Брюсов анализ стихотворения сочинение

Обновлено: 15.07.2024

Автор будто со стороны наблюдает за равномерностью в исполнении задуманного. Путь создания долог. Начало стихотворения представляет мысли поэта в предвкушении рождения нового, долгожданного труда как результата долгих раздумий и мечтаний.

Композиция стихотворения необычна. Последняя строка в каждом из пяти четверостиший занимает место второй строки последующей строфы. Подобный повтор ставит акцент на фразах, которые автор выделяет на фоне остальных. Все, что вначале было тенью, призрачным, к концу стихотворения приближается к моменту истины, мысли приобретают формы, становятся реальностью.

Среди художественных средств особое место занимает аллитерация, насыщенная звуками (р), (с), (з). Они передают необычную атмосферу, завораживающую музыкальность.

Направление, которого придерживался В.Я. Брюсов, дает возможность читателю додумать, предлагает свободу воображению.

Анализ стихотворения Творчество Брюсова

Валерий Брюсов был незаурядным человеком. Он был представителем символизма и развивал это течение согласно постулатам Рембо, Верлена, Маларме. Брюсов мог посвятить целое стихотворение бледным ногам. Но обычно героями произведений поэта становились сильные и также незаурядные люди. Брюсов находился под влиянием философии Ницше, и это заметно.

Этот человек чертит звуки фиолетовыми руками на эмалевой стене. Здесь нельзя отождествить образ с созданием картины пальцами, потому что на стенах картины мало кто создаёт. Скорее, герой просто водит по стене руками. Почему они фиолетовые? Потому что действие происходит ночью. Посмотрите ночью на свои руки. Какого они цвета?

И тишина звонко-звучная. В ней происходит действо. Почему тишина звучит? Потому что работает воображение, память. Отсутствие звуков снаружи компенсируется наличием звуков внутри. Сознание воспроизводит свои звуковые картины, и их тоже можно назвать тенью несозданных созданий. Вот так тишина может звучать.

Из-под рук чудом вырастают прозрачные киоски, лазоревая луна. Как такое возможно? Здесь, по-видимому, описан процесс чистого творчества, божественного творчества, по недоразумению природы совершаемого человеком. Он просто водит руками по стене, и создаётся целый мир. Может, это ему только снится. Сон, где человек творит новую реальность. Язык стихотворения не опровергает эту интерпретацию.

И то, что было тенью несозданных созданий, стало тайнами созданных созданий. Творчество совершилось, и оно мило создателю. Непостижимый процесс творчества всё же можно выразить словами, что доказал Брюсов в своём произведении.


Анализ стихотворения Брюсова лучше начать с кратких сведений о поэте, тем более что он – личность незаурядная.

На счастье ценителей поэзии, Брюсов не ограничился только экспериментами: он развивал свой поэтический талант, наполняя произведения историческими событиями и образами из собственной жизни. Зачастую героями своих стихов он делал сильных личностей, персонажей истории или мифов, находясь под влиянием философии Ницше. Появление все новых и новых сборников являлось иллюстрацией того, как росло и крепло поэтическое мастерство Брюсова.

Анализ стихотворения Брюсова еще раз подтверждает основную мысль автора о том, что художник свободен в выборе темы, и ею может стать даже мистический процесс созидания.

Композиционно оно построено оригинально: последняя строка четверостишия становится второй в следующих четырех строках. Анализ стихотворения Брюсова показывает, что строки, повторяясь, сцепляются друг с другом, создавая сплошной поток фантастического сознания и чувств.

анализ стихотворения Брюсова Творчество

Все стихотворения Брюсова, посвященные процессу творения, объединяет одна главная идея: творчество бесконечно и свободно, его нельзя постичь, оно боится ясности и громогласности. Как только иллюзорный образ оказывается на ярком свету под взором пытливого критика, он тот час же рассыпается, не давая никакой возможности пристально и внимательно его изучить. Такова его воздушная и хрупкая природа!

Вариант №3

Однако не все так просто, ведь если посмотреть на произведения искусства Марка Шагала, на выполненные в кубизме лица Пикассо, то можно обнаружить, что характерная черта искусства того времени – это некий абсурдность, которая, впрочем, не лишена смысла. Подобную ситуацию легко объяснить тем, что искусство, которое находилось тогда на рубеже веков, нуждалось в новых формах. Брюсов выступает отцом отечественного символизма. Именно он считал символизм поэзией намеков.

В этом стихе последняя строка первой строфы выступает в качестве второй строки следующей строфы, а последняя строфа опять же возвращает читателя обратно к первой.

Только прочитав первые строки стихотворения, можно задаться вполне закономерным вопросом, который, вне всякого сомнения, возникнет у каждого, а кто же мог написать их? Может быть, это всего лишь безумец, которому нет место в обычном нормальном мире, которому место в психиатрической больнице?

Однако не все так просто, ведь если посмотреть на произведения искусства Марка Шагала, на выполненные в кубизме лица Пикассо, то можно обнаружить, что характерная черта искусства того времени – это некий абсурдность, которая, впрочем, не лишена смысла. Подобную ситуацию легко объяснить тем, что искусство, которое находилось тогда на рубеже веков, нуждалось в новых формах. Брюсов выступает отцом отечественного символизма. Именно он считал символизм поэзией намеков.

В этом стихе последняя строка первой строфы выступает в качестве второй строки следующей строфы, а последняя строфа опять же возвращает читателя обратно к первой.

Подобные записи

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Тень несозданных созданий
Колыхается во сне,
Словно лопасти латаний
На эмалевой стене.

Фиолетовые руки
На эмалевой стене
Полусонно чертят звуки
В звонко-звучной тишине.

И прозрачные киоски,
В звонко-звучной тишине,
Вырастают, словно блестки,
При лазоревой луне.

Всходит месяц обнаженный
При лазоревой луне…
Звуке реют полусонно,
Звуки ластятся ко мне.

Тайны созданных созданий
С лаской ластятся ко мне,
И трепещет тень латаний
На эмалевой стене.

Вариант 1

В стихотворении нет ни четкого лирического героя, ни логически связанных явлений. Все представляемое – образы, символы, процесс. В некой степени творчество противопоставляется логике, оно эфемерно, нелогично, разорвано. Творческий путь окутан тайной, мраком, размытыми несуществующими созданиями и тенями. Тайна эта раскрывается лишь тогда, когда процесс завершен, когда творец достигает желаемого и являет свое произведение миру.

Брюсов использует такие нехарактерные для литературы приемы, как цветопись и звукопись. Весь текст пронизан фиолетовыми и лазурными оттенками, эмалевая стена создает ощущение белого, хотя имеется в виду вовсе не ее цвет, а текстура. Аллитерация создает музыкальность произведения, несмотря на отсутствие какой-либо динамики. В совокупности поэт представляет странный, фантастический мир творческого процесса, наполненный цветом, звуком и, как ни странно, звонко-звучной тишиной.

Творчество иллюзорно и бесконечно, его нельзя постичь в полной мере. Иллюзорный образ растает, рассыплется на ярком свету под взором критика, не давая рассмотреть себя стороннему глазу, ибо такова его хрупкая природа.

Вариант 2

Валерий Брюсов был незаурядным человеком. Он был представителем символизма и развивал это течение согласно постулатам Рембо, Верлена, Маларме. Брюсов мог посвятить целое стихотворение бледным ногам. Но обычно героями произведений поэта становились сильные и также незаурядные люди. Брюсов находился под влиянием философии Ницше, и это заметно.

Этот человек чертит звуки фиолетовыми руками на эмалевой стене. Здесь нельзя отождествить образ с созданием картины пальцами, потому что на стенах картины мало кто создаёт. Скорее, герой просто водит по стене руками. Почему они фиолетовые? Потому что действие происходит ночью. Посмотрите ночью на свои руки. Какого они цвета?

И тишина звонко-звучная. В ней происходит действо. Почему тишина звучит? Потому что работает воображение, память. Отсутствие звуков снаружи компенсируется наличием звуков внутри. Сознание воспроизводит свои звуковые картины, и их тоже можно назвать тенью несозданных созданий. Вот так тишина может звучать.

Из-под рук чудом вырастают прозрачные киоски, лазоревая луна. Как такое возможно? Здесь, по-видимому, описан процесс чистого творчества, божественного творчества, по недоразумению природы совершаемого человеком. Он просто водит руками по стене, и создаётся целый мир. Может, это ему только снится. Сон, где человек творит новую реальность. Язык стихотворения не опровергает эту интерпретацию.

И то, что было тенью несозданных созданий, стало тайнами созданных созданий. Творчество совершилось, и оно мило создателю. Непостижимый процесс творчества всё же можно выразить словами, что доказал Брюсов в своём произведении.

Вариант 3

Свое стихотворение В. Я. Брюсов написал 1 марта 1895 года. Это стихотворение вошло в его первый сборник лирики.

Читая стихотворение “Творчество”, невольно задумываешься: “Кто мог написать эти строки? Безумец, место которому только в психиатрической больнице”. Так считали и многие современники автора этих строк. Действительно, в стихотворении все необычно, не укладывется в рамки сознания. “Фиолетовые руки”, которые “чертят звуки”, “месяц обнаженный”, “звуки ластятся”…Бред, абсурд!

Но если взглянуть на картины Марка Шагала, кубические лица Пикассо — увидим, что само искусство того времен было абсурдным, но не лишенным смысла. Все это объясняется тем, что эпоха рубежа веков требовала новых форм в искусстве.

Необходимо также помнить, сто Брюсов- “отец русского символизма”. Именно ему принадлежат слова, что “символизм — поэзия намеков”.

В стихотворении “Творчество” Брюсов описывает то состояние, в коором пребывает творецц в минуту вдохновения. Автор говорит о двух мирах: реальном и ином мире, где уже есть все, что будет им создано. И если в начале стихотворения говорится о тени “несозданных созданий”, то в конце речь идет об уже воплотившихся творениях (“тайны созданных созданий”), но тем не мене полных тайн. Творчество продолжается, его невозможно постичь, оно хрупко, воздушно.

Брюсов соединяет в стихотворении зрительные и звуровые образы: “прозрачные киоски”, “звонко-звучная тишина”, ” при лазоревой луне”. Очень интересна композиция стихотворения, оно насыщено звуковыми повторами. Последняя строка превой строфы повторяется как вторая строка следующей строфы, а последняя строфа возвращает нас к первой.

Это интересно: Ранние стихи Мандельштама и зрелая лирика поэта.

Вариант 1

Свое стихотворение В. Я. Брюсов написал 1 марта 1895 года. Это стихотворение вошло в его первый сборник лирики.

Читая стихотворение “Творчество”, невольно задумываешься: “Кто мог написать эти строки? Безумец, место которому только в психиатрической больнице”. Так считали и многие современники автора этих строк. Действительно, в стихотворении все необычно, не укладывется в рамки сознания. “Фиолетовые руки”, которые “чертят звуки”, “месяц обнаженный”, “звуки ластятся”…Бред, абсурд!

Но если взглянуть на картины Марка Шагала, кубические лица Пикассо — увидим, что само искусство того времен было абсурдным, но не лишенным смысла. Все это объясняется тем, что эпоха рубежа веков требовала новых форм в искусстве.

Необходимо также помнить, сто Брюсов- “отец русского символизма”. Именно ему принадлежат слова, что “символизм — поэзия намеков”.

В стихотворении “Творчество” Брюсов описывает то состояние, в коором пребывает творец в минуту вдохновения. Автор говорит о двух мирах: реальном и ином мире, где уже есть все, что будет им создано. И если в начале стихотворения говорится о тени “несозданных созданий”, то в конце речь идет об уже воплотившихся творениях (“тайны созданных созданий”), но тем не мене полных тайн. Творчество продолжается, его невозможно постичь, оно хрупко, воздушно.

Брюсов соединяет в стихотворении зрительные и звуровые образы: “прозрачные киоски”, “звонко-звучная тишина”, ” при лазоревой луне”. Очень интересна композиция стихотворения, оно насыщено звуковыми повторами. Последняя строка превой строфы повторяется как вторая строка следующей строфы, а последняя строфа возвращает нас к первой.

Вариант 2

Являясь сторонником символизма в литературе, В.Я. Брюсов в стихотворении “Творчество” представил своеобразное видение протекания творческого процесса. Воплощение идеи происходит с помощью размытых образов, не совсем понятных читателю на первый взгляд. Они лишены динамики (“трепещит тень”, “тень колышется”, “руки полусонно чертят”).

Автор будто со стороны наблюдает за равномерностью в исполнении задуманного. Путь создания долог. Начало стихотворения представляет мысли поэта в предвкушении рождения нового, долгожданного труда как результата долгих раздумий и мечтаний.

Создавая необычные формы (“месяц обнаженный”, “звуки ластятся”, “фиолетовые руки”), творец дает знать, что он поэт своего времени — времени, когда властвуют символы. Использование своеобразной лексики (луна, ночь, тишины, тайна) происходило в момент вдохновения поэта, которое не покидает его на протяжении всего произведения. Лишь в последней строфе, чувствуя развязку, он с удовлетворением говорит о тайнах “созданных созданий”. Этот путь окутан тайной. Связано это с тем, что творческий процесс индивидуален. Каждый, кто имеет талант, имеет и право на свободу самовыражения, таит в душе загадку. Тайна раскрывается лишь тогда, когда поэт достигнет желаемого.

Композиция стихотворения необычна. Последняя строка в каждом из пяти четверостиший занимает место второй строки последующей строфы. Подобный повтор ставит акцент на фразах, которые автор выделяет на фоне остальных. Все, что вначале было тенью, призрачным, к концу стихотворения приближается к моменту истины, мысли приобретают формы, становятся реальностью.

Образы в стихотворении не выразительны. В их изображении отсутствует четкость границ, смысловая нагрузка. Это приводит к мысли о том, что процесс, в результате которого возникает творческий шедевр,также выглядит нелепо в начале пути. Сначала заметны лишь наброски будущих произведений (“лопасти латаний”, “прозрачные киоски”), которые впоследствии должны вылиться в “создание”.

Среди художественных средств особое место занимает аллитерация, насыщенная звуками (р), (с), (з). Они передают необычную атмосферу, завораживающую музыкальность.

Читая текст, не остается сомнений, что поэт описывает состояние в момент подъема сил, эмоций, в момент воодушевления. К использованным средствам, которые имеют выразительность, относятся олицетворения (“киоски вырастают”, “звуки ластятся”, “трепещет тень”), эпитеты (звонко-звучная тишина, обнаженный месяц). Они подчеркивают спутанность сознания в начале создания работы.

Направление, которого придерживался В.Я. Брюсов, дает возможность читателю додумать, предлагает свободу воображению.

Вариант 3

Не стоит забывать и тот факт, что Брюсов был родоначальником русского символизма. Однажды он сказал, что символизм — это поэзия намеков.

Вариант 1

Только прочитав первые строки стихотворения, можно задаться вполне закономерным вопросом, который, вне всякого сомнения, возникнет у каждого, а кто же мог написать их? Может быть, это всего лишь безумец, которому нет место в обычном нормальном мире, которому место в психиатрической больнице?

Однако не все так просто, ведь если посмотреть на произведения искусства Марка Шагала, на выполненные в кубизме лица Пикассо, то можно обнаружить, что характерная черта искусства того времени – это некий абсурдность, которая, впрочем, не лишена смысла. Подобную ситуацию легко объяснить тем, что искусство, которое находилось тогда на рубеже веков, нуждалось в новых формах. Брюсов выступает отцом отечественного символизма. Именно он считал символизм поэзией намеков.

В этом стихе последняя строка первой строфы выступает в качестве второй строки следующей строфы, а последняя строфа опять же возвращает читателя обратно к первой.

Только прочитав первые строки стихотворения, можно задаться вполне закономерным вопросом, который, вне всякого сомнения, возникнет у каждого, а кто же мог написать их? Может быть, это всего лишь безумец, которому нет место в обычном нормальном мире, которому место в психиатрической больнице?

Однако не все так просто, ведь если посмотреть на произведения искусства Марка Шагала, на выполненные в кубизме лица Пикассо, то можно обнаружить, что характерная черта искусства того времени – это некий абсурдность, которая, впрочем, не лишена смысла. Подобную ситуацию легко объяснить тем, что искусство, которое находилось тогда на рубеже веков, нуждалось в новых формах. Брюсов выступает отцом отечественного символизма. Именно он считал символизм поэзией намеков.

В этом стихе последняя строка первой строфы выступает в качестве второй строки следующей строфы, а последняя строфа опять же возвращает читателя обратно к первой.

Вариант 2

Это стихотворение написано 1 марта 1895 года. Произведение, практически от начала до конца пронизано трепетным ожиданием. С первой до последней строфы автор раскрывает нам тайны процесса создания художественного произведения. Стихотворение состоит из трех частей. Первая строфа – вступление, в которой творец улавливает что-то, невидимое простым смертным. Его подхватывает поток вдохновения, и со второй по четвертую строфу мы углубляемся в одно из самых замечательных в мире деяний – в творение чего-то возвышенного. Художник, окрыленный порывом сердца, способен увидеть звук:

Полусонно чертят звуки

В звонко-звучной тишине,

Но, как ни странно, самого творца мы не видим, он служит проводником. Все создается природой, окружающим миром. Задача творца – передать это настроение, состояние мира. Но его роль — одна из самых важных. Только благодаря его рукам все вокруг приобретает другой цвет, рождается заново в новом обличии:

И прозрачные киоски

В звонко-звучной тишине

Вырастают, словно блестки,

При лазоревой луне.

Последняя строфа показывает нам, что только самому художнику его творение открывается полностью, только он способен понять все тайны своих произведений. Всем окружающим остаётся только с трепетом любоваться содеянным, зачастую даже не имея способности проникнуться хотя бы поверхностно.

Тайны созданных созданий

С лаской ластятся ко мне,

И трепещет тень латаний

На эмалевой стене.

Позиция автора здесь поделена на две части, каждая из которых самобытна, обособленна. Наблюдатель восхищен художником, но не понимает его до конца. Художник вначале испытывает легкое недовольство окружающим миром, который и переделывает в своем произведении. Затем он испытывает восторг и гордость за свое творение.

По стихотворному размеру – это хорей. Рифма, в основном, точная, перекрестная мужская и женская. Множество повторов помогают сосредоточиться на идее стихотворения, которая заключается в том, что процесс творчества сам по себе потрясающ, вызывает восторг и доставляет наслаждение не столько читателю, слушателю, сколько самому автору, творцу.

Биографические основы написания

Произведение было создано 1 марта 1895 года и относится к раннему периоду творчества Брюсова. При чтении возникает ощущение, что стих очень сложен для восприятия и малопонятен, однако постепенно проникая в образную систему и открывая для себя мир символизма, начинаешь ощущать его тонкость, глубину и проникновенную прелесть.

Валерий Брюсов

Даже многим современникам Валерия Яковлевича казалось, что в структуре поэтического текста нет четкости и ясности. Но важно помнить, что символизм как литературное направление диктовал свои законы, поэтому метафоры сложны, многоплановы и предполагают сложную неоднозначную интерпретацию. Непонятным и алогичным видит Брюсов процесс творчества, который каждого поэта или художника перемещает в иное измерение, где царят непривычные законы.

Рассматривать текст стоит, помня, что искусство прошлого столетия представляло собой своеобразный творческий эксперимент. Любой автор пытался найти что-то свое, быть непохожим на других. Касается это не только литературы, но и живописи, музыки.

Тематика и проблематика

Валерий Брюсов занимается созданием собственного произведения

Тема стиха — творческий процесс, сумбур и хаос, который проникает во внутренний мир поэта и заставляет его выплескивать на бумагу потрясающие по красоте строки. Основная мысль, идея текста в том, что творческий процесс сложен, непостижим, описать его простыми словами невозможно. Именно поэтому и используются многозначные метафоры: для каждого поэта вдохновение — это что-то свое.

Событийного ряда в тексте нет, но он не производит впечатление беспорядочного потока сознания. Это совокупность звуков, движений, цветов, образов, создающая в итоге течение творческого процесса, плавный темп которого неожиданно сменяется буйством и динамичностью.

Чередуя пассивные и активные образы, символист создает собственный мир, в котором живет Творчество.

Использованные тропы

Основная прелесть символизма состоит во многообразии средств выразительности. Брюсов использует несколько тропов:

Благодаря использованию ярких красок поэту удается создать запоминающиеся образы. Основная часть речи, которую он использует, — существительные, поэтому в произведении мало действия. Гораздо более интересны Брюсову художественные образы, которые возникают в сознании творца. За счет использования перекрестной рифмы создается мелодичность звучания.

Жанр текста — программное стихотворение, которое значимо не только для анализа творческого пути Брюсова, но и для понимания поэзии символизма в целом.

Анализ образов

При подробном изучении текста в классе или дома важно провести оценку системы необычных образов, которые использует поэт. Лирический герой наполнен ожиданием, он осознает, что творческий процесс непостижим, именно в этом и смысл названия стихотворения. Поэт пытается раскрыть читателю тайны рождения поэтического текста, часто нелогичные, странные, пугающие. Композиционно можно выделить в произведении три части:

  1. Вступительная (первая строфа, творец способен видеть и воспринимать то, что обычным людям недоступно).
  2. Основная часть — описание вдохновения (строфы 2−4, творец, находящийся в этом состоянии, получает способность увидеть звук). Брюсов не заостряет внимание на образе поэта, гораздо важнее для него показать особенности творческого восприятия, при котором автор получает уникальную способность передать настроение окружающего мира. Его талант позволяет окрасить бытовые реалии яркими красками, показать их перерождение, представить в новом свете. Так рождаются образы прозрачных киосков, фиолетовых рук, лазоревой луны.
  3. Завершение (последняя строфа). Поэту удалось создать свое уникальное произведение, но особенность творчества в том, что только ему одному и удастся понять его полностью. Каждый читатель увидит в тексте что-то свое, поэтому не стоит удивляться тому, что стихотворение постепенно обрастет новым смыслом, который довольный собой художник даже не подразумевал.

Подробный анализ системы образов позволяет составить таблицу. В ней представлены наиболее значимые для понимания элементы художественной ткани стихотворения.

Строфа / Значимые образы Первая Вторая Третья Четвертая
Несозданные создания, во сне, эмалевая стена Руки, чертят звуки Прозрачные киоски, лазоревая луна Вся строфа (за исключением третьей строки)

Сложная образная система, использование алогичных элементов, сочетание зрительных и слуховых компонентов помогают поэту описать вдохновение.

Смена лирических героев

Отличительная черта поэзии XVIII—XIX вв. — наличие в тексте одного лирического героя, который пропускает сквозь себя происходящее и дает оценку. Брюсов же, будучи поэтическим новатором, решает отказаться от этого классического приема и вводит в текст двух лирических персонажей. Кратко процесс выглядит так:

  1. Повествование от третьего лица, героем является наблюдатель, который восхищается тем, как творит поэт, но не может до конца разобраться в действии. Строфы 1−3.
  2. Лирическим героем становится сам поэт, наслаждающийся готовым результатом, рожденным художественным текстом, который настолько сложен для восприятия, что близкие и друзьям, не говоря уже о простых читателях, будут видеть в нем что-то свое. Строфа 4.

Сначала художнику свойственно недовольство миром, который его окружает, поэтому он пытается его преобразить в своем творчестве. Постепенно серое равнодушие и разочарование сменяются гордостью и радостью, ведь в строках стихотворения скучный мир превращается в гармоничную феерию звука и цвета.

Произведение было создано 1 марта 1895 года и относится к раннему периоду творчества Брюсова. При чтении возникает ощущение, что стих очень сложен для восприятия и малопонятен, однако постепенно проникая в образную систему и открывая для себя мир символизма, начинаешь ощущать его тонкость, глубину и проникновенную прелесть.

Валерий Брюсов

Даже многим современникам Валерия Яковлевича казалось, что в структуре поэтического текста нет четкости и ясности. Но важно помнить, что символизм как литературное направление диктовал свои законы, поэтому метафоры сложны, многоплановы и предполагают сложную неоднозначную интерпретацию. Непонятным и алогичным видит Брюсов процесс творчества, который каждого поэта или художника перемещает в иное измерение, где царят непривычные законы.

Рассматривать текст стоит, помня, что искусство прошлого столетия представляло собой своеобразный творческий эксперимент. Любой автор пытался найти что-то свое, быть непохожим на других. Касается это не только литературы, но и живописи, музыки.

Вариант 1

Свое стихотворение В. Я. Брюсов написал 1 марта 1895 года. Это стихотворение вошло в его первый сборник лирики.

Читая стихотворение “Творчество”, невольно задумываешься: “Кто мог написать эти строки? Безумец, место которому только в психиатрической больнице”. Так считали и многие современники автора этих строк. Действительно, в стихотворении все необычно, не укладывется в рамки сознания. “Фиолетовые руки”, которые “чертят звуки”, “месяц обнаженный”, “звуки ластятся”…Бред, абсурд!

Но если взглянуть на картины Марка Шагала, кубические лица Пикассо — увидим, что само искусство того времен было абсурдным, но не лишенным смысла. Все это объясняется тем, что эпоха рубежа веков требовала новых форм в искусстве.

Необходимо также помнить, сто Брюсов- “отец русского символизма”. Именно ему принадлежат слова, что “символизм — поэзия намеков”.

В стихотворении “Творчество” Брюсов описывает то состояние, в коором пребывает творец в минуту вдохновения. Автор говорит о двух мирах: реальном и ином мире, где уже есть все, что будет им создано. И если в начале стихотворения говорится о тени “несозданных созданий”, то в конце речь идет об уже воплотившихся творениях (“тайны созданных созданий”), но тем не мене полных тайн. Творчество продолжается, его невозможно постичь, оно хрупко, воздушно.

Брюсов соединяет в стихотворении зрительные и звуровые образы: “прозрачные киоски”, “звонко-звучная тишина”, ” при лазоревой луне”. Очень интересна композиция стихотворения, оно насыщено звуковыми повторами. Последняя строка превой строфы повторяется как вторая строка следующей строфы, а последняя строфа возвращает нас к первой.

Вариант 2

Являясь сторонником символизма в литературе, В.Я. Брюсов в стихотворении “Творчество” представил своеобразное видение протекания творческого процесса. Воплощение идеи происходит с помощью размытых образов, не совсем понятных читателю на первый взгляд. Они лишены динамики (“трепещит тень”, “тень колышется”, “руки полусонно чертят”).

Автор будто со стороны наблюдает за равномерностью в исполнении задуманного. Путь создания долог. Начало стихотворения представляет мысли поэта в предвкушении рождения нового, долгожданного труда как результата долгих раздумий и мечтаний.

Создавая необычные формы (“месяц обнаженный”, “звуки ластятся”, “фиолетовые руки”), творец дает знать, что он поэт своего времени — времени, когда властвуют символы. Использование своеобразной лексики (луна, ночь, тишины, тайна) происходило в момент вдохновения поэта, которое не покидает его на протяжении всего произведения. Лишь в последней строфе, чувствуя развязку, он с удовлетворением говорит о тайнах “созданных созданий”. Этот путь окутан тайной. Связано это с тем, что творческий процесс индивидуален. Каждый, кто имеет талант, имеет и право на свободу самовыражения, таит в душе загадку. Тайна раскрывается лишь тогда, когда поэт достигнет желаемого.

Композиция стихотворения необычна. Последняя строка в каждом из пяти четверостиший занимает место второй строки последующей строфы. Подобный повтор ставит акцент на фразах, которые автор выделяет на фоне остальных. Все, что вначале было тенью, призрачным, к концу стихотворения приближается к моменту истины, мысли приобретают формы, становятся реальностью.

Образы в стихотворении не выразительны. В их изображении отсутствует четкость границ, смысловая нагрузка. Это приводит к мысли о том, что процесс, в результате которого возникает творческий шедевр,также выглядит нелепо в начале пути. Сначала заметны лишь наброски будущих произведений (“лопасти латаний”, “прозрачные киоски”), которые впоследствии должны вылиться в “создание”.

Среди художественных средств особое место занимает аллитерация, насыщенная звуками (р), (с), (з). Они передают необычную атмосферу, завораживающую музыкальность.

Читая текст, не остается сомнений, что поэт описывает состояние в момент подъема сил, эмоций, в момент воодушевления. К использованным средствам, которые имеют выразительность, относятся олицетворения (“киоски вырастают”, “звуки ластятся”, “трепещет тень”), эпитеты (звонко-звучная тишина, обнаженный месяц). Они подчеркивают спутанность сознания в начале создания работы.

Направление, которого придерживался В.Я. Брюсов, дает возможность читателю додумать, предлагает свободу воображению.

Вариант 3

Не стоит забывать и тот факт, что Брюсов был родоначальником русского символизма. Однажды он сказал, что символизм — это поэзия намеков.

Тематика и проблематика

Валерий Брюсов занимается созданием собственного произведения

Тема стиха — творческий процесс, сумбур и хаос, который проникает во внутренний мир поэта и заставляет его выплескивать на бумагу потрясающие по красоте строки. Основная мысль, идея текста в том, что творческий процесс сложен, непостижим, описать его простыми словами невозможно. Именно поэтому и используются многозначные метафоры: для каждого поэта вдохновение — это что-то свое.

Событийного ряда в тексте нет, но он не производит впечатление беспорядочного потока сознания. Это совокупность звуков, движений, цветов, образов, создающая в итоге течение творческого процесса, плавный темп которого неожиданно сменяется буйством и динамичностью.

Чередуя пассивные и активные образы, символист создает собственный мир, в котором живет Творчество.

Использованные тропы

Основная прелесть символизма состоит во многообразии средств выразительности. Брюсов использует несколько тропов:

Благодаря использованию ярких красок поэту удается создать запоминающиеся образы. Основная часть речи, которую он использует, — существительные, поэтому в произведении мало действия. Гораздо более интересны Брюсову художественные образы, которые возникают в сознании творца. За счет использования перекрестной рифмы создается мелодичность звучания.

Жанр текста — программное стихотворение, которое значимо не только для анализа творческого пути Брюсова, но и для понимания поэзии символизма в целом.

Произведения известных поэтов

Стихи о творчестве

Тайны ремесла

Бывает так: какая-то истома; В ушах не умолкает бой часов; Вдали раскат стихающего грома. Неузнанных и пленных голосов Мне чудятся и жалобы и стоны, Сужается какой-то тайный круг, Но в этой бездне шепотов и звонов Встает один, все победивший звук. Так вкруг него непоправимо тихо, Что слышно, как в лесу растет трава, Как по земле идет с котомкой лихо… Но вот уже послышались слова И легких рифм сигнальные звоночки, — Тогда я начинаю понимать, И просто продиктованные строчки Ложатся в белоснежную тетрадь.

Aurora musae amica

Зимой люблю я встать поутру рано, Когда ещё все тихо, как в ночи, Деревня спит, и снежная поляна Морозом дышит, звёздные лучи Горят и гаснут в ранней мгле тумана. Один, при дружном трепете свечи Любимый труд уже свершать готовый — Я бодр и свеж и жажду мысли новой.

Передо мной знакомые преданья, Где собран опыт трудный долгих лет И разума пытливые гаданья… Спокойно шлю им утренний привет И в тишине, исполненный вниманья, Я слушаю, ловя летучий след, Биенье жизни от начала века И новый мир творю для человека.

Но гонит день туманы ночи сонной, Проснулся гул — подобие волне, Зовёт звонок к работе обыденной. И все, что мог создать я в тишине, Развеет дико день неугомонный… И в жизни вновь звучит уныло мне Одно и то же непрерывной цепью, Как ветра шум над бесконечной степью.

Я перевел Шекспировы сонеты. Пускай поэт, покинув старый дом, Заговорит на языке другом, В другие дни, в другом краю планеты.

Три сотни раз и тридцать раз и три Со дня его кончины очертила Земля урочный путь вокруг светила. Свергались троны, падали цари…

А гордый стих и в скромном переводе Служил и служит правде и свободе.

— На кого же рассчитано ваше творчество: На народ? На эстетов? На тех, на сех? — Ах вы, ваше критическое высочество! Разве душу возможно делить на общества? Я живу для людей и пишу для всех!

Бьюсь, чтоб каждой строкой поддержать друзей, А мерзавцев стремлюсь обратить в людей. Пусть дорога трудна и сложна задача, Только стоит ли жить на земле иначе?!

Мучительный дар

Мучительный дар даровали мне боги, Поставив меня на таинственной грани. И вот я блуждаю в безумной тревоге, И вот я томлюсь от больных ожиданий. Нездешнего мира мне слышатся звуки, Шаги эвменид и пророчества ламий… Но тщетно с мольбой простираю я руки, Невидимо стены стоят между нами.

Земля мне чужда, небеса недоступны, Мечты навсегда, навсегда невозможны. Мои упованья пред небом преступны, Мои вдохновенья пред небом ничтожны!

Творчество

Тень несозданных созданий Колыхается во сне, Словно лопасти латаний На эмалевой стене.

Фиолетовые руки На эмалевой стене Полусонно чертят звуки В звонко-звучной тишине.

И прозрачные киоски . В звонко-звучной тишине, Вырастают, словно блестки, При лазоревой луне.

Всходит месяц обнаженный При лазоревой луне… Звуки реют полусонно, Звуки ластятся ко мне.

Тайны созданных созданий С лаской ластятся ко мне, И трепещет тень латаний На эмалевой стене.

Творчество

Близ мест, где царствует Венеция златая

Близ мест, где царствует Венеция златая, Один, ночной гребец, гондолой управляя, При свете Веспера по взморию плывёт, Ринальда, Годфреда, Эрминию поёт. Он любит песнь свою, поёт он для забавы, Без дальных умыслов; не ведает ни славы, Ни страха, ни надежд, и, тихой музы полн, Умеет услаждать свой путь над бездной волн. На море жизненном, где бури так жестоко Преследуют во мгле мой парус одинокой, Как он, без отзыва утешно я пою И тайные стихи обдумывать люблю.

Актер и рабочий

Под кожей у любого человека в комочке, называющемся сердце, есть целый мир, единственно достойный того, чтоб тратить краски на него. Туда фотограф никакой не влезет. Запечатлеть невидимое надо. Художник не подсматриватель жизни, а сам её творенье и творец.

Анализ образов

При подробном изучении текста в классе или дома важно провести оценку системы необычных образов, которые использует поэт. Лирический герой наполнен ожиданием, он осознает, что творческий процесс непостижим, именно в этом и смысл названия стихотворения. Поэт пытается раскрыть читателю тайны рождения поэтического текста, часто нелогичные, странные, пугающие. Композиционно можно выделить в произведении три части:

  1. Вступительная (первая строфа, творец способен видеть и воспринимать то, что обычным людям недоступно).
  2. Основная часть — описание вдохновения (строфы 2−4, творец, находящийся в этом состоянии, получает способность увидеть звук). Брюсов не заостряет внимание на образе поэта, гораздо важнее для него показать особенности творческого восприятия, при котором автор получает уникальную способность передать настроение окружающего мира. Его талант позволяет окрасить бытовые реалии яркими красками, показать их перерождение, представить в новом свете. Так рождаются образы прозрачных киосков, фиолетовых рук, лазоревой луны.
  3. Завершение (последняя строфа). Поэту удалось создать свое уникальное произведение, но особенность творчества в том, что только ему одному и удастся понять его полностью. Каждый читатель увидит в тексте что-то свое, поэтому не стоит удивляться тому, что стихотворение постепенно обрастет новым смыслом, который довольный собой художник даже не подразумевал.

Подробный анализ системы образов позволяет составить таблицу. В ней представлены наиболее значимые для понимания элементы художественной ткани стихотворения.

Строфа / Значимые образыПерваяВтораяТретьяЧетвертая
Несозданные создания, во сне, эмалевая стенаРуки, чертят звукиПрозрачные киоски, лазоревая лунаВся строфа (за исключением третьей строки)

Сложная образная система, использование алогичных элементов, сочетание зрительных и слуховых компонентов помогают поэту описать вдохновение.

Вариант 1

В стихотворении нет ни четкого лирического героя, ни логически связанных явлений. Все представляемое – образы, символы, процесс. В некой степени творчество противопоставляется логике, оно эфемерно, нелогично, разорвано. Творческий путь окутан тайной, мраком, размытыми несуществующими созданиями и тенями. Тайна эта раскрывается лишь тогда, когда процесс завершен, когда творец достигает желаемого и являет свое произведение миру.

Брюсов использует такие нехарактерные для литературы приемы, как цветопись и звукопись. Весь текст пронизан фиолетовыми и лазурными оттенками, эмалевая стена создает ощущение белого, хотя имеется в виду вовсе не ее цвет, а текстура. Аллитерация создает музыкальность произведения, несмотря на отсутствие какой-либо динамики. В совокупности поэт представляет странный, фантастический мир творческого процесса, наполненный цветом, звуком и, как ни странно, звонко-звучной тишиной.

Творчество иллюзорно и бесконечно, его нельзя постичь в полной мере. Иллюзорный образ растает, рассыплется на ярком свету под взором критика, не давая рассмотреть себя стороннему глазу, ибо такова его хрупкая природа.

Вариант 2

Валерий Брюсов был незаурядным человеком. Он был представителем символизма и развивал это течение согласно постулатам Рембо, Верлена, Маларме. Брюсов мог посвятить целое стихотворение бледным ногам. Но обычно героями произведений поэта становились сильные и также незаурядные люди. Брюсов находился под влиянием философии Ницше, и это заметно.

Этот человек чертит звуки фиолетовыми руками на эмалевой стене. Здесь нельзя отождествить образ с созданием картины пальцами, потому что на стенах картины мало кто создаёт. Скорее, герой просто водит по стене руками. Почему они фиолетовые? Потому что действие происходит ночью. Посмотрите ночью на свои руки. Какого они цвета?

И тишина звонко-звучная. В ней происходит действо. Почему тишина звучит? Потому что работает воображение, память. Отсутствие звуков снаружи компенсируется наличием звуков внутри. Сознание воспроизводит свои звуковые картины, и их тоже можно назвать тенью несозданных созданий. Вот так тишина может звучать.

Из-под рук чудом вырастают прозрачные киоски, лазоревая луна. Как такое возможно? Здесь, по-видимому, описан процесс чистого творчества, божественного творчества, по недоразумению природы совершаемого человеком. Он просто водит руками по стене, и создаётся целый мир. Может, это ему только снится. Сон, где человек творит новую реальность. Язык стихотворения не опровергает эту интерпретацию.

И то, что было тенью несозданных созданий, стало тайнами созданных созданий. Творчество совершилось, и оно мило создателю. Непостижимый процесс творчества всё же можно выразить словами, что доказал Брюсов в своём произведении.

Вариант 3

Свое стихотворение В. Я. Брюсов написал 1 марта 1895 года. Это стихотворение вошло в его первый сборник лирики.

Читая стихотворение “Творчество”, невольно задумываешься: “Кто мог написать эти строки? Безумец, место которому только в психиатрической больнице”. Так считали и многие современники автора этих строк. Действительно, в стихотворении все необычно, не укладывется в рамки сознания. “Фиолетовые руки”, которые “чертят звуки”, “месяц обнаженный”, “звуки ластятся”…Бред, абсурд!

Но если взглянуть на картины Марка Шагала, кубические лица Пикассо — увидим, что само искусство того времен было абсурдным, но не лишенным смысла. Все это объясняется тем, что эпоха рубежа веков требовала новых форм в искусстве.

Необходимо также помнить, сто Брюсов- “отец русского символизма”. Именно ему принадлежат слова, что “символизм — поэзия намеков”.

В стихотворении “Творчество” Брюсов описывает то состояние, в коором пребывает творецц в минуту вдохновения. Автор говорит о двух мирах: реальном и ином мире, где уже есть все, что будет им создано. И если в начале стихотворения говорится о тени “несозданных созданий”, то в конце речь идет об уже воплотившихся творениях (“тайны созданных созданий”), но тем не мене полных тайн. Творчество продолжается, его невозможно постичь, оно хрупко, воздушно.

Брюсов соединяет в стихотворении зрительные и звуровые образы: “прозрачные киоски”, “звонко-звучная тишина”, ” при лазоревой луне”. Очень интересна композиция стихотворения, оно насыщено звуковыми повторами. Последняя строка превой строфы повторяется как вторая строка следующей строфы, а последняя строфа возвращает нас к первой.

Это интересно: Ранние стихи Мандельштама и зрелая лирика поэта.

Смена лирических героев

Отличительная черта поэзии XVIII—XIX вв. — наличие в тексте одного лирического героя, который пропускает сквозь себя происходящее и дает оценку. Брюсов же, будучи поэтическим новатором, решает отказаться от этого классического приема и вводит в текст двух лирических персонажей. Кратко процесс выглядит так:

  1. Повествование от третьего лица, героем является наблюдатель, который восхищается тем, как творит поэт, но не может до конца разобраться в действии. Строфы 1−3.
  2. Лирическим героем становится сам поэт, наслаждающийся готовым результатом, рожденным художественным текстом, который настолько сложен для восприятия, что близкие и друзьям, не говоря уже о простых читателях, будут видеть в нем что-то свое. Строфа 4.

Сначала художнику свойственно недовольство миром, который его окружает, поэтому он пытается его преобразить в своем творчестве. Постепенно серое равнодушие и разочарование сменяются гордостью и радостью, ведь в строках стихотворения скучный мир превращается в гармоничную феерию звука и цвета.

Читайте также: