Сочинение наш взвод форсировал по мелководью речку вислоку сочинение

Обновлено: 20.07.2024

Наш взвод форсировал по мелководью речку Вислоку, выбил из старинной панской усадьбы фашистов и закрепился на задах ее, за старым запущенным парком.

Здесь, как водится, мы сначала выкопали щели, ячейки для пулеметов, затем соединили их вместе — и получилась траншея.

Немцам подкинули подкрепления, и они не давали развивать наступление на этом участке, густо палили из пулеметов, минометов, а после и пушками долбить по парку начали.

Парк этот хорошо укрывал нашу кухню, бочку для прожарки, тут же быстренько установленную, и кущи его, шумя под ветром ночами, напоминали нам о родном российском лесе.

По ту и по другую сторону головной аллеи парка, обсаженной серебристыми тополями вперемежку с ясенями и ореховыми деревьями, стояли всевозможные боги и богини из белого гипса и мрамора, и когда мы трясли ореховые деревья или колотили прикладами по стволам — орехи ударялись о каменные головы, обнаженные плечи, и спелые, со слабой скорлупой плоды раскалывались…

Нам было хорошо в этом парке, нам тут нравилось.

В усадьбе мы быстро отъелись, выпарили вшей, постирали штаны, гимнастерки, одним словом, обжились, как дома, и начали искать занятия. И нашли их. Пожилой связист, мой напарник, чинил в конюшне хомуты и сбрую. Бронебойщик стеклил окна в пристройке, где обитала дворня. Командир отделения ефрейтор Васюков приладился в подвале гнать самогонку из фруктовой падалицы, ходил навеселе. А младший лейтенант, наш взводный, вечерами играл на рояле в панском доме непонятную музыку.

Портрет ее, большой, писанный маслом, висел здесь же, на стене.

Пополнение это, разное по годам и боевым качествам, прибыло спустя неделю после нашего блаженного житья в панской усадьбе, и мы поняли: райские эти кущи скоро придется покидать, наступать надо будет.

Между тем немец тоже не дремал и подтягивал резервы, потому что обстрел переднего края все усиливался, и многие деревья, да и панский дом были уже повреждены снарядами и минами. Дворня перешла жить в подвалы, и днем ей шляться по усадьбе запретили.

При обстреле усадьбы пострадали не только дом и деревья, по и боги с богинями. Особенно досталось одной богине. Она стояла в углублении парка, над каменной беседкой, увитой плющом. Посреди беседки был фонтанчик, и в нем росли лилии, плавали пестрые рыбки. Но что-то повредилось в фонтанчике, вода перестала течь, лилии сжались, листья завяли, и рыбки умерли без воды, стали гнить и пахнуть.

Беззрачными глазами глядела белая богиня на ржавеющий фонтанчик, стыдливо прикрывая грех тонкопалою рукою. Она уже вся была издолблена осколками, а грудь одну у нее отшибло. Под грудью обнажились серое пятно и проволока, которая от сырости начала ржаветь. Богиня казалась раненной в живое тело, и ровно бы сочилась из нее кровь.

Узбек, прибывший с пополнением, был лишь наполовину узбеком. Он хорошо говорил по-русски, потому что мать у него была русская, а отец узбек. Узбек этот по фамилии Абдрашитов в свободное от дежурства время все ходил по аллее, все смотрел на побитых богов и богинь. Глаза его, и без того задумчивые, покрывались мглистою тоской.

Особенно подолгу тосковал он у той богини, что склонилась над фонтанчиком, и глядел, глядел на нее, Венерой называл, женщиной любви и радости именовал и читал стихи какие-то на русском и азиатском языках.

Словом, чокнутый какой-то узбек в пехоту затесался, мы смеялись над ним, подтрунивали по-солдатски солоно, а то и грязно. Абдрашитов спокойно и скорбно относился к нашим словам, лишь покачивал головой, не то осуждая нас, не то нам сочувствуя.

По окопам прошел слух, будто Абдрашитов принялся ремонтировать скульптуру над фонтаном. Ходили удостовериться — правда, ползает на карачках Абдрашитов, собирает гипсовые осколки, очищает их от грязи носовым платком и на столике в беседке подбирает один к одному.

Младший лейтенант отозвал Васюкова в сторону, что-то сказал ему, бодая взглядом, и тот махнул рукой и подался из парка в подвал, где прела у него закваска для самогонки.

Три дня мы не видели Абдрашитова. Стреляли в эти дни фашисты много, тревожно было на передовой — ждали контратаки немцев, готовившихся прогнать нас обратно за речку Вислоку и очистить плацдарм.

Часто рвалась связь, и работы у нас было невпроворот. Телефонная линия была протянута по парку и уходила в подвал панского дома, куда прибыл, обосновался командир роты со своей челядью. По заведенному не нами, очень ловкому порядку, если связь рвалась, мы, и без того затурканные и задерганные связисты с передовой, должны были исправлять ее под огнем, а ротные связисты — нас ругать, коль мы не шибко проворно это делали. В свою очередь, ротные связисты бегали по связи в батальон; батальонные — в полк, а дальше уж я не знаю, что и как делалось, дальше и связь-то повреждалась редко, и связисты именовали себя уже телефонистами, они были сыты, вымыты и на нас, окопных землероек, смотрели с барственной надменностью.

Потом к Абдрашитову присоединился хромой поляк в мятой шляпе, из-под которой выбивались седые волосы. Он был с серыми запавшими щеками и тоже с высоко закрученными обмотками. Ходил поляк, опираясь на суковатую ореховую палку, и что-то громко и сердито говорил Абдрашитову, тыкая этой палкой в нагих подбитых богинь.

Ефрейтор Васюков, свалившись вечером в окоп, таинственно сообщал нам: — Шпиёны! И узбек шпиён, и поляк. Сговор у них. Я подслушал в кустах. Роден, говорят, Ерза, Сузан и еще кто-то, Ван Кох или Ван Грог — хрен его знает. — Понизив голос, Васюков добавил: — Немца одного поминали… Гадом мне быть, вот только я хвамилию не запомнил… По коду своему говорят, подлюги!

— Сам-то ты шпион! — рассмеялся младший лейтенант. — Оставь ты их в покое. Они о великих творцах-художниках говорят. Пусть говорят. Скоро наступление.

— Творцы! — проворчал Васюков. — Знаю я этих творцов… В тридцать седьмом годе такие творцы чуть было мост в нашем селе не взорвали…

Богиню над фонтаном Абдрашитов и поляк починили. Замазали раны на ней нечистым гипсом, собрали грудь, но без сосца собрали. Богиня сделалась уродлива, и ровно бы бескровные жилы на ней выступили, она нисколько не повеселела. Все так же скорбно склонялась богиня в заплатах над замолкшим фонтаном, в котором догнивали рыбки и чернели осклизлые лилии.

Немцы что-то пронюхали насчет нашего наступления и поливали передовую изо всего, что у них было в распоряжении.

С напарником рыскали мы по парку, чинили связь и ругали на чем свет стоит всех, кто на ум приходил.

В дождливое, морочное утро ударили наши орудия — началась артподготовка, закачалась земля под ногами, посыпались последние плоды с деревьев в парке, и лист закружило вверху.

Командир взвода приказал мне сматывать связь и с катушкой да телефонным аппаратом следовать за ними в атаку. Я весело помчался по линии сматывать провода: хоть и уютно в панской избе и усадьбе, а все же надоело — пора и честь знать, пора и вперед идти, шуровать немца до Берлина еще далеко.

Я как бежал с катушкой на шее, так и споткнулся, и мысли мои оборвались: богиня Венера стояла без головы, и руки у нее были оторваны, лишь осталась ладошка, которой она прикрывала стыд, а возле забросанного землей фонтана валялись Абдрашитов и поляк, засыпанные белыми осколками и пылью гипса. Оба они были убиты. Это перед утром обеспокоенные тишиной немцы делали артналет на передовую и очень много снарядов по парку выпустили.

Поляк, установил я, ранен был первый — у него еще в пальцах не высох и не рассыпался кусочек гипса. Абдрашитов пытался стянуть поляка в бассейн, под фонтанчик, но не успел этого сделать — их накрыло еще раз, и успокоились они оба.

Лежало на боку ведерко, и вывалилось из него серое тесто гипса, валялась отбитая голова богини и одним беззрачным оком смотрела в небо, крича пробитым ниже носа кривым отверстием. Стояла изувеченная, обезображенная богиня Венера. А у ног ее, в луже крови, лежали два человека — советский солдат и седовласый польский гражданин, пытавшиеся исцелить побитую красоту.

(1) Наш взвод форсировал по мелководью речку Вислоку, выбил из старинной панской усадьбы фашистов и закрепился на задах ее, за старым запущенным парком.

(2) По ту и по другую сторону головной аллеи парка, обсаженной серебристыми тополями вперемежку с ясенями и ореховыми деревьями, стояли всевозможные боги и богини из белого гипса и мрамора.

(3) При обстреле усадьбы пострадали не только дом и деревья, но и боги с богинями. (4) особенно досталось одной богине. (5) Она стояла в углублении парка, над каменной беседкой, увитой плющом. (6) Она уже вся была издолблена осколками, а грудь одну у нее отшибло. (7) Под грудью обнажились серое пятно и проволока, которая от сырости начала ржаветь. (8) Богиня казалась раненной в живое тело, и ровно бы сочилась из нее кровь.

(9) Узбек, прибывший с пополнением, в свободное от дежурства время все ходил по аллее, все смотрел на побитых богов и богинь. (10) Глаза его, и без того задумчивые, покрывались мглистою тоской.

(11) Особенно подолгу тосковал он у той богини и глядел, глядел на нее, Венерой называл, женщиной любви и радости именовал и читал стихи какие-то на русском и азиатском языках.

(12) Словом, чокнутый какой-то узбек в пехоту затесался, мы смеялись над ним, подтрунивали по-солдатски солоно, а то и грязно. (13) Абдрашитов спокойно и скорбно относился к нашим словам, лишь покачивал головой, не то осуждая нас, не то нам сочувствуя.

(14) Вскоре по окопам прошел слух, будто Абдрашитов принялся ремонтировать скульптуру над фонтаном. (15) Ходили удостовериться – правда, ползает на карачках Абдрашитов, собирает гипсовые осколки, очищает их от грязи носовым платком и на столике в беседке подбирает один к одному.

(18) Бегая по нитке связи, я не раз замечал копающегося в парке Абдрашитова.

(23) Потом к Абдрашитову присоединился хромой поляк в мятой шляпе, из-под которой выбивались седые волосы.

(24) Ефрейтор Васюков, свалившись вечером в окоп, таинственно сообщал нам:

- (25) Шпиены! (26) И узбек шпиен, и поляк. (27) Сговор у них. (28) Я подслушал в кустах: Роден, говорят, Ерза, Сузан и еще кто-то, Ван Кох или Ван Грог – хрен его знает. (29) Немца одного поминали… (30) Гадом мне быть, вот только я хвамилию не запомнил… (31) По коду своему говорят, подлюги!

- (32) Сам-то ты шпион! – рассмеялся младший лейтенант. – (33) Они о великих творцах-художниках говорят. (34) Пусть говорят.

(35) Богиню над фонтаном Абдрашитов и поляк починили.

(36) Началась артподготовка, и командир взвода приказал мне сматывать связь.

(37) Неслись снаряды надо мною с разноголосыми воплями, курлыканьем и свистом.

(38) Я как бежал с катушкой на шее, так и споткнулся, и мысли мои оборвались: богиня Венера стояла без головы, а поляк и узбек лежали, засыпанные белыми осколками и пылью гипса. (39) Оба они были убиты.

(40) Лежало на боку ведерко, вывалилось из него серое тесто гипса, и стояла изувеченная, обезображенная богиня Венера. (41) А у ног ее, в луже крови, лежали два человека – советский солдат и седовласый польский гражданин, пытавшиеся исцелить побитую красоту.

Автор заставляет задуматься над тем, как разрушительна война, как ужасны ее последствия.
Герои рассказа - узбек и поляк - не могут не вызвать симпатию у читателя своей человечностью и душевной чистотой. Они пытаются спасти то, что разрушает война. Но, к сожалению, оба погибают, как и скульптура богини, которую они восстановили. Автор с болью пишет об этом, употребляя такие эмоционально окрашенные слова, как "изувеченная", "побитая".
Автор подводит нас к мысли о том, что война уничтожает не только живущих в настоящем людей, но и то, что было создано человечеством на протяжении столетий.
Я согласна с автором: действительно, война несет страдания и боль, разрушая всё прекрасное и гуманное.
Во многих произведениях русской литературы мы видим осуждение войны писателями. В романе-эпопее "Война и мир" Лев Толстой с присущим ему драматизмом показал, как французское войско уничтожает и грабит Москву, как горят дома и церкви.
К сожалению, и в наше неспокойное время есть те, кто воюет и с людьми, и с памятниками культуры. Так, в годы войны в Афганистане были разбиты две знаменитые и очень древние статуи Будды.
Да, война разрушает, но, к счастью, есть люди, которые, рискуя своей жизнью, спасают красоту, созданную далекими предками. И это дает надежду живущим.

Милана Кузнецова

Доброго времени суток! Подскажите где можно посмотреть перечень "проблем" для сочинения в егэ 2017 ? (есть ли он вообще)

Даша Строганова

Софья Ларукова

🌞

Анастасия, Ольга, не могли бы вы мне помочь с аргументом из худ. литературы к тезису:"Любовь к Родине воспитывается искусством" ?

Никита Беличенко

Rose Waverly

(1)Наш взвод форсировал по мелководью речку Вислоку, выбил из старинной панской усадьбы фашистов и закрепился на задах ее, за старым запущенным парком.

(2)По ту и по другую сторону головной аллеи парка, обсаженной серебристыми тополями вперемежку с ясенями и ореховыми деревьями, стояли всевозможные боги и богини из белого гипса и мрамора.

(3) При обстреле усадьбы пострадали не только дом и деревья, по и боги с богинями. (4)Особенно досталось одной богине. (5)Она стояла в углублении парка, над каменной беседкой, увитой плющом. (6)Она уже вся была издолблена осколками, а грудь одну у нее отшибло. (7)Под грудью обнажились серое пятно и проволока, которая от сырости начала ржаветь. (8)Богиня казалась раненной в живое тело, и ровно бы сочилась из нее кровь.

(9)Узбек, прибывший с пополнением, в свободное от дежурства время все ходил по аллее, все смотрел на побитых богов и богинь. (10)Глаза его, и без того задумчивые, покрывались мглистою тоской.

(11)Особенно подолгу тосковал он у той богини, что склонилась над фонтанчиком, и глядел, глядел на нее, Венерой называл, женщиной любви и радости именовал и читал стихи какие-то на русском и азиатском языках.

(12)Словом, чокнутый какой-то узбек в пехоту затесался, мы смеялись над ним, подтрунивали по-солдатски солоно, а то и грязно. (13)Абдрашитов спокойно и скорбно относился к нашим словам, лишь покачивал головой, не то осуждая нас, не то нам сочувствуя.

(14)Вскоре по окопам прошел слух, будто Абдрашитов принялся ремонтировать скульптуру над фонтаном. (15)Ходили удостовериться – правда, ползает на карачках Абдрашитов, собирает гипсовые осколки, очищает их от грязи носовым платком и на столике в беседке подбирает один к одному.

(18) Бегая по нитке связи, я не раз замечал копающегося в парке Абдрашитова.

(23)Потом к Абдрашитову присоединился хромой поляк в мятой шляпе, из-под которой выбивались седые волосы.

(24)Ефрейтор Васюков, свалившись вечером в окоп, таинственно сообщал нам:

– (25)Шпиёны! (26)И узбек шпиён, и поляк. (27)Сговор у них. (28)Я подслушал в кустах: Роден, говорят, Ерза, Сузан и еще кто-то, Ван Кох или Ван Грог – хрен его знает. (29)Немца одного поминали. (30)Гадом мне быть, вот только я хвамилию не запомнил. (31)По коду своему говорят, подлюги!

– (32)Сам-то ты шпион! – рассмеялся младший лейтенант. – (33)Они о великих творцах-художниках говорят. (34)Пусть говорят.

(35)Богиню над фонтаном Абдрашитов и поляк починили.

– (36)Началась артподготовка, и командир взвода приказал мне сматывать связь.

(37)Неслись снаряды надо мною с разноголосыми воплями, курлыканьем и свистом.

(38)Я как бежал с катушкой на шее, так и споткнулся, и мысли мои оборвались: богиня Венера стояла без головы, а поляк и узбек, засыпанные белыми осколками и пылью гипса. (39)Оба они были убиты.

(40)Лежало на боку ведерко, вывалилось из него серое тесто гипса, и стояла изувеченная, обезображенная богиня Венера. (41)А у ног ее, в луже крови, лежали два человека – советский солдат и седовласый польский гражданин, пытавшиеся исцелить побитую красоту.

(По В. Астафьеву) Помогите написать!:(

Александр Тищенко

Провожу вебинары по написанию сочинения по истории и русскому, а так же по эссе обществознанию в группах до 3-5 человек. После вебинара ни один человек не писал хуже 9-10 баллов.
Проверяю ваши работы недорого, так же провожу занятия в Скайпе или лично( Москва)

Павел Стручков

Помогите с соч по тексту Крюкова "Я лучше. " проблема самооценки человека. Какие аргументы можно взять?

DELETED

Банк Аргументов для сочинений ЕГЭ и итогового в эл. виде
Могу скинуть файлом через вк или эл. почту СРАЗУ после оплаты. Он оригинальный и уникальный, в интернете подобного нет. Делала его самостоятельно в течение 2-ух лет. 136 стр ручной работы. (Мой результат без репетиторов - 98). Включает в себя около 100-а произведений различных авторов, охватывающих огромное количество самых разных проблем. Структура каждого произведения: герои, сюжет, проблемы. В некоторых имеются добавки в виде цитат или вырезок из сочинений. На фото ниже представлены фрагменты и весь список произведений из оглавления. Пишите в лс
Особое предложение: приведи 3-ех покупателей - сам получи бесплатно!
Цена: 250 руб. (Если термирал с комиссией, то её нужно учесть)

Григорий Иванов

Екатерина Исполатова

Здравствуйте, пока плохо разобралась в правилах группы. Подскажите, могу ли я выслать сюда свое сочинение ? Готовлюсь самостоятельно, хотелось бы узнать чужое мнение по моей работе. Заранее спасибо. Вот мои сочинения:

Екатерина Исполатова

Исходный текст:
1)Шеф внимательно посмотрел мне в глаза и сказал:
— (2)Меня очень волнуют семейные дела.

(3)Он глубоко вздохнул.
—(4)Пока молодой, на это внимания не обращаешь. (5)А потом становится поздно. (6)Поздно в том смысле, что уже ничего, совсем ничего изменить нельзя.
—(7)Понимаю, — сказал я.
—(8)Это вы пока умом понимаете. (9)А когда сердцем начнёте понимать, то всё уже будет в прошлом. (10)Это какой-то парадокс. (11)Всё на свете можно изменить, но только не то, что ты уже сам сделал. (12)Никакие деньги, никакие связи не помогают.

(13)0н замолчал, и мы сидели так, наверное, целый час.
— (14)Лет двадцать пять назад, когда я учился в институте, со мной произошла странная история. (15)Мелочь, казалось бы, но я никак не могу её позабыть.

(16)Он помолчал.
— (17)Моя мама жила тогда в Сибири, и вот как-то она собралась на юг. (18)Взяла мою сестрёнку — она в первом классе училась — и поехала.(19)А пересадку они делали в Москве. (20)У них здесь было часа два между поездами. (21)Мы и договорились встретиться на вокзале. (22)Я обещал показать им город, про свои дела рассказать. (23)Мы тогда уже года два или три не виделись.

(24)Он опять замолчал.
— (25)Я их едва не пропустил. (26)Мама, стоя с чемоданом в стороне, держала мою сестру за руку. (27)Наташка ела мороженое, а мама растерянно оборачивалась во все стороны. (28)Она испугалась, что я не приду, а одной в Москве ей было страшно. (29)Я в первую минуту даже не знал, как к ней подойти. (ЗО)Неловко как-то было. (31)Странно, как это не находишь верных слов для тех, кого любишь.

(32)В общем, мы переехали на другой вокзал, гуляли, сидели в кафе, но я всё никак не мог сказать того, что было у меня на сердце. (ЗЗ)Словно какой-то замок мне повесили. (34)А она всё смотрела на меня такими глазами, что мне казалось: я вот-вот умру. (35)Чем дольше длилась эта мука, тем больше я понимал своё бессилие. (36)Ломался, как дурак, говорил какие-то плоские слова. (37)Не знаю, что тогда на меня нашло.

(По А. Геласимову*)

(9) Вообще ничего не делать скучно. (10) Но можно. (11) Вождям некоторых полинезийских племен был запрет делать что бы то ни было, даже кушать самим: подданные их носили, умывали, кормили с рук. (12) Паралитик может всю жизнь пролежать в постели, но никто не сомневается, что он живет, он может быть даже крупным математиком, писателем, изобретателем… (13) Мысль его работает, а думать не запретишь.

(14) Мыслю – следовательно, существую? (15) Еще нет.

(16) Ставились такие опыты. (17) Человек в специальном скафандре погружался в жидкость такой плотности, чтоб он там свободно плавал – своего рода невесомость, чувство земного притяжения он переставал испытывать. (18) Резервуар находился в абсолютно темной камере, так что было не установить, где верх, где низ, и ничего не было видно. (19) Ни звуков, ни запахов. (20) Руки в специальных перчатках, каждый палец в отдельном просторном цилиндрике. (21) Осязание также практически отсутствовало. (22) Все внешние ощущения переставали поступать. (23) Нигде не давит, тело свободно, свежий воздух для дыхания поступает – никаких неудобств. (24) Находись себе, неизвестно где и как, и думай, сколько влезет.

(25) Через считанные часы испытуемые, молодые, здоровые добровольцы с устойчивой психикой, начинали сходить с ума. (26) Начинались галлюцинации, страхи, поднималось и падало кровяное давление, нарушались функции внутренних органов. (27) Человеку просто грозила смерть.

(28) Сенсорный голод – недостаток ощущений извне – вещь страшная, разрушительная. (29) Испытуемые старались думать о чем-то, решать задачи, вспоминать стихи, но мысли их делались сбивчивыми, исчезало ощущение времени, ощущение своего тела, вообще ощущение реальности: состояние делалось кошмарным.

(30) Ведь даже слепоглухонемой паралитик, несчастнейший из людей, отгороженный от всего мира, ощущает тяжесть своего тела, жару или холод, прикосновение к лицу, вкус пищи… (31) А у нормального человека без всяких ощущений извне в мозгу тут же начинается паника: регулирующие всю жизнедеятельность центры не получают привычной информации, и работа их быстро разлаживается, организм удивительно быстро идет к гибели. (32) Все органы здоровы, все питательные вещества в достатке, но полное отсутствие ощущений извне – то же самое с точки зрения организма, что тяжелейшее заболевание тех самых участков центральной нервной системы, которые отвечают за поступление информации.

(33) Только отсутствие воздуха или слишком большая жара или холод убивают быстрее. (34) Даже без воды человек проживет дольше, чем без всяких ощущений. (35) Они организму совершенно необходимы.

(36) Ноги ходят, руки делают, рот говорит, а мозг управляет всеми этими умельцами: следит за получаемыми сигналами и шлет туда приказы. (37) Он главный! (38) И для этого главного жизнь – это комплекс ощущений.

Предварительный просмотр:

(1) Наш взвод форсировал по мелководью речку Вислоку, выбил из старинной панской усадьбы фашистов и закрепился на задах ее, за старым запущенным парком.

(2) По ту и по другую сторону головной аллеи парка, обсаженной серебристыми тополями вперемежку с ясенями и ореховыми деревьями, стояли всевозможные боги и богини из белого гипса и мрамора.

(3) При обстреле усадьбы пострадали не только дом и деревья, но и боги с богинями. (4) особенно досталось одной богине. (5) Она стояла в углублении парка, над каменной беседкой, увитой плющом. (6) Она уже вся была издолблена осколками, а грудь одну у нее отшибло. (7) Под грудью обнажились серое пятно и проволока, которая от сырости начала ржаветь. (8) Богиня казалась раненной в живое тело, и ровно бы сочилась из нее кровь.

(9) Узбек, прибывший с пополнением, в свободное от дежурства время все ходил по аллее, все смотрел на побитых богов и богинь. (10) Глаза его, и без того задумчивые, покрывались мглистою тоской.

(11) Особенно подолгу тосковал он у той богини и глядел, глядел на нее, Венерой называл, женщиной любви и радости именовал и читал стихи какие-то на русском и азиатском языках.

(12) Словом, чокнутый какой-то узбек в пехоту затесался, мы смеялись над ним, подтрунивали по-солдатски солоно, а то и грязно. (13) Абдрашитов спокойно и скорбно относился к нашим словам, лишь покачивал головой, не то осуждая нас, не то нам сочувствуя.

(14) Вскоре по окопам прошел слух, будто Абдрашитов принялся ремонтировать скульптуру над фонтаном. (15) Ходили удостовериться – правда, ползает на карачках Абдрашитов, собирает гипсовые осколки, очищает их от грязи носовым платком и на столике в беседке подбирает один к одному.

(18) Бегая по нитке связи, я не раз замечал копающегося в парке Абдрашитова.

(23) Потом к Абдрашитову присоединился хромой поляк в мятой шляпе, из-под которой выбивались седые волосы.

(24) Ефрейтор Васюков, свалившись вечером в окоп, таинственно сообщал нам:

- (25) Шпиены! (26) И узбек шпиен, и поляк. (27) Сговор у них. (28) Я подслушал в кустах: Роден, говорят, Ерза, Сузан и еще кто-то, Ван Кох или Ван Грог – хрен его знает. (29) Немца одного поминали… (30) Гадом мне быть, вот только я хвамилию не запомнил… (31) По коду своему говорят, подлюги!

- (32) Сам-то ты шпион! – рассмеялся младший лейтенант. – (33) Они о великих творцах-художниках говорят. (34) Пусть говорят.

(35) Богиню над фонтаном Абдрашитов и поляк починили.

(36) Началась артподготовка, и командир взвода приказал мне сматывать связь.

(37) Неслись снаряды надо мною с разноголосыми воплями, курлыканьем и свистом.

(38) Я как бежал с катушкой на шее, так и споткнулся, и мысли мои оборвались: богиня Венера стояла без головы, а поляк и узбек лежали, засыпанные белыми осколками и пылью гипса. (39) Оба они были убиты.

(40) Лежало на боку ведерко, вывалилось из него серое тесто гипса, и стояла изувеченная, обезображенная богиня Венера. (41) А у ног ее, в луже крови, лежали два человека – советский солдат и седовласый польский гражданин, пытавшиеся исцелить побитую красоту.

План работы с текстом художественного стиля

Предварительный просмотр:

Аргументы. Часть С.11 класс

1. Проблема взаимоотношения человека и природы.

2. Проблема исторической памяти. Эпиграфом к ней могли бы послужить слова академика Д.С.Лихачева: "Память активна. Она не оставляет человека равнодушным, бездеятельным. Она владеет умом и сердцем человека. Память противостоит уничтожающей силе времени. В этом величайшее значение памяти". Особо звучит тема безвинно репрессированных и замученных в годы сталинского террора. Огромный труд проделал Александр Солженицын в своем "Архипелаге ГУЛАГе". Думая о сталинском времени, невольно переносишься мыслью на революцию. И она сегодня видится во многом по-иному. "Нам говорят, что русская революция ничего не принесла, что у нас нищета большая. Совершенно верно. Но. У нас есть перспектива, у нас виден выход, есть воля, желание, мы видим перед собой путь. " - так писал Н.Бухарин. Теперь мы задумываемся: что же сделала со страной эта воля, куда привел этот путь и где выход. В поисках ответа начинаем обращаться к истокам, к Октябрю.

Глубже всех исследует эту тему А.Солженицын. Причем эти вопросы затрагиваются во многих его книгах. Но главное произведение этого писателя об истоках и начале нашей революции - многотомное "Красное колесо". Солженицын настойчиво не признает не только Октябрьскую, но и Февральскую революцию, считая свержение монархии трагедией русского народа. Он утверждает, что мораль революции и революционеров антигуманна и античеловечна, лидеры революционных партий, включая Ленина, беспринципны, думают, прежде всего, о личной власти. Нельзя согласиться с ним, но и не прислушаться тоже нельзя, тем более, что писатель использует громадное число фактов и исторических свидетельств. Такую ли надо давать оценку революции?! Трудно сказать, окончательный приговор вынесет только время Много интересного об этом времени можно почерпнуть в романе Б.Пастернака "Доктор Живаго", повести В.Гроссмана "Все течет" и других..

Если в оценке революции есть резкие расхождения, то сталинскую коллективизацию осуждают все. Да и как оправдать ее, если она привела к разорению страны, гибели миллионов трудолюбивых хозяев, к страшному голоду! Одним из правдивых произведений о трагедии крестьянства в период коллективизации является роман-хроника Бориса Можаева "Мужики и бабы". Писатель, опираясь на документы, показывает, как формируется и забирает власть та прослойка на селе, которая благоденствует на разорении и беде односельчан и готова лютовать, чтобы угодить начальству. Автор показывает, что виновники "перегибов" и "головокружений от успехов" те, кто управлял страной.

4. Проблема любви к родине, проблема русского характера. В центре рассказов, повестей, романов, поэм многих русских писателей и поэтов находится проблема русского национального характера. В произведениях Б. Полевого "Повесть о настоящем человеке", Б. Васильева "А зори здесь тихие", М. Шолохова "Судьба человека", В, Распутина "Пожар", А. Солженицина "Матренин двор "(В поисках русского национального характера Солженицин заглядывает в "самую нутряную Россию" и находит человека, превосходно сохраняющего себя в смутных, нечеловеческих условиях действительности - Матрёну Васильевну Григорьеву. По Солженицину, естественны для народного характера независимость, открытость, искренность, доброжелательность по отношению к людям, и к своим, и к чужим. Она "не могла отказать" и даже "покидала свой черёд дел". При этом она не испытывала и оттенка зависти, если видела изобилие и относительное благополучие в хозяйстве, искренне радовалась за людей, понимала бренность, неверность и ненужность материальных благ. Матрёна "не гналась за обзаводом, не выбивалась, чтобы купить вещи и потом беречь их больше своей жизни, не гналась за нарядами". Всё это она считала глупостью и не одобряла. Глупы были люди, не понимающие истинную ценность жизни и спорящие из-за избы погибшей Матрёны)

Проблема наркомании в России: статистические данные

а)Цифры: Число лиц, употребляющих инъекционные наркотики, во всем мире превысило 13 млн. человек.

В России, по данным ФСКН, 6 млн. наркоманов, 1,8 млн больны наркоманией, 350 тысяч находятся на учете в наркологических диспансерах.

От 900 тыс. до 1 млн 100 тыс. наркозависимых - это подростки и молодежь в возрасте 11 - 24 лет.

Ежегодно от наркотиков гибнут 70 тысяч россиян. В 2006 году от наркомании умерло около 100 тыс. человек.

б)Динамика роста: За последние 10 лет потребление наркотиков в России увеличилось в 9 раз. В основном это люди в возрасте до 30 лет.

к концу 1994 года - 49,9 тыс;

к концу 1995 года - 65 тыс;

к началу 1997 года - 88 тыс;

в 1998 году - 160 тыс;

в 1999 году - 209 тыс.

2000. В 2000 году в России наркотической зависимостью страдали более 2 млн человек /по некоторым данным, около 3 млн/.

За 10 лет смертность от употребления наркотиков увеличилась в 12 раз, а среди детей - в 42 раза.

Излечиваются от наркомании, т.е. не употребляют наркотики более года, всего 5-6% .

2003 год. В России употребляли наркотики около 4 млн. человек. Эта цифра составляет 4% населения России. За последнее десятилетие число наркоманов в России увеличилось в 9 раз. Только около 500 тысяч человек обратились в медучреждения за помощью.

По масштабам и последствиям для человечества наркоманию можно сравнить с геноцидом, причем, из всех способов ограбления и истребления народа самым эффективным является распространение наркоманий. Они, как средство геноцида, имеют 3 великих достоинства.
Во-первых, они устраняют сразу 3 поколения людей , потому что молодые люди от 15 до 25 лет, став наркоманами, умирают через 4-5 лет. Они заражаются гепатитом, ВИЧ и другими болезнями; не оставляют потомства, во всяком случае полноценного, потому что у наркоманов угнетаются сексуальные желания и возможности.
Родители наркоманов очень тяжело переносят заболевания своих детей. Для родителей это большое горе, тяжелый стресс, позор, стыд, огромные расходы. От этого родители наркоманов тоже не доживают своего века и умирают раньше времени от болезней.
Кроме того, многие наркоманы способствуют распространению наркоманий среди своих друзей, которые также становятся смертниками.
Во-вторых, уничтожение населения происходит без убийств, без крови и насилия. Не нужно трат времени, средств и трудов на нейтронную бомбу и военные действия. Все сделают наркоманы своими собственными руками .
Так же как любители табака и алкоголя. Сами покупают эти заменители нормальных удовольствий. Они умирают как больные, а не умышленно убитые, хотя наперед известно, что от пьянства и курения люди вымирают и вырождаются.
В-третьих, наркоманы очень щедро платят наркомафии за свое собственное самоубийство. Отдадут все свои деньги, продадут ценные вещи и даже квартиры для того чтобы покупать наркотики. Наркотизация - это дьявольский способ отобрать у человека деньги, все, что он имеет, и уничтожить его, не "пачкая" своих рук.
Активность продавцов наркотиков понятна. Они делают деньги. Но почему миллионы людей, страдающих от этого, страна в целом со всеми правами и средствами, не могут защитить себя и своих детей ?
В странах с высоким уровнем патриотизма властей, умеющих защищать национальные интересы, например в США, смогли переломить рост наркоманий и он пошел на убыль.
Если власть в нашей демократической стране выборная и все люди, имеющие власть являются депутатами, то нам нужно всем депутатам на всех уровнях дать наказ принимать действенные меры. Опыт лечебной работы показывает, что наркомафия охотится за детьми высокопоставленных родителей, имеющих власть и деньги, потому что из них можно выкачивать деньги. Следовательно те, кто "наверху" непосредственно должны быть заинтересованы в искоренении наркотизации.

6. Проблема неуважительного отношения юношества к старости и старикам . Проблема одиночества.

Сейчас картина несколько изменилась. Продолжительность жизни стала выше, и пожить подольше уже не считается зазорным. Только какой будет эта жизнь, никто не знает.

И все те, кто еще молод и может двигаться, с опаской вглядываются в свое будущее. А что-то нас там ждет? Какими мы будем? Конечно, хотелось бы видеть себя и бодрым, и здоровым, а, главное, хоть чем-то занятым. Хоть художественным свистом, только бы не вести растительную жизнь. Но что нам может предложить наше, опять же, многострадальное государство? Ничего. Школ для пожилых людей у нас нет, университет был один, в Самаре, да и его все порываются прикрыть. Если уже не прикрыли.

На Западе, в Европе и США, давно принята система образования для тех, кому за…Одними из первых Университет для пожилых людей открыли французы, в Тулузе. Оказалось, это интересно и нужно людям. А раз есть спрос, есть и предложение.

Есть пожилые люди, которые занимаются самообучением. У них вторая молодость, они заново узнают мир. Многие осваивают компьютер, чему-то учатся, чтобы не потеряться в современных реалиях, чтобы их не выкинули на помойку, как использованный и ненужный механизм.

И еще это снисходительно-раздраженное отношение к старикам - в магазинах, в метро, даже дома. Мол, мешаешься, ну да ничего, я тебе, конечно, помогу, но эта любезность неуважительна, она презирает старость. А перед внутренним взором все этот овражек - сами такими будете, и вас так же и обхамят в булочной, но хлебушек продадут.

А ведь это наши мамы и папы, наша связь с прошлым и настоящим. Без них нас не было бы, и разве виноват человек в том, что тело стареет? Главное сердцем не стареть, а душа, как известно, не стареет.

Не забывайте своих близких, не оставляйте их в оврагах равнодушия и одиночества.

9.Проблема нравственного долга, нравственного выбора.

Читайте также: