Казахстанское общество глазами иностранцев сочинение

Обновлено: 17.07.2024

Наверно, вам попадались на глаза тоненькие книжицы с забавным названием “Эти странные (далее указывались: итальянцы, шотландцы, датчане и т.д.)”. Меня, естественно, заинтересовал вопрос: а что думают о казахах иностранцы, длительное время проживающие в Алматы и составившие вполне определенное мнение о казахах. Мое мини-исследование ни на что не претендует, не призывает и не разоблачает. Просто его результаты показались достаточно забавными и интересными. Имена моих собеседников, разумеется, изменены, что явилось условием их откровенности. Ниже — краткий и обобщенный портрет нас, родимых. Глазами иностранцев.

Казахи — странный народ. Наверное, нигде в мире не встретишь такого гармоничного сочетания современного прозападного образа мышления и бережного отношения к старинным традициям. Во многих домах алматинских казахов можно увидеть модную мебель, новейшие марки компьютеров и прочей электроники, детей, запросто болтающих на английском языке. И в то же время — комнаты с корпешками и подушками на полу, бабушек в национальных халатах со старинными браслетами на руках, с трудом изъясняющихся со своими внуками. Как правило, в таких семьях царят согласие и любовь, при том, что в доме могут звучать одновременно два-три языка, а члены семьи с увлечением слушают как попсу, так и домбру. Культ старших, особенно стариков, восхищает, вызывает искреннее уважение ко всей нации. Хотя здесь нередко могут возникать проблемы, связанные с различным менталитетом старшего поколения, выросшего в условиях коммунистического режима, и младшего, активно осваивающего реалии капитализма. Однако этот конфликт поколений чаще всего разрешается без скандалов и упреков в силу природного такта казахов при общении с аксакалами.

Иностранцы, как правило, удовлетворены своими отношениями с местными партнерами. Естественно, у казахстанских предпринимателей, как и у всех на пространстве СНГ, еще только формируется необходимый опыт ведения бизнеса с иностранцами, но казахи, пожалуй, многим могли бы дать фору в этом вопросе. Некая расхлябанность (не более, чем у других) при ведении бизнеса, снисходительное отношение к срокам и датам поначалу смущают и удивляют. Но постепенно, лучше узнав казахов, иностранцы приспосабливаются и с пониманием кивают, когда казахский партнер объясняет несвоевременное выполнение обязательств юбилеем любимого дяди или рождением очередного племянника. При этом иностранцы оперируют фразами типа “меня кинули”, “прокатили”, “подставили”. Их они освоили, работая на рынке Казахстана.

— Вы бы видели, как кидают в России! — воскликнул один из иностранцев.

Казахи гордятся своей историей, долго и увлеченно рассказывают о победах и батырах, что не может не вызывать уважения. Но, как заметил один итальянец:
— Конечно, исторических памятников и произведений древней культуры сохранилось не так много, как, например, в Риме.

Поразило другое. История казахов настолько многообразна и многовариантна, что не знаешь, кому верить. Некоторые, ничем не смущаясь, доходят до утверждения, что зарождение цивилизации началось именно с казахов. Казахи гордятся своей историей и культурой и, думаю, небезосновательно, но. Вы понимаете меня? С восхищением узнал, что практически каждый казах знает своих предшественников до седьмого колена. Любой мальчуган запросто отчеканит вам имена своих предков, живших в незапамятные времена. А некоторые без ложной скромности могут показать вам собственное генеалогическое древо, начинающееся с великого Пророка.

Как правило, иностранцы отмечают наличие многочисленной родни у казахов. И, как следствие, свадьбы, похороны, поминки, рождение ребенка, юбилеи, сватовство и прочее-прочее — неотъемлемая часть жизни казахов. При этом стол должен ломиться от угощения независимо от материального благополучия хозяина. Это совсем неплохо, дружно заверяют иностранцы. Но почему-то не говорят, что хорошо. Просто констатируют. Зато есть нечто, что их неприятно удивляет. На банкетах и семейных праздниках, которые так любят казахи, в обязательном порядке можно встретить “величайших мыслителей человечества”, “людей удивительной скромности и кристальной чистоты”, “гордость казахского народа” и т.д. Неопытный иностранец поначалу восторгается обилием таких выдающихся личностей за одним столом. Зато опытный обязательно уловит закономерность: чем выше должность “личности” (скажем, председатель налогового комитета или депутат), тем громче возвеличивается гость.
Однако, многочисленная родня у казахов все-таки больше предмет зависти, чем удивления. Иностранцев восхищает, что помощь родственникам, даже не очень близким, в трудную минуту считается естественным проявлением. Поэтому семья, потерявшая близкого человека, не остается одна со своим горем.

Казахские женщины, точнее казахстанские, без преувеличения, намного красивее, чем европейские. Во всяком случае, так говорят иностранцы, находясь здесь в командировке. (Узнать бы, что говорят наши мужья, находясь в командировке там).
Особенно хороши алматинки, независимо от национальности. Они изящны и женственны, и не стесняются это подчеркивать, надевая красивые и яркие наряды. На Западе женщины предпочитают удобство красоте. Однако казахи не доверяют умственным способностям женщин (вероятно, в силу национальных традиций). И воспринимают их как собственность. Пусть даже как ценную собственность. Впрочем, это не мешает казахам искренне заботиться о своих женщинах и любить их. Мои собеседники порой приводили в пример какого-нибудь крупного бизнесмена (или же чиновника), высококультурного и образованного человека, имеющего трех жен, не менее культурных и образованных, в Астане, Алматы и в Москве. Наверное, с точки зрения мужчины это восхитительно, но каково его женам?

Казахская кухня — для людей с мужественным желудком, отметил представитель одной азиатской страны. — Моя родина не может служить образцом гигиены и чистоты, но казахи, особенно в провинции, не отличаются от нас в этом. Национальная традиция есть бешбармак прямо из блюда, наверное, еще терпима, но есть непосредственно руками!? Пощадите хотя бы иностранцев!
Зато с чувством юмора у казахов все в порядке. Однажды, в одном ауле (я был еще новичком в стране) мне подали, как почетному гостю, голову барана.
— Что я должен с ней делать? — спросил я.

— Поцеловать и передать соседу, — ответил один из гостей.

Некоторые иностранцы очень робко пытаются рассуждать на нашу больную, но любимую тему. Не ясно, что первично для казаха: нация или клан? Вот что рассказал мой восточноевропейский собеседник.

— Один западный казах так прямо и говорит: есть мы, а есть прочие казахи.
Это не самое странное выражение, принимая во внимание, что тот мой собеседник по сути своей очень скромный и вежливый человек. Казахи, прежде всего, представители своего клана (рода). Это важно знать и понимать, работая с казахами. Кто этого не понял — уехал. Только клановая тема закрыта для иностранцев. Казахи предпочитают обсуждать вопросы межкланового деления только между собой. Я, кстати, тоже помалкиваю.

Внедрение капиталистических отношений у нас пошло дальше и глубже, чем во многих продвинутых в этом смысле странах.

— Я вынужден без конца нарушать закон, — жалуется представитель родственного нам (по корням) государства, — но давать деньги работнику милиции даже у нас опасно. А у вас работник автоинспекции почему-то озабочен сохранностью моего бюджета.
Так и говорит: “Штраф платить будем или сэкономим?”. Однажды, по неопытности, я сказал, что буду платить штраф, оформляйте протокол. Эта процедура отняла более получаса. В результате себе же оказалось дороже. С тех пор я с благодарностью и страхом принимаю заботу работников автоинспекции.

Некоторые из моих собеседников обозначили больную для них тему коррупции. Особенно в организациях, с которыми невозможно избежать общения, — паспортными столами и прочими аналогичными службами. Вызывает уважение пафос, с которым работник такой службы отказывает иностранцу: “Здесь мы не у вас!”. Но потом шепотом выясняется, что решить вопрос можно, только…

Мне повезло, попался и такой иностранец, который знал нас еще в доперестроечный период.
— Главное у казахов — жажда к дипломам! Пусть вас это не смущает, постепенно она перерастет в жажду к знаниям. И это особенная, отличительная, я бы сказал, черта казахов. Причем — очень важная. Это поможет вам со временем войти в число передовых стран мира. Конечно, уровень вашего образования оставляет желать лучшего. Бесчисленное количество академий и университетов внушает незнающему человеку некий трепет. Но количество, я уверен, должно непременно перерасти в качество.
Врожденная гибкость казахов, умение быстро перенимать лучшие аспекты современного бизнеса — это неотъемлемо. Это отражается и на языке: современный казахский язык представляет помесь казахского с русским и английским.
Конечно, приятно слышать такие комплименты в адрес моих соотечественников. Однако нечто заставило и насторожиться. Мой собеседник, осторожно и тщательно подбирая слова, попытался сравнить нас японцами.
— Японцы, — рассуждал он, — вошли в мировой бизнес, не теряя своей культуры. Это проблема, насколько я понимаю, актуальна и для вас. Но у вас вопрос иной раз ставится несколько иначе: все наше — лучшее, так сказать, первичнее, а все чужое – оно …чужое. Или я ошибаюсь?

Естественно, я понимала, что задала своим респондентам непростую задачу — дать обобщенный портрет современного казаха. Вот и получилось — то мы гибкие, то нет. Комментируя нашу религиозность, иностранцы, как правило, с удовлетворением, а некоторые даже с восторгом, отмечали терпимость в этом вопросе, требующем особого такта. Многие конфессии чувствуют себя в Казахстане достаточно комфортно, говорили мне. Может, поэтому есть среди казахов такие, которые с удовольствием берут от ислама право на многоженство, от христианства — разрешение употреблять алкоголь и закусывать колбасой. Но есть и такие, которые упорствуют в своем, как бы это помягче сказать, традиционализме, требуя… Впрочем, вы знаете, что они требуют.

По вопросу казахстанской государственности и национальному строительству было проведено множество исследований, но большинство этих работ было завершено в 1990-х или были посвящены 1990-х годам. Мы пропустили многие изменения в 2000-х годах: демографические изменения и их последствия, миграцию из села в город и рождение казахскоязычного городского мира, а также растущую региональную дифференциацию. Мы также упустили культурную трансформацию, которую эти эволюции принесли с собой – например, у нас нет хорошего представления о казахскоязычном медиа мире, несмотря на то, что он становится очень активным и конкретным форумом для обсуждения.

Существует три ключевых элемента, которые указывают на переход Казахстана из постсоветской эпохи в пост-постсоветскую эпоху: демография, ислам и культура/язык.

Демография

В северных областях Казахстана число русских неуклонно снижается. В настоящее время они составляют от 36 до 50% населения в этих областей, что делает их меньшинством. Это драматическое изменение для страны с 1990-х годов.

Самые большие иммиграционные потоки из Казахстана в Россию произошли в начале 1990-х годов, но отъезд русского населения продолжается и сегодня, хотя и меньшими темпами. Русские эмигрируют самостоятельно или через программу соотечественников, запущенную Россией в 2006 году. Среди новых граждан Российской Федерации наибольшее число приходится на Казахстан и Украину (после событий в Донбассе). Часто эта эмиграция происходит в течение двух поколений: дети уезжают учиться в Россию, а затем находят там работу, и их родители присоединяются к ним, когда настало время уйти на пенсию.

Другим важным элементом является демографическая траектория россиян в Казахстане. Средний возраст русского в Казахстане составляет 44 года. Средний возраст этнического казаха, напротив, составляет около 23. Это огромная демографическая разница, которая означает, что через 10-20 лет большинство россиян, проживающих в Казахстане, будут пенсионерами.

Также следует отметить массовую урбанизацию этнических казахов. Количество казахов, проживающих в городах, с начала 1970-х годов увеличилось с 1 до 5 миллионов. В результате половина этнических казахов сейчас представляет городское население. Эта массовая миграция резко изменила городскую идентичность Казахстана.

Но даже если различие между “славянским” севером и “казахским” (и частично “узбекским”) югом уменьшается, региональный разрыв остается критическим во многих других отношениях. Южные области наиболее динамично растут демографически, так как имеют более высокий коэффициент рождаемости. На юге также проживает большинство сельского населения. Более того, этнические репатрианты (оралманы), которые теперь составляют 10% этнического казахского населения (один миллион человек), проживают в основном в этих южных областях, и их интеграция остается сложным вопросом.

В результате Казахстан демографически, экономически и (в некоторой степени) культурно разделен на три региона, каждый из которых имеет ярко выраженную и отдельную идентичность.

Как и везде в Центральной Азии, внутренняя миграция из сельских районов в города является массовой постсоветской тенденцией. Тем не менее, в Казахстане внутренняя миграция остается в основном региональной: люди перемещаются внутри своего региона, но не в другой регион – с очевидными исключениями двух столиц, Астаны и Алматы. Программы государства по активизации миграции с Юга на Север в основном потерпели неудачу.

В результате Казахстан демографически, экономически и (в некоторой степени) культурно разделен на три региона, каждый из которых имеет ярко выраженную и отдельную идентичность.

Читайте по теме: Северные области и население юга: миграционная политика и потоки миграции в Казахстане

2) Новые демографические и социологические тенденции, формирующие сегодня Казахстан, – это структурирование казахско-говорящего городского мира и растущая дифференциация между тремя регионами (Север, Юг и Запад).

Ислам

Роль ислама как в личной, так и в общественной жизни быстро меняется в соответствии с тем, что происходит в Центральной Азии. Сдвиг особенно важен в Казахстане, потому что это центральноазиатская страна, где ислам исторически был наименее заметным. Благодаря исследованиям Барбары и Азамата Джунисбая мы знаем, что почти все этнические казахи (95%) теперь идентифицируют себя как мусульмане. Это не означает, что они практикуют ислам настолько, насколько они должны отождествлять себя с исламом как национальной религией. Среди 5%, кто этого не делает, многие, вероятно, называют себя христианами. Все труднее сказать, является человек атеистом или агностиком.

Информационный мир на казахском языке растет и в значительной степени отделен от русскоязычного.

Культура и язык

В этой области изменения стали все более заметными с начала 2010 года. Информационный мир на казахском языке растет и в значительной степени отделен от русскоязычного. В некотором смысле это похоже на две страны в одном: два информационных пространства функционируют в относительной близости, не взаимодействуя друг с другом. Обучение на казахском языке сейчас является доминирующей тенденцией. Около двух третей учеников в настоящее время учатся в казахских школах. Это означает, что статистически почти все казахстанцы теперь получают обучение на казахском языке. Конечно, некоторые ученики, особенно среди элиты, продолжают обучаться на русском или английском языках в школах “западного образца”. Университет также становится “казахским”, около 50% студентов следуют казахскоязычным учебным программам.

Эта прогрессивная де-русификация является продуктом демографической эволюции. Большинство волюнтаристских программ, начатых властями Казахстана по продвижению казахского языка, имели ограниченный успех, но в настоящее время процесс “казахизации” происходит естественным образом с приходом новых поколений и урбанизацией казахов. Власти также разработали еще один способ ускорить де-русификацию: продвижение английского языка как обязательного третьего языка в системе образования.

Казахскоязычный мир СМИ уже сформирован под националистическим настроем. Эта тенденция сейчас становится доминирующей, особенно в социальных сетях. Несколько десятков националистически настроенных блоггеров насчитывают около 20 000-30 000 фолловеров. Это может показаться не слишком большим, но молодое население в основном использует казахстанские социальные сети.

Еще один увлекательный аспект – это рост дебатов по памяти. Казахскоязычный интеллектуальный мир всегда был ориентирован на вопросы национальной идентичности, отношения с Россией (и Китаем), русской колонизации и голода, репрессий советских времен. Эти дебаты теперь вышли за рамки своих небольших ниш, чтобы стать общественным достоянием. Столетие восстания 1916 года в 2016 году было хорошим примером демонстрации напряженности в отношениях между официальным нарративом и всеми теми, кто настаивал на критическом прочтении взаимодействия между степным миром и Россией. Столетие 1917-го года в 2017 году выявило аналогичные проблемы. И в последующие два десятилетия Казахстану придется отмечать первые два десятилетия советской истории, очень бурный период. Страна намерена обсудить Алаш-Орду, рождение Казахской АССР, национал-коммунизм, голод, сталинские репрессии и т. д. Таким образом, историческая политика станет ключевым элементом национальных дебатов в предстоящие годы.

Каково политическое влияние этих изменений?

Можно задаться вопросом, влияют ли все эти демографические и культурные изменения на политику. Думаю, что да. Благодаря социологическим опросам и опросам мы знаем, что молодое поколение думает иначе, чем старшие поколения: молодые люди поддерживают все, что связано с рыночной экономикой, и имеют большую веру в понятие индивидуального успеха. Но молодежь не более прозападная, чем другие возрастные когорты. Напротив, молодые люди значительно реже поддерживают демократию, что отмечалось у предыдущих поколений. Подавляющее большинство не считают Запад образцом развития, которому должен следовать Казахстан, и вместо этого призывают страну разработать свой собственный путь, основанный на своих культурных ценностях, независимо от содержания этих так называемых казахских ценностей.

Очевидно, что все казахстанскость находится на спаде, а казахскость растет. Это критический элемент перехода от постсоветской эпохи к пост-постсоветской эпохе.

Все это свидетельствует о том, что президент Назарбаев готовит свое наследие: приспосабливая новое мышление, не позволяя ему становиться слишком конфронтационным и оппозиционным, в то же время указывая путь к новой, пост-постсоветской эпохе. Интересно видеть, что изменения происходят, пока Назарбаев все еще находится у власти, не дожидаясь смены президента, как это было в соседних странах. Казахстанские власти проявляют меньше идеологического творчества, чем их российские коллеги, но они догоняют, становятся более адаптивными и восприимчивыми к динамике снизу вверх.

Но мы должны помнить, что, поскольку Казахстан быстро меняется и выходит за рамки постсоветского пространства, доминировавшего в течение четверти века, Россия также претерпевает глубокие изменения. Поэтому будущее обеих стран и их взаимодействие остаются открытыми и адаптивными к новым условиям, формирующимся на наших глазах.

Аудио стенограмма лекции доктора Марлен Ларюэль “Национальность Казахстана: политика и общество в движении” в Центре изучения Евразии, России и Восточной Европы (CERES), Джорджтаунский университет (8 февраля 2018 года)

Что происходит в Казахстане и мире? Объясняем на нашем YouTube-канале и в наших сообществах на Facebook. Подпишись, чтобы узнавать обо всём самым первым!


У каждой страны есть свои стереотипы, но далеко не все они основаны на правде. Хотите узнать, что думают о Казахстане иностранцы? Тогда читайте наш материал: мы собрали восемь самых распространенных заблуждений о Казахстане и делимся с вами

Борат и Казахстан

Казахстан — маленькая страна

На самом деле Казахстан занимает девятое место в мире по территории и второе место среди стран СНГ после России. Территория государства составляет более двух с половиной миллионов квадратных метров. Казахстан является самой большой страной Тюркского совета, а также крупнейшим государством, не имеющим выхода к Мировому океану.


Фото: bestfon.info

Казахстан — мусульманская страна

Казахстан — светское государство. Это означает, что здесь живут представители разных религий. Основными течениями являются ислам и христианство, но также присутствуют иудаизм и буддизм. Часть населения не придерживается ни одной из религий.


Фото: kazakhstan.travel 4

Казахстан — страна кочевников

Да, Казахстан — родина кочевых племен, но сегодня это современное государство с установленными границами. Скотоводство и земледелие уже давно перестали быть основными видами деятельности. Здесь живут такие же люди, как и во всем мире — современные и настроенные на светлое будущее.

Казахстанцы до сих пор живут в юртах и ездят на верблюдах

На самом деле это далеко не так. Казахстанцы, как и все современные люди, уже давно живут в собственных домах и квартирах и передвигаются на автомобилях. Правда, и сегодня посреди современного двора можно встретить юрту: некоторые казахстанцы строят беседки и летние кухни в форме кочевого жилища.

В Казахстане живут только казахи

На самом деле на территории Казахстана проживают люди разных национальностей. Казахи составляют лишь чуть больше половины от всего населения. Также здесь обитают русские, узбеки, украинцы, немцы и представители других народов.


Фото: weproject.kz 7

Казахстан — неразвитая страна

Казахстан — активно развивающееся государство как экономически, так и культурно. Согласно программе развития ООН, Казахстан входит в группу с высоким уровнем совершенствования человеческого потенциала.


Фото: skyview.kz

В Казахстане все говорят на русском языке

Государственный язык — казахский, но и русский язык считается официальным. Большинство казахстанцев владеют как казахским, так и русским. Кроме того, в стране также издаются газеты и журналы на украинском, польском, немецком и других языках.

Казахстан — молодая республика с большими планами на будущее! Если вы до сих пор думаете, что здесь нечего посмотреть и не скем поговорить — тогда скорее собирайте чемоданы и отправляйтесь в Казахстан, чтобы лично разрушить все стереотипы!


"У вас много детей, чистый воздух и просторные квартиры". Китайцы, корейцы и японцы о Казахстане

Граждане Китая, Южной Кореи, Японии и Вьетнама, работающие на EXPO в Астане, рассказывают о том, что их удивило в Казахстане.

Очередь, которая ведет в павильон Китайской Народной Республики, может показаться слишком большой и отбить всякое желание посещать экспозицию этой страны.

"Здесь долго стоять?" - спрашивает женщина у волонтера.

"В начале очереди вы будете стоять примерно десять минут, а затем еще пять в середине и еще пять минут перед заходом. Итого получается максимум 20 минут", - объясняет девушка.


Без очереди пропускают только беременных, людей с маленькими детьми и пожилых.

"Думают, что здесь интересней, чем в других павильонах. Все хотят посмотреть выставку именно Китая, потому что у этой страны есть авторитет", - рассуждает волонтер Сымбат. Девушка приехала из Шымкента, за месяц успела поработать в разных павильонах, но больше всего ей понравилось иметь дело с представителями КНР.


"Мне нравится атмосфера здесь, у них она более рабочая, граждане Китая трудоголики, они вместе работают и все вместе отдыхают", - отмечает волонтер.

На улице стоит жара и людям в очереди неймется. Кто-то обмахивает себя веером, кто-то пьет воду и никак не может утолить жажду. А один молодой человек достал книгу и принялся ее читать.

"В принципе, ждать очередь в павильон Китая не так долго. Вот, например, в павильоны Германии, Южной Кореи, "Нур Алем" вы будете стоять час", - уверяет Сымбат.

Некоторые люди не хотят стоять в очереди и идут в другие павильоны, где немноголюдно.


"Мы тоже не знаем, почему к нашему павильону выстраивается такая очередь. Я думаю, что дело в 3D-фильме, который мы показываем, ведь там мы используем 3D-очки нового поколения и изображение получается очень хорошим. Когда в фильме на людей вылетает птица Феникс, все обычно кричат: "А-а-а-а…" - говорит Че Ван Жо, приехавшая в Астану из портового китайского города. Помимо погоды, ей здесь очень многое кажется необычным.

"Самое удивительное в вашей стране - это гостеприимство казахских людей", - отмечает китаянка.


Она рассказала, что успела подружиться с многими казахстанскими девушками, много гуляла с ними по городу, а вот за пределы Астаны не выезжала, так как это им запрещено.


"До того, как я приехала в вашу страну, я знала, что у Казахстана и Китая есть совместные проекты, но многие подробности мне были неизвестны, например, я даже не знала, какие здесь деньги, слово "тенге" я совсем не знала. Но как только я приехала, мне очень понравилось здесь и мне хочется остаться", - говорит девушка.


"У нас в павильоне есть тренажер - кабина очень быстрого поезда, посетители могут попробовать поуправлять им", - говорит о преимуществах своего павильона еще одна китаянка, Сюань Ван.

Этот поезд перемещается со скоростью 350 километров в час, и для китайцев - это не будущее, а уже настоящее, такой поезд сейчас курсирует там по железным дорогам.

Пока наши люди восхищаются скоростью китайских поездов, жителей КНР удивляют вещи, которые казахстанцам кажутся вполне естественными.


"У вас очень свежий воздух, не такой как в Китае, у нас воздух очень загрязнен. А еще в Казахстане люди хорошо живут, у них есть свободное время, по крайне мере, они могут посещать разные павильоны. Люди у вас очень добрые, еда вкусная, у вас я впервые попробовала мясо лошади, очень понравилось", - говорит Сюань на превосходном русском языке, который изучила в одном из университетов Китая.



А еще ее удивило, что в казахских семьях может быть больше чем один и два ребенка.

"Здесь очень много детей, в одной семье, например, может быть три или четыре ребенка, и это здесь считается нормально. В Китае не так, у нас как правило в семье один ребенок, ну, сейчас уже можно встретить двоих", - делится своими мыслями девушка. Долгое время в Китае действовала политика "одна семья - один ребенок", сейчас жителям КНР разрешено заводить двоих детей.


Большое количество детей в Казахстане удивляет и представителей других павильонов.


"Я так удивилась, что тут много детей. В Японии сейчас очень мало детей, у нас в обществе это серьезная проблема. А тут я вижу столько детей, такого вообще невозможно увидеть в моей стране. И это создает ощущение, что у людей есть светлое будущее, потому что дети - это же будущее. Мне очень приятно смотреть на таких жизнерадостных людей, эти дети дают ощущение, что тут есть энергия, очень много энергии в этой стране. В каком-то смысле это и есть энергия будущего", - говорит Мизухо Фурукава.



Мизухо Фурукава из Японии

Японцы искренне удивляются, что казахстанцы знают, как будет "здравствуйте" на японском. Впрочем самим японцам, кажется, тоже приятно удивлять наших жителей. Перед входом в павильон сотрудники на трех языках приветствуют всех, выразительно произнося "Қош келдіңіздер!". А в жаркие дни они с удовольствием обмахивают посетителей выставки веером.


"Самое главное для меня и моих коллег - это то, что нам интересно в вашей стране и нам действительно очень хочется порадовать людей", - говорит японка.


"Это блюдо называется "пибимпап", с корейского это можно перевести как "перемешивать", - говорит казахстанка Дина, работающая в корейском ресторане, который находится фактически над павильоном Южной Кореи.


Вообще это блюдо подается в сете с жаренными ребрышками, салатом, фунчозой и двумя видами супа, и стоит 6 000 тенге, но такой упрощенный вариант можно заказать и за 3000.


С верхнего этажа, где расположен ресторан, можно разглядеть очередь в павильон.


"Если сравнивать Корею с Казахстаном, то у них вся система работает по-другому, совершенно другой подход к работе. Они много работают, всегда сдерживают обещания и никогда не смешивают личную жизнь с работой", - рассказывает Дина.



Дина (справа) и еще одна казахстанка - сотрудница корейского павильона.

"Например, в Казахстане на работе много чай пьют, я просто раньше работала на госслужбе и знаю это. У них такого нет. Более того, на этой работе мы не используем телефон, рабочее время - это рабочее время. А еще на работе они никогда не переходят на личности", - делится своими наблюдениями девушка.


На этой кухне готовят еду не только для гостей, но и для всех сотрудников павильона, в том числе казахстанцев. Последним идут навстречу, если они просят сделать блюдо не очень острым.


А вот еще одно блюдо - острый говяжий суп, очень полезный, как говорят корейцы. Его обычно подают на обед своим сотрудникам, но при желании его могут заказать и гости.

Работая на кухне, корейцы признаются, что времени что-то посмотреть в Казахстане у них нет. В свой выходной день как правило они отдыхают дома. А лишний раз выйти куда-то на улицу - это определенные трудности, ведь ни русского, ни казахского языка они не знают. Что касается английского, то в Казахстане этот язык среди простых людей не очень-то в ходу, считают корейцы, разве что на территории ЭКСПО его знают волонтеры.

Тем не менее они успели сделать для себя определенные выводы насчет нашей страны.


"Корея небольшая страна, а Казахстан большой. У нас как правило все дома большие, высотки просто огромные, а тут большинство зданий не такие высокие, но зато все квартиры очень большие и просторные - вот это нас удивило. А еще удивило то, что в Казахстане очень много едят мучного, с каждым блюдом едят хлеб, и во многих блюдах есть тесто", - говорит Чон Хон Бин (на фото сверху).


"Мне понравился воздух в Казахстане. В Корее воздух плохой, а здесь хороший. А еще удивило, что солнце в летнее время здесь заходит почти в десять часов вечера, у нас уже в шесть часов темно. И да, еще нравится, что здесь прохладно", - отметил шеф-повар ресторана Ким Сон Ук (на фото сверху).


"Я ел колбасу, сделанную из мяса лошади", - говорит вьетнамец Cао. В павильоне своей страны он отвечает за музыкальное сопровождение.


Ознакомившись с экспозицией Социалистической Республики Вьетнам, посетители попадают в сувенирную лавку и небольшое кафе.


"Попробуйте это блюдо из курицы, очень вкусное", - предлагает хозяйка вьетнамского кафе.

Среди всего прочего здесь продают флейты. Творческие сотрудники павильона показывают посетителям, как играть на этих музыкальных инструментах. Помимо интернациональной "Happy Birthday to You", они очень любят наигрывать "Катюшу" и "Миллион алых роз".


"Песня "Катюша" в нашей стране очень популярна, - говорит Cао. - Мне кажется, в Казахстане люди вообще очень любят музыку, потому что когда мы начинаем концерт, все зрители начинают пританцовывать".


"Я работаю здесь чуть больше недели, но у меня уже сложилось очень хорошее впечатление о вьетнамцах. Они очень дружелюбные, всегда помогут, всегда спросят, как я себя чувствую, нравится ли мне работа. Очень дружный коллектив", - говорит казахстанка Аруна Касымова.



Мин Тран Фун и Аруна Касымова

Ее подруга, вьетнамка Мин Тран Фун, казахстанских девушек считает добрыми и нежными. Она рассказала, что до приезда сюда вообще не имела представления о нашей стране.

В Казахстане она никак не может привыкнуть к двум вещам: к тому, что некоторые посетители выставки молчат, когда с ними здороваешься, а также к тому, что отдельные люди будто бы не замечают табличку "Не трогать".

"На экспонаты мы ставим табличку, где говорится, что это трогать нельзя, но некоторые из посетителей это игнорируют и трогают. А еще один мужчина как-то захотел купить наш национальный музыкальный инструмент, хотя это экспонат и он не продается", - говорит Мин.



Амиля

За два с половиной месяца работы с вьетнамцами казахстанка Амиля узнала их как очень доброжелательных людей.

"Со стороны может показаться, что они слишком серьезные, но когда их узнаешь поближе, то понимаешь, что они очень добрые, хорошо относятся к людям и всегда честные. Например, если они говорят, что ты будешь работать час, то они держат слово. Они всегда на совесть делают свою работу и предоставляют нам хорошие условия, всегда спрашивают, не голодна ли я, угощают чем-нибудь, очень приветливые люди", - говорит девушка.


Есть среди вьетнамцев, работающих на EXPO, человек, которого язык не поворачивается назвать иностранцем. Динь ​​Фук Нгуен приехал в СССР еще в 80-х годах, жил в России, потом переехал в Алматы, там отучился, а сейчас, хоть и имеет вьетнамское гражданство, обосновался с семьей в Астане.

"Казахстанская культура мне очень нравится, особенно еда. У меня жена и три дочери, мы дома готовим интернациональную кухню - вьетнамскую, казахскую, русскую, корейскую, наши дети очень любят бешбармак, мы стараемся его готовить каждую неделю, сами покупаем конину и все, что нужно, вот вчера только супруга готовила бешбармак", - признается мужчина.


Он считает, что казахстанцам очень повезло, что в их стране проводится EXPO. Однако, вместе с тем, он честно признался, что его страна ожидала больше посетителей. "Мало туристов приехало, как иностранцев, так и самих казахстанцев из регионов, а ведь в Казахстане живет 17 миллионов человек", - говорит вьетнамец.


Динь ​​Фук отмечает, что у казахстанцев и вьетнамцев есть одна общая черта. "Казахстанцы никому ничего плохого не делают, мы вьетнамцы тоже никому ничего плохого не делаем, поэтому интересы у нас совпадают", - сказал он.


"Девушка, а сколько стоит эта ваза?", - спросила женщина у продавщицы вьетнамской лавки.

Читайте также: