зерно.
  • Для продления жизни или укрепления сил пили кровь животных или (как скифские воины) пораженных в бою врагов.
  • Питье красного вина считалось вкушением крови самого божества. Обряд вкушения вина при причастии у христиан и сейчас символ вкушения плоти и крови бога.
  • Договора, братание, торжественные клятвы многие древние народы скрепляли между собой смешиванием крови друг друга из надрезов на коже.

История изучения крови, ее состава и функций

Зарождение знаний у древних шумеров, вавилонян, египтян хотя и подтвердило жизненное значение крови, но представление о ней оставалось полным мистицизма и веры в сверхъестественные силы. Развитие медицины в Древнем Египте, Китае, Греции, Индии принесло сведения о сердце и кровеносных сосудах, о важном значении их содержимого в жизнедеятельности организма.

В эпоху Возрождения получила развитие истинная наука, основанная на наблюдениях, а затем и на опытах. Важными этапами в развитии учения о крови были труды по исследованию кровеносной системы и кровообращения. Основатель анатомии Везалий (XVI век) дал описание человеческого сердца и расположения венозных сосудов.

Но честь завершения всех этих исследований, заслуга открытия сосудистой системы и кровообращения в целом справедливо принадлежит английскому ученому Уильяму Гарвею. В его книге, напечатанной в 1628 г, деятельность сердца и циркуляция крови по артериям и венам большого и малого круга впервые получили правильное описание.

В том же веке Мальпиги (1661 г.) с помощью микроскопа открыл капилляры — мельчайшие сосуды. В них артериальная кровь становится венозной, в них кислород и другие питательные вещества питают ткани органы тела

После открытия капилляров Мальпиги обнаружил в составе крови и эритроциты — мельчайшие красные кровяные тельца. В последующие 300 лет была постепенно изучена жидкая часть крови — плазма и находящиеся в ней кровяные клетки.

Прогресс науки шаг за шагом обогащал знания о крови, ее функциях и роли ее составных частей, обеспечивающих жизнедеятельность всех частей человеческого организма. Это привело к современному состоянию гематологии, изжившей идеалистические представления прошлых веков и использующей многочисленные факты, полученные в результате обширных и разносторонних научных исследований и наблюдений.

Что такое кровь? Состав и функции

Основная ее функция — поддержание обмена веществ и главное — снабжение кислородом всех клеток. Вместе с нервной системой она поддерживает взаимодействие между собой всех частей организма и таким образом участвует в формировании его целостности.

Крови в теле человека содержится около 8% от веса тела. У взрослых людей весом 60—70 кг крови 5—5,5 литра.

Кровь очень сложна по составу. Она содержит воду, белки, дыхательный пигмент, небелковые азотистые вещества, углеводы, жиры и продукты их превращения, а также газы: азот, кислород, углекислый газ.

  • В плазме 90% воды. В ней находятся растворенные минеральные соли и органические соединения — белки, сахар, жиры, а также продукты обмена веществ и гормоны. Именно плазмой переносятся питательные вещества по клеткам. Всасываясь из кишечника, они попадают сначала в печень, где подвергаются дальнейшей обработке, а затем доставляются с кровью всем тканям и органам тела.
  • Белки, помимо питательного значения, выполняют большую роль в поддержании водносолевого равновесия (альбумин) и в защитных реакциях (гаммаглобулины — носители антител).
  • Гормоны, вырабатываемые железами внутренней секреции, осуществляют связь между отдаленными частями организма и взаимодействие их между собой.

К клеточным элементам крови, которые можно увидеть только под микроскопом, относятся эритроциты, называемые красными кровяными тельцами, лейкоциты, называемые белыми кровяными тельцами, и кровяные пластинки, или тромбоциты.

В человеке около 5 литров крови, но через каждый участок тела кровеносными сосудами переносится до 200 000 литров крови и лимфы за сутки!

В организме насчитывается 25 триллионов изолированных друг от друга эритроцитов (что в 10 тысяч раз больше населения нашей планеты), имеющих поверхность около 3 тыс.кв.м (что в 1,5 тысячи раз превышает поверхность нашего тела), около 1,5 триллиона, тромбоцитов, 35 миллиардов лейкоцитов, 3 секстиллиона белковых мицелл с поверхностью в 2 тыс. кв.м.

И вся эта сложная система, включающая огромные количества кровяных клеток, белковых молекул и других элементов, отличается у здорового человека постоянством своего состава: как говорят медики, она обладает “гомеостазом”.


Казалось бы, для современного человека, принадлежащего к европейской культуре, кровь — это всего лишь биологическая жидкость с набором опреде­ленных свойств и характеристик. На самом деле такой утилитарный взгляд, как правило, свойственен тем, кто имеет медицинское или есте­ственно-научное образование.

Для большинства людей никакие школьные уроки анатомии не способны отменить или нейтрализовать мощные симво­лические смыслы, которыми кровь наделяется в культуре. Некоторые мифы, связанные с кровью, уже вышли из обихода, и мы лишь видим их следы в религиозных запретах и терминах родства, в языковых метафорах и поэти­ческих формулах, в пословицах и фольклоре. Другие мифы возникли совсем недавно — и продолжают возникать на наших глазах.

Кровь как гумор

Античная медицина — а вслед за ней арабская и европейская — считала кровь одной из четырех кардинальных жидкостей, или гуморов, наряду с желтой и черной желчью и флегмой. Кровь представлялась самой сбалансированной телесной жидкостью, горячей и влажной одновременно, и отвечала за сан­гвинический темперамент, наиболее взвешенный.


Врач готовится к кровопусканию. Копия картины Рихарда Бракенбурга. XVII век


Инструменты для кровопускания. XVIII век

Основные лечебные манипуляции гуморальной медицины были нацелены на выведение лишних жидкостей наружу. Врачи прописывали своим подопечным желчегонные и потогонные отвары, нарывные пластыри и кровопускания. Арабские и европейские медицинские трактаты сохранили схемы человеческого тела с подробными указаниями, откуда следует пускать кровь при различных заболеваниях.

При помощи ланцета, пиявок и банок хирурги и цирюльники (именно они, занимавшие более низкое место в иерархии медицинских профессий, непосредственно выполняли врачебные рекомендации) извлекали чашками и тарелками кровь из рук, ног и затылка. С середины XVII века веносечение периодически вызывало сомнения и критику, однако полностью оно не исчезло даже после распространения биомедицины и ее официального признания.

Поэтому недостаток крови предлагалось восполнять питьем свежей крови животных и людей и ваннами из нее же. Например, в 1492 году ватиканские медики тщетно пытались вылечить папу Иннокентия VIII, давая ему питье из венозной крови трех здоровых юношей.

Кровь Христова


Якопо ди Чоне. Распятие. Фрагмент. 1369–1370 годы - National Gallery / Wikimedia Commons

Рядом с прагматическими представлениями о крови как гуморе существовала разветвленная символика крови, соединявшая языческие и христианские воззрения. Медиевисты отмечают, что казнь через распятие приводила к смерти от удушья и обезвоживания, но не от потери крови, и в раннем Средневековье это было хорошо известно.


Стигматизация. Миниатюра из жития Екатерины Сиенской. XV век - Bibliothèque nationale de France


Стигматизация святого Франциска. Около 1420–1440 годов - Wallraf-Richartz-Museum / Wikimedia Commons

К Высокому Средневековью визуальные репрезентации и религиозные видения страданий Христа делались все более кровавыми и натуралистичными, прежде всего в северном искусстве. В эту же эпоху происходят первые случаи стигма­тизации — Франциска Ассизского и Екатерины Сиенской, а популярной прак­тикой смирения духа и умерщвления плоти становится самобичевание.

С конца XIV века богословы обсуждают состояние крови Христа в период triduum mortis, трехдневного промежутка между распятием и воскресением. В видениях мистиков Христос являлся распятым или истерзанным, а вкус облатки — символического аналога Тела Христова во время причастия — в некоторых житиях начинает описываться как вкус крови. В разных углах христиан­ского мира происходили чудеса со статуями, плачущими кровавыми слезами, и кровоточащими облатками, которые превращались в объекты поклонения и паломничества.

Одновременно по всей Европе распространяются кровавые наветы — рассказы о евреях, которые тем или иным способом пытаются осквернить священную гостию или используют кровь христиан для колдовства и жертвоприно­шений; по времени эти рассказы совпадают с первыми крупными погромами и изгнаниями.


​Паоло Уччелло. Чудо оскверненной гостии. Фрагмент. 1465–1469 годы - Alinari Archives / Corbis via Getty Images


Мастер из Вальбона-де-лес-Монжес. Алтарь Тела Христова. Фрагмент. Около 1335–1345 годов - Museu Nacional d'Art de Catalunya / Wikimedia Commons

Эта одержимость кровью и телом Христа достигает пика к XV веку: в этот период богословие и медицина с одной стороны и верующие с другой задаются вопросами о статусе тела и его жидкостей, о статусе Христова Тела, о присут­ствии и явлении Спасителя. Вероятнее всего, кровь Христа и святых вызывала скорбь в той же мере, что и радость: она свидетельствовала о челове­ческой природе, более чистой, чем тело обычного человека, о надежде на спасение и победе над смертью.

Кровь как ресурс

В течение столетий гуморальная медицина считала, что кровь образуется в печени из пищи и затем через сердце по венам расходится к внутренним органам и конечностям, где может испаряться, застаиваться и сгущаться. Соответственно, кровопускания ликвидировали застой венозной крови и не причиняли больному вреда, ведь кровь тут же образовывалась снова. В этом смысле кровь представляла собой быстро возобновляемый ресурс.


Уильям Гарвей демонстрирует королю Карлу I бьющееся сердце олененка. Гравюра Генри Лемона. 1851 год - Wellcome Collection



Работы Гарвея означали как пересмотр физиологических концепций Галена, так и новый подход к крови. Замкнутый круг кровообращения повышал ценность крови и ставил под вопрос разумность кровопусканий: если кровь — это конечный ресурс, стоит ли его тратить или терять впустую?

Медиков занимал и другой вопрос: если кровь движется по замкнутому кругу из вен и артерий, можно ли восполнить ее утрату при сильном кровотечении? Первые эксперименты с внутривенными инъекциями и переливаниями крови начались в 1660-е годы, хотя впрыскивания в вены жидких лекарств, вина и пива производились и раньше (например, английский математик и архи­тектор сэр Кристофер Рен из любопытства впрыснул собаке вино, и она мгновенно опьянела).

Первым человеком, которому Лоуэр перелил кровь животного, стал некий Артур Кога, 22-летний студент-богослов из Оксфорда, страдавший от слабо­умия и приступов ярости, каковую врачи и надеялись усмирить кровью кроткого агнца. После вливаний 9 унций крови пациент выжил, но излечить его от слабоумия не удалось.


Переливание крови овцы человеку. XVII век - Wellcome Collection


Отчет Ричарда Лоуэра и Эдмунда Кинга о переливании крови овцы человеку. 1667 год - Wellcome Collection

Новые попытки переливаний крови начинаются в эпоху ампира, после открытия кислорода и его присутствия в артериальной крови. В 1818 году британский врач-акушер Джеймс Бланделл, к этому моменту опубликовавший несколько опытов по переливанию крови, впрыснул роженице, умирающей от послеродового кровотечения, кровь ее мужа — и женщина выжила.

За свою профессиональную карьеру Бланделл предпринял внутривенные инъекции крови как последнее средство спасения еще в десяти случаях, и в половине из них пациенты поправлялись: кровь стала тем ресурсом, который мог спасти жизнь другому человеку и которым можно было делиться.


Переливание крови. 1925 год - Bettmann / Getty Images

Тем не менее две проблемы — свертывания крови при инъекции и осложнения (от резкого ухудшения самочувствия до смерти) — оставались нерешенными до открытия групп крови в начале XX века и применения антикоагулянтов (цитрата натрия) в 1910-е годы.

После этого число успешных переливаний резко выросло, а врачи, работавшие в полевых лазаретах, нашли способ продлевать срок жизни взятой крови: чтобы спасти человека, уже было не обязательно прямое переливание крови — ее можно было запасать и хра­нить.

Первый в мире банк крови был создан в Лондоне в 1921 году на базе Красного Креста; за ним последовали банки крови в Шеффилде, Манчестере и Норвиче; вслед за Великобри­танией хранилища стали открываться и в кон­тинентальной Европе: добровольцев привлекали возможностью узнать группу крови.

Группы крови

Как правило, люди знают о восьми типах крови: кровь может принадле­жать к группе 0, A, B или AB и иметь положительный или отрицатель­ный резус (Rh+ и Rh-), что дает восемь вариантов. Четыре группы, открытые Карлом Ландштейнером и его учениками в 1900-х годах, образуют так называемую систему AB0. Независимо от команды Ландштейнера четыре группы крови выделил в 1907 году чешский психиатр Ян Янский, который искал связь между кровью и психиче­скими заболеваниями — но не нашел и честно опубликовал об этом статью. Резус-фактор — это еще одна система, обнаруженная Ландштейнером и Александром Винером в 1937 году и эмпирически подтвержденная врачами Филипом Левином и Руфусом Стетсоном двумя годами позже; свое название она получила из-за сходства антигенов человека и макаки-резуса. С тех пор, правда, выяснилось, что антигены не идентичны, но прижившееся название менять не стали. Системы крови не исчерпываются резус-фактором и ABo: на 2018 год их открыто 36.


Александр Богданов. Красная звезда. Издание 1918 года - Издательство Петроградского совета рабочих и красноармейских депутатов

Не желая следовать мистической программе Богданова, его коллеги придер­живались более узкого и хозяйственного взгляда на кровь. В частности, советские транс­фузиологи Владимир Шамов и Сергей Юдин исследовали возможность переливания трупной крови: если кровь — это ресурс, то его нужно использовать целиком и он не должен пропадать со смертью человека.

Кровь и раса

Во второй половине XIX века благодаря диалогу между множеством разных научных дисциплин возникли новые социальные и естественно-научные теории. В частности, физическая антропология заимствовала из натуральной истории понятие расы; самые разные ученые предлагали классификации человеческих сообществ и соответствующую типологию рас на основании таких признаков, как форма и объем черепа, пропорции скелета, цвет и форма глаз, цвет кожи и тип волос. После Первой мировой войны антропометрику (измерение черепов) дополнили новые методы — разнообразные тесты на когнитивные способности, в том числе известный тест IQ, и серологические исследования .

С другой стороны, спрос на такие исследования был вызван нуждами военной медицины, столкнувшейся с острой необходимостью переливаний крови в многонациональной бойне Первой мировой. В период между двумя мировыми войнами медики обследовали и типировали кровь 1 354 806 человек; за это же время в США, Великобритании, Франции и Германии вышло больше 1200 медицинских и антропологических публикаций, посвященных крови.


Расовая карта Европы. Германия, 1925 год - American Geographical Society Library Digital Map Collection

В 1919 году польские врачи-инфекционисты Ханна и Людвик Хиршфельд, опираясь на типирование крови солдат сербской армии, опубликовали работу о предпола­гаемой связи групп крови с расой . Эта работа вдохновила целое направление — арийскую сероантропологию, которая представляла собой причудливую смесь евгеники, расовой антропологии, прикладной медицины и фолькиш-идеологии.

Сероантропология занималась поиском связей между кровью, расой и почвой — и пыталась обосновать биологическое превосходство германцев над их восточными соседями. Над этой проблематикой работало целое Немецкое общество исследования групп крови , основанное в 1926 году антропологом Отто Рехе и военным врачом Паулем Штеффаном.

Тогдашние статистические данные позволяли предположить, что носители группы A преобладают в Западной Европе, а группы B — в Восточной. Следую­щим шагом кровь соединялась с расой: долихоцефалы, нордические стройные блондины с высокими скулами, противопоставлялись брахицефалам, низкорослым обладателям круглых черепов.


Карта Пауля Штеффана. 1926 год - Mitteilungen der anthropologischen Gesellschaft in Wien

Для наглядной демонстрации Штеффан составлял карты мира с двумя изобарами — атлантической расой А, зародившейся в горах Гарца, на севере Германии, и годванической расой B, зародившейся в окрестностях Пекина. Изобары сталкивались на восточной границе Германии.

А поскольку базовым допущением была иерархия рас, группам крови также могла приписываться разная физиологи­ческая и социальная ценность. Были попытки доказать, что обладатели группы B больше склонны к насильственным преступлениям, алкоголизму, нервным болезням, умственной отсталости; что они менее инициативны и более порочны; что они в большей степени руководствуются мнением других и в разы больше времени проводят в туалете .

Подобные построения нельзя назвать новшеством: они лишь переносили в область серологических исследований гипотезы из области евгеники и социальной психологии. Например, еще в конце XIX века французский философ Альфред Фулье размышлял о нравах города и деревни в расовых терминах:

Хотя на практике для определения расовой принадлежности использовались свидетельства о рождении и крещении, в документах нацистской Германии существовала специальная строчка для группы крови, а прецеденты крово­смешения широко обсуждались. Помимо вопросов брака и деторождения в сферу внимания нацистов попадали и сугубо медицинские проблемы трансфузиологии : так, в 1934 году врача Ганса Зерельмана, перелившего пациенту собственную кровь, отправили на семь месяцев в лагерь.


Плакат против сегрегации крови для переливания. США, 1945 год - YWCA of the U.S.A. Records / Sophia Smith Collection, Smith College Libraries

Довольно похожие представления существовали по другую сторону океана, только касались они чернокожих. Первый американский банк крови, созданный в 1937 году в Чикаго, предписывал донорам при анкетировании указывать расу — афроамериканцы опознавались по литере N (negro), и их кровь использовали только при переливаниях чернокожим.

Некоторые пункты сдачи крови не брали ее вовсе, а американский филиал Красного Креста стал принимать афроамериканских доноров с 1942 года, строго следя за тем, чтобы кровь разных рас не смешивалась. Тогда же в армии США стали указы­вать группу крови на солдатских жетонах вдобавок к имени, номеру части и вероисповеданию. Сегрегация крови продолжалась до 1950-х годов (в некоторых южных штатах — до 1970-х).

Кровь как дар

Если Первая мировая война способствовала исследовательскому интересу к группам крови, то Вторая мировая и ее последствия — в первую очередь создание атомной энергии и ядерный удар по Хиросиме и Нагасаки — подстегнули изучение пересадки костного мозга. Предпосылкой стало понимание функции костного мозга как органа кроветворения: если телу пациента нужна не просто временная поддержка, а постоянное сопрово­ждение — например, при заболеваниях крови, — то логично попробовать пересадить орган, прямо ответственный за производство крови.


Жорж Мате - Wikimedia Commons

Два года спустя другой врач, фран­цузский иммунолог Жорж Мате, предложил пересадку костного мозга от неродственного донора. Опыты на животных помогли понять, что для успешной пересадки реципиента следует облучить, чтобы нейтрали­зовать его иммунную систему.

Поэтому с этических позиций единственным шансом были пациенты, уже страдав­шие от радиационного облучения, и такой шанс появился: в ноябре 1958 года в парижскую больницу Кюри после несчастного случая в сербском институте ядерной физики в Винче попали четыре физика с облучением в 600 бэр. Решившись на неродствен­ную пересадку, Мате поместил пациентов в стерильные боксы, чтобы обезопасить их от инфекций.

Последующие исследования клеток костного мозга позволили не только понять природу иммунного конфликта, но и разделить трансплантацию и кровное родство в узкомедицинском смысле. Современные национальные и международные регистры доноров костного мозга насчитывают в общей сложности больше 28 миллионов человек. Они работают поверх семейных связей, границ и территорий — и создают новый тип родства, когда донор с одного края света и реципиент с другого оказы­ваются объединены не только набором белков на поверхности клеток, но и отношениями дарения.

Читайте также: