Авлану гурий комиссаров сочинение

Обновлено: 20.07.2024

Гамарник родился в Украине, в еврейской семье, его настоящее имя и фамилия при рождении — Яков Цудикович Гамарник, но позднее он сменил имя и отчество. В юности Гамарник предпочитал учиться, а не заниматься революционной работой, поэтому в революцию он попал уже накануне 1917 года.
На тот момент он уже поступил в Киевский университет, и там у него завелись связи по марксистской линии, которые вывели его на будущего топ-менеджера украинской компартии Скрыпника.

По его протекции после Февральского переворота вчерашний студент был назначен руководить киевской ячейкой партии. После установления в Киеве власти гетмана Скоропадского Гамарник уехал в Москву, где его представили Ленину, который велел включить его в ЦК КПУ. Таким образом за какие-то пару лет 23-летний Гамарник оказался в руководстве украинской компартии.

После окончания Гражданской войны его перебросили на Дальний Восток, где он занимал ряд руководящих постов в партийном аппарате. В конце 20-х около года возглавлял Белоруссию, пока наконец не был назначен начальником Политуправления РККА.

По должности он был одним из высших руководителей армии. Дело в том, что РККА создавалась в условиях враждебного отношения к офицерству в принципе.
Однако в силу обстоятельств большевики вынуждены были прибегать к привлечению на добровольной или принудительной основе военспецов. Для контроля над ними и был учрежден институт армейских комиссаров, входивших в структуру политического управления армией.

Комиссары, особенно поначалу, считались едва ли не важнее непосредственных командиров. Недоверие к армии было таким, что в РККА была по сути создана система двойного контроля. За политическим состоянием армейских кадров надзирали и политработники, и особисты из военной контрразведки. Политические органы в армии не только занимались контролем за кадрами, но и решали их судьбы. Без одобрения начальника Политуправления даже чекисты не могли арестовать высокопоставленного командира.

Учитывая все это, неудивительно, что посты главного комиссара/политработника в РККА занимали особо доверенные люди кремлевских небожителей. В эпоху Троцкого должность занимали его близкие люди — Антонов-Овсеенко и Серебряков.

В 1929 году его сменил Гамарник. Именно при нем начались масштабные чистки, выразившиеся в преследованиях бывших офицеров императорской армии. К концу 20-х в РККА было три больших группы командиров, обособившихся друг от друга. Первая — кадровые офицеры императорской армии, еще в ней занимавшие высокие посты.
Вторая — офицерство военного времени. То есть младшее офицерство императорской армии, возвысившееся уже в годы Первой мировой войны. И т. н. красные командиры — солдаты и унтер-офицеры прежней армии, либо люди, вообще не имевшие боевого опыта до Гражданской войны и возвысившиеся уже в РККА.



Гамарник принимает парад моряков, 1933 г.

Будучи начальником политуправления, Гамарник входил в пятерку высших руководителей РККА и был единственным, кто в тот момент носил звание армейского комиссара 1-го ранга (примерно соответствовало генералу армии). Он также занимал пост заместителя наркома обороны. В тот период наркомом был Ворошилов, который не имел вообще никаких военных талантов и вызывал сильное озлобление со стороны большей части высших командиров.

Ворошилова активно пытались сбросить с его поста, особенно активен был в этом отношении амбициозный Тухачевский, с которым Гамарник и наладил дружеские отношения.
Конфликт Ворошилова и Тухачевского дошел до того, что тухачевцы обвинили Ворошилова в некомпетентности и в создании своего собственного клана в ущерб делу.
Этот скандал отдельно разбирался на заседании Политбюро, причем наиболее активные нападки на Ворошилова делал как раз Гамарник, который буквально орал на наркома.

Сталин поначалу подыгрывал критикам наркома обороны, но в последний момент передумал и сделал ставку на лояльного, пусть и профнепригодного Ворошилова. В итоге конфликт между двумя кланами закончился массовыми чистками в армии. Первыми жертвами новой волны террора стали как раз люди из клана Тухачевского.

В ходе разборок с Тухачевским полетела и голова Гамарника. 20 мая 1937 года его сняли с поста руководителя политуправления, а 30 мая исключили из рядов РККА. На следующий день ему сообщили это радостное известие. Гамарник понял, что к чему, и после ухода гонцов застрелился, не дожидаясь ареста.
Его жену Блюму Савельевна Авербух-Гамарник большевичку с 1917 года, которая состояла вместе с ним в одесском подполье, арестовали и приговорили к 8 годам тюремного заключения (а затем ещё к 10 годам), и расстреляли в 1941 году. А дочь отдали в детдом..

В сталинское время Гамарник был посмертно объявлен участников фашистской шайки Тухачевского. Однако при Хрущеве его реабилитировали и стали считать невинно оклеветанным героем. В 60–70-е годы в его часть переименовали улицы в некоторых советских городах.

Гурий Иванович Комиссаров-Вантер — основоположник научной чувашской фольклористики и литературоведения, автор трудов по чувашской этнологии, истории и краеведению, писатель, журналист, переводчик, языковед, педагог, философ, историк, просветитель.

Гурий Вантер владел чувашским, русским, старославянским, башкирским, татарским, латинским и французским языками.

Учителями и соратниками Г. И. Комиссарова были И. Я. Яковлев, Н. В. Никольский, П. М. Миронов, Н. И. Ашмарин, Ф. П. Павлов, И. Е. Ефимов-Тахти, А. И. Матвеева-Нухрат, С. В. Сухарев, К. Ф. Тарасов-Ухик, П. А. Петров-Туринге, И. Н. Антипов-Каратаев.

Гурий Вантер родился 3 октября 1883 г. селе Богатырево Ядринского уезда Казанской губернии (Цивильского района Чувашской Республики). В 1896 г. Гурий окончивает сельское начальное училище и в 1897-1899 гг. учится в Аликовском двухклассном училище.

В 1903 г. Гурий Иванович Симбирскую чувашскую учительскую школу и идёт учительствовать в Персирланскую начальную школу Ядринского уезда.

В 1905-1906 гг. Гурий Вантер - один из основателей и руководителей нелегального Союза учителей Ядринского уезда.

В апреле 1917 г. он выступил инициатором и организатором создания Уфимского чувашского национального общества. В 1917-1918 годах миряне Казанской епархии его избирают во Всероссийский Церковный Собор.

В 1919 г. он становится председателем переводческо-издательской комиссии при чувашском отделе Наркомнаца; также заведующим учебной частью и секретарём педагогического совета Уфимских 3-х годичных педагогических курсов (Приуральского чувашского педагогического техникума), преподаёт чувашский язык и литературу, психологию и педагогику.

В 1920-1923 гг. Гурий Иванович в губернской музейной комиссии, также и нештатный сотрудник Музея Южного Урала (Краеведческого музея).

1921-1923 гг. - заведующий Уфимскими постоянными трехгодичными педагогическими курсами; преподаватель психологии и педагогики двухгодичных татаро-башкирских педагогических курсов (по совместительству); преподаватель русского языка и литературы Политехникума и землеустроительного техникума (по совместительству).

В 1921-1925 гг. - преподаватель Башкирского педагогического техникума (по совместительству). В 1922-1923 гг. - председатель Программно-методической комиссии по школам нацмен БАССР.

В 1923-1926 гг. - завуч и преподаватель Приуральского чувашского педагогического техникума в Уфе; здесь же организовывает этнографические экспедиции учащихся по сельским населенным пунктам и культурное шефство, руководит хором и литературным кружком имени К.В. Иванова, с учащимися издаваёт рукописный журнал, ставит спектакли по произведениям К. Иванова, Ф. Павлова, Н. Ефремова и М. Акимова, проводит литературно-вокальные и музыкально-танцевальные вечера.

В 1925 г. Вантера назначают заведующим курсами по подготовке ликвидаторов безграмотности среди чувашей; также он — председатель Программно-методической комиссии по политпросвету.

В 1925-1926 гг. - председатель секции школьного краеведения Академцентра Наркомпроса БАССР; член Программно-методической комиссии по педагогическим учебным заведениям.

В 1926-1931 гг. - преподаватель чувашского отделения Восточного педагогического института и Чувашского педагогического техникума (по совместительству) в Казани; член чувашской секции Татарской ассоциации пролетарских писателей; руководитель литературного кружка и научного кружка чувашеведения в Казанском чувашском педагогическом техникуме; председатель Казанского отделения Московского Общества по изучению чувашской культуры; сотрудник чувашского сектора Татарского радиокомитета.

В 1931-1936 гг. - преподаватель чувашского языка и литературы Казанского государственного университета, медицинского института, Института советского права, Института советского строительства; заведующий межвузовской кафедрой чувашского языка и литературы;

В 1933-1936 гг. - преподаватель чувашского и русского языков Казанского финансово-экономического института.

В 1936-1941 гг. - преподаватель русского языка и литературы Бауманской районной школы для взрослых; преподаватель Казанского педагогического института, Института повышения квалификации инженерно-технических работников Наркомата местной промышленности ТАССР, школ фабрично-заводского ученичества, медицинского института, химико-технологического института, техникума водного транспорта.

В 1939 г. - методист кабинета чувашского языка и литературы Института усовершенствования учителей ТАССР.

В 1941-1942 гг. - учитель средней школы 80 города Казани; преподаватель медицинского училища.

1942 г. - переехал в город Санчурск Кировской области - на родину жены; преподаватель русского языка и литературы, латинского языка Санчурской фармацевтической школы.

В 1946-1957 гг. - преподаватель латинского языка, русского языка и литературы фельдшерско-акушерской школы.

Неутомимый исследователь в 1957 г. выходит на пенсию.

25 февраля 1969 г. Гурий Вантер умер; похоронен он в г. Санчурск Кировской области.

В музее Чувашской воскресной школы им. П.М. Миронова Кировского района г. Уфы работает экспозиция, посвященная деятельности Г.И. Комиссарова.

· НИИ ЯЛИЭ Чувашской АССР, 23 ед. хр., 1900—1966.

· Артемьев Ю. ХХ ĕмĕр пусламашĕнчи чăваш литратури. Шупашкар, 1992 с., с.135-150.

· Кондратьев А. Свет из Симбирска. Уфа, 1998 г.

· Их имена останутся в истории. Выпуск 2. Сост. А.В. Изоркин. Чебоксары, 1994 г.

· Как поставить краеведение в школах и учительских организациях Башкирии. Уфа, 1925.

· Гурий Комиссаров - краевед и просветитель. Сост. А.А. Кондратьев. Изд-во ТГТ. Уфа, 1999 г.

· Революцичченхи чăваш литератури. 2 том, 1 кн. Пухса хатĕрлекенĕсем А.В. Васильевпа Г.Ф. Юмарт. Шупашкар, 1988

· Сердцу близкие имена. Сост. А.А. Кондратьев. Уфа, 1996 г.

· Смысл мировой истории. Уфа, 1916 г.

· Чăваш сăмахлăхĕ, 2 пайĕ, 10 класс. Шупашкар, 1996 г.

· Гурий КОМИССАРОВ: Чтобы наши останки были перевезены на родину мою. Из личного архива: фрагменты из дневника // Республика. № 39-40 (372-373) 15 мая 2002 г.

ПОКУШЕНИЕ КАРАКОЗОВА НА АЛЕКСАНДРА ВТОРОГО. ОСИП КОМИССАРОВ СЛЕВА ОТ ПИСТОЛЕТА

ПОКУШЕНИЕ КАРАКОЗОВА НА АЛЕКСАНДРА ВТОРОГО. ОСИП КОМИССАРОВ СЛЕВА ОТ ПИСТОЛЕТА

10 декабря исполняется 200 лет со дня рождения Николая Некрасова (1821-1877).

Эта история стоила Некрасову много нервов, но за ней как-то забылась другая.

Комиссаров спас царя Александра Второго Освободителя от пули террориста Дмитрия Каракозова.

Вот о Комиссарове и поговорим.

Папаша его проворовался и был сослан в Енисейскую губернию. Мать последовала в ссылку за муженьком.

К этому времени Осип уже был самостоятельным. Он с детства попал в Питер, в обучение к шляпному мастеру Садову. В двадцать пять лет дослужился до подмастерья, женился, дочка родилась.

Семья Комиссаровых, если не бедствовала, то и денег лишних не имела. Жили от заработка до заработка. В народе представителей его шляпной профессии называли картузниками.

Все изменилось 4 апреля 1866 года.

Расценивая события этого дня и участие в них Комиссарова, нужно иметь в виду следующее: мы имеем дело с официальной версией, где все выверено до миллиметра.

Стукнуло четыре часа пополудни. У ворот Летнего сада стояла царская коляска и толпа народа. Александр Второй прогуливался в саду с племянником и племянницей.

Комиссаров остановился поглазеть на царскую особу.

О дальнейшем он рассказывал крайне туманно, что вполне объяснимо, - все произошло быстро, в суматохе.

Александр Второй, подойдя к коляске, надевал шинель. К нему двинулся Каракозов, достающий на ходу пистолет.

По словам Комиссарова:

Несомненно одно: Комиссаров во время выстрела был рядом с Каракозовым. Настолько рядом, что его задержали как сообщника, препроводив для дознания в ближайший жандармский участок.

А вот уже в участке либо выяснились обстоятельства спасения царя, либо было принято решение лепить из Комиссарова спасителя.


И тут подвернулся Комиссаров, - уроженец тех самых мест, откуда был родом спаситель династии Романовых Иван Сусанин (село Комиссарова находилось от сусанинского всего в 12 верстах).


Весной 1866 года на Комиссарова сыпанулись всевозможные почести. Да, ему дали дворянство и отныне он именовался Комиссаровым-Костромским. По Питеру пошел гулять анекдот:

Не отставали и за рубежом. Осипа сделали кавалером ордена Почетного легиона и наградили командорским крестом ордена Франца-Иосифа.

На фоне таких весомых подарочков пшиком выглядело решение московского Английского клуба сделать новоявленного дворянина своим членом. Именно тогда, 9 апреля 1866 года, одно из лиц клуба поэт Некрасов приветствовал царскую креатуру стишком:

Не громка моя лира, в ней нет

Величавых, торжественных песен,

Но придет, народится поэт,

Вдохновеньем могуч и чудесен,

Он великую песню споет,

И героями песни той чудной

Будут: царь, что стезей многотрудной

Царство русское к счастью ведет;

Царь, покончивший рабские стоны,

вековую бесправность людей

И свободных сынов миллионы

Даровавший отчизне своей;

И крестьянин, кого возрастил

В недрах Руси народ православный,

Чтоб в себе - весь народ он явил

Охранителем жизни державной!

Сын народа! тебя я пою!

Будешь славен ты много и много.

Ты велик - как орудие бога,

Направлявшего руку твою!


К сентябрю, когда Каракозова казнили, о Комиссарове уже почти не вспоминали. Осип оказался плохо обучаем политесу, его можно было предъявлять публике, только с замком на рту. Читать-писать не умел, едва начинал говорить вылезало косноязычие, да и сам был неладный, - застенчивый, серенький, золотушный, не косая сажень в плечах.

Тотлебен своего протеже не бросил, устроив Осипа юнкером в Павлоградский полк, но там уж его точно встретили как выскочку. Выйдя в отставку в чине ротмистра, Комиссаров осел в пожалованном имении, занимаясь пчеловодством.

ПОКУШЕНИЕ КАРАКОЗОВА НА АЛЕКСАНДРА ВТОРОГО. ОСИП КОМИССАРОВ СЛЕВА ОТ ПИСТОЛЕТА

ПОКУШЕНИЕ КАРАКОЗОВА НА АЛЕКСАНДРА ВТОРОГО. ОСИП КОМИССАРОВ СЛЕВА ОТ ПИСТОЛЕТА

10 декабря исполняется 200 лет со дня рождения Николая Некрасова (1821-1877).

Эта история стоила Некрасову много нервов, но за ней как-то забылась другая.

Комиссаров спас царя Александра Второго Освободителя от пули террориста Дмитрия Каракозова.

Вот о Комиссарове и поговорим.

Папаша его проворовался и был сослан в Енисейскую губернию. Мать последовала в ссылку за муженьком.

К этому времени Осип уже был самостоятельным. Он с детства попал в Питер, в обучение к шляпному мастеру Садову. В двадцать пять лет дослужился до подмастерья, женился, дочка родилась.

Семья Комиссаровых, если не бедствовала, то и денег лишних не имела. Жили от заработка до заработка. В народе представителей его шляпной профессии называли картузниками.

Все изменилось 4 апреля 1866 года.

Расценивая события этого дня и участие в них Комиссарова, нужно иметь в виду следующее: мы имеем дело с официальной версией, где все выверено до миллиметра.

Стукнуло четыре часа пополудни. У ворот Летнего сада стояла царская коляска и толпа народа. Александр Второй прогуливался в саду с племянником и племянницей.

Комиссаров остановился поглазеть на царскую особу.

О дальнейшем он рассказывал крайне туманно, что вполне объяснимо, - все произошло быстро, в суматохе.

Александр Второй, подойдя к коляске, надевал шинель. К нему двинулся Каракозов, достающий на ходу пистолет.

По словам Комиссарова:

Несомненно одно: Комиссаров во время выстрела был рядом с Каракозовым. Настолько рядом, что его задержали как сообщника, препроводив для дознания в ближайший жандармский участок.

А вот уже в участке либо выяснились обстоятельства спасения царя, либо было принято решение лепить из Комиссарова спасителя.


И тут подвернулся Комиссаров, - уроженец тех самых мест, откуда был родом спаситель династии Романовых Иван Сусанин (село Комиссарова находилось от сусанинского всего в 12 верстах).


Весной 1866 года на Комиссарова сыпанулись всевозможные почести. Да, ему дали дворянство и отныне он именовался Комиссаровым-Костромским. По Питеру пошел гулять анекдот:

Не отставали и за рубежом. Осипа сделали кавалером ордена Почетного легиона и наградили командорским крестом ордена Франца-Иосифа.

На фоне таких весомых подарочков пшиком выглядело решение московского Английского клуба сделать новоявленного дворянина своим членом. Именно тогда, 9 апреля 1866 года, одно из лиц клуба поэт Некрасов приветствовал царскую креатуру стишком:

Не громка моя лира, в ней нет

Величавых, торжественных песен,

Но придет, народится поэт,

Вдохновеньем могуч и чудесен,

Он великую песню споет,

И героями песни той чудной

Будут: царь, что стезей многотрудной

Царство русское к счастью ведет;

Царь, покончивший рабские стоны,

вековую бесправность людей

И свободных сынов миллионы

Даровавший отчизне своей;

И крестьянин, кого возрастил

В недрах Руси народ православный,

Чтоб в себе - весь народ он явил

Охранителем жизни державной!

Сын народа! тебя я пою!

Будешь славен ты много и много.

Ты велик - как орудие бога,

Направлявшего руку твою!


К сентябрю, когда Каракозова казнили, о Комиссарове уже почти не вспоминали. Осип оказался плохо обучаем политесу, его можно было предъявлять публике, только с замком на рту. Читать-писать не умел, едва начинал говорить вылезало косноязычие, да и сам был неладный, - застенчивый, серенький, золотушный, не косая сажень в плечах.

Тотлебен своего протеже не бросил, устроив Осипа юнкером в Павлоградский полк, но там уж его точно встретили как выскочку. Выйдя в отставку в чине ротмистра, Комиссаров осел в пожалованном имении, занимаясь пчеловодством.

Читайте также: