Возникновение и расцвет ванского царства кратко

Обновлено: 15.07.2024

Первая работа по расшифровке ванских надписей была осуществлена Хинксом, опубликовавшим в 1848 г. специальную статью об этих надписях. Но, кроме определения некоторых идеограмм, сходных с ассирийскими, работа Хинкса никаких серьезных результатов, продвинувших бы вперед понимание ванской клинописи, не дала. Материал для исследования был крайне невелик, и работа по расшифровке приостановилась более чем на 20 лет, но вместе с тем началось интенсивное собирание и издание новых надписей, открывавшихся иногда случайными путешественниками.

Наряду с собиранием новых клинообразных надписей на Армянском нагорье начались поиски клинописи и по всему Закавказью. В 1862 г. были открыты надписи у сел. Гаилиджа, на левом берегу р. Ахурян (Арпачай), Кестнером и у сел. Элар епископом Эчмиадзина Месропом Смбатянцем, а в 1863 г. – надпись у Цовинарской (Келагранской) крепости, на южном берегу оз. Севан.

Новые попытки расшифровки ванских надписей были предприняты в начале 70-х годов Ленорманом. Он связывал эти надписи с алародами (так, по-видимому, называл Геродот урартов) и пытался установить аналогии между языками этих надписей и грузинским.

Другого мнения придерживался Мордтман, видевший в языке ванских надписей армянский язык. Но, естественно, эти работы не дали положительного результата для дальнейшей расшифровки клинописи, так же как и работа де Робера, считавшего, что ванские надписи написаны на семитическом языке, близком к ассирийскому.

Понимание клинообразных ванских надписей, называвшихся после работ Ленормана и Роулинсона алародийскими или урартскими, решительно подвинулось вперед только после исследования известного французского ассириолога Гюйара. Он заметил, что заключительные строки многих урартских надписей имеют одинаковые знаки, и предположил, что в этих случаях имеется стереотипный текст угрозы тем, кто осмелится нарушить надпись. Сопоставления ассирийского текста этой формулы проклятия с урартским текстом дали возможность правильно установить значение некоторых урартских слов и грамматических оборотов.

Следуя по пути, указанному Гюйаром, английский ассириолог Сэйс продвинул вперед работы уже не по определению значения отдельных слов или фраз, а по переводу клинообразных урартских надписей, и в 1882 г. в журнале Британского азиатского общества появилась его первая сводка известных в то время надписей, снабженная переводами.

В некоторых частях эта работа и до сих пор не утратила ценности, особенно издание текстов. Сэйс в течение своей долгой жизни не прекращал собирать урартские тексты и публиковать их в том же журнале. Только после издания Сзйсом урартских клинообразных надписей они могли войти в научный обиход специалистов по истории древнего Востока.

Дальнейшим шагом в разработке клинописи явились исследования австрийского ученого Мюллера, издавшего надпись из Ашотакерта (Ашрут-Дарга).

Работа над урартской клинописью и языком производилась теперь специалистами-кунеологами, преимущественно ассириологами, и на долю любителей оставалось только собирание надписей. К этому времени значительно увеличилось и число урартских эпиграфических памятников, открытых в Закавказье.

В 1875 г. была опубликована открытая еще в 1863 г. Атамханская надпись с юго-западного берега оз. Севан, вырубленная из скалы и перевезенная в Кавказский музей (ныне Государственный музей Грузии).

В изучении урартской клинописи деятельное участие принял и известный арменист К.П. Патканов, публиковавший совместно с Сэйсом отдельные надписи и давший первую сводную работу по урартским надписям, найденным на территории России. Так же как и в Западной Европе, в России урартская клинопись изучалась оторванно от археологических работ.

Значительное влияние на развитие археологического изучения Закавказья оказал V археологический съезд, созванный в 1881 г. в Тифлисе.

В план своих работ подготовительный комитет съезда включил раскопки Армавирского холма, где ранее были найдены урартские надписи. В 1880 г. А. С. Уваров и А. Д. Ерицов копали в Армавире в поисках урартских памятников и в первую очередь надписей. Обнаружив остатки построек урартского времени и не найдя развалин монументальных зданий, они признали открытый культурный слой относящимся к средневековью, пройдя таким образом мимо того, что они искали.

На археологический съезд собралось около 400 делегатов, среди которых были и крупные иностранные ученые, как Вирхов и Шантр.

Особое внимание съезд уделил исследованию влияния античного мира и древнего Востока на Кавказе. Так, В. Ф. Миллером были разобраны кавказские параллели к классическому мифу о Прометее. Н. О. Эмин анализировал армянскую легенду о Шамирам. Вопрос об урартских письменных памятниках был на этом съезде затронут К. П. Паткановым.

Для развития кавказской археологии V археологический съезд имел исключительное значение. Съезд возбудил интерес к древностям Кавказа не только в среде западноевропейских и русских ученых, но и в широких кругах кавказской интеллигенции. Начались интенсивные раскопки, главным образом могильных памятников, производившиеся как иностранцами (Ж. де Морганом и Бельком), так и представителями русских научных организаций (Археологической комиссии и Московского археологического общества – Н.Я. Марром, А.А. Бобринским, Э. Реслером, А.А. Ивановским и А.С. Уваровым). Из кавказских ученых особенно деятельное участие в археологическом изучении Закавказья приняли А. Д. Ерицов и Е. С. Такайшвили.

Известный русский ассириолог М. В. Никольский, активный член Московского археологического общества, специально занялся урартскими надписями, открытыми в Закавказье. В 1893 г. он посетил Армению для изучения надписей на месте, так как не все доставленные ему копии были удовлетворительны. Вместе с М.В. Никольским в Закавказье был командирован А. А. Ивановский со специальным заданием обследования археологических памятников, связанных с урартскими надписями. Это была первая совместная работа специалиста по клинописи с археологом, и она дала плодотворные результаты.

А. А. Ивановскому удалось обнаружить ряд древних памятников, главным образом крепостей. В одном из таких древних поселений (в Ташбуруне, на северном отроге Арарата) А. А. Ивановский произвел раскопки и открыл остатки большого здания.

Собирание клинописен и их первичное издание (без переводов) находилось в руках местных исследователей. В этом отношении мы многим обязаны монаху Галусту Тер-Мкртчяну и Месропу Смбатянцу.

Как в Западной Европе, так и в России изучением урартского языка занимались крупные востоковеды, но не лингвисты, потому что в то время урартский язык еще не стал самостоятельной отраслью знаний. В Европе это были Сэйс, Леман-Гаупт, Шейль, Морган, в России – М.В. Никольский и В.С. Голенищев.

Наряду с серьезными научными исследованиями появились работы кавказоведов, содержащие часто очень интересный материал и наблюдения, но не всегда отражающие современный им уровень знаний в области разработки клинописи. Так, М.Г. Джанашвили пришел к заключению, что язык ванских (алародийских) надписей не что иное, как грузинский, высказав по существу старое и давно оставленное мнение. А.К. Глейе пытался составить грамматику урартского языка на основании языкового материала горских племен Кавказа.

Такие попытки сопоставления урартского языка с рядом кавказских или же с одним из них встречались неоднократно. Зачастую даже позднее они носили совершенно ненаучный характер (например, работа о родстве урартского языка с удинским).

Естественно, в работах по древнейшей истории Армении использовался материал Урартского государства. Проблема происхождения армян и заселения ими областей Закавказья рассматривалась некоторыми учеными с миграционной точки зрения, что подкреплялось и антропологическими исследованиями, не без основания показывавшими существенные антропологические различия между армянами и древним населением тех областей, в которых ныне живут армяне. В этих исследованиях, однако, не учитывалось то обстоятельство, что предки современных закавказских народов в древности жили на другой территории. Но в научной литературе уже давно встал вопрос и о генетическом родстве армян с урартами, вопрос, который нельзя было обойти в общих трудах по истории Армении.

Несмотря на то что история Урарту стала частью истории древнего Востока, урартские тексты оставались все еще неполноценным источником. Не было уверенности в правильности предлагаемых переводов. Идеограммы, заимствованные урартами у ассирийцев, позволили уловить общий смысл надписей, но грамматика и структура языка оставались еще неясными. Урартские клинообразные надписи были расшифрованы настолько, насколько это могли сделать ассириологи.

Понимание структуры урартского языка продвинулось вперед благодаря работам Н.Я. Марра, приступившего к разбору клинописи на основе кавказских языков, чего не могли сделать ассириологи, владевшие лишь семитическими языками. Он отказался от делавшейся ранее попытки понять структуру урартского языка, исходя из какого-нибудь одного кавказского языка, и подошел к ванским надписям с нормами, общими для большой группы языков Кавказа. В частности, Н.Я. Марр разъяснил пассивную конструкцию в урартском языке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Первые правители Ванского царства — Араме (860—845), Сардури I (845—825) не только успешно отражали нашествия мощной Ассирийской державы, но и значительно расширили территорию государства на восток, объединив все области вокруг озера Ван. Территории расположенные на восточном побережье озера, стали экономическим и политическим центром государства. Здесь, на труднодоступной скале, на берегу озера Ван, Сардури I построил мощную цитадель, вокруг которой сложилась столица — город Тушпа.

Цари Ишпуини (825—810) и Менуа (810—786) расширили границы государства на запад и на север, до реки Аракс. Менуа построил здесь город крепость и назвал своим именем Менуахинили. Крепости были построены на всех недавно завоёванных территориях.

§ 2. Усиление и расширение Ванского царства. Борьба с Ассирией

Пользуясь внутренним кризисом Ассирийской державы, Ванские цари стали совершать захватнические походы и на подвластные Ассирии территории, захватывая огромную добычу. Эти походы также имели целью установление контроля над древними торговыми путями и диктовались экономической выгодой.

Более 500 клинописных текстов Ванских царей (найденных как на территории Республики Армения, так и на территории Турции и Республики Азербайджан), дошедших до наших дней, рассказывают о покорении областей и народов, о постройке городов, крепостей, храмов, прорытии каналов, посадке садов и виноградников, о разведении племенных коней, крупного и мелкого рогатого скота, об изготовлении железных, бронзовых и золотых изделий.

§ 3. Государственное устройство и экономика Ванского царства

Власть царя базировалась на военной силе. Армия состояла из пехоты, кавалерии и колесниц. Солдаты были вооружены железными мечами, копьями и дротиками, луком и стрелами, носили бронзовые шлемы и щиты. Шлемы и щиты знати и полководцев украшались орнаментами. Армия состояла из корпусов по 3 тысячи человек в каждом, которые, в свою очередь, делились на роты по 50 человек. Все мужское население государства было обязано нести военную службу.

Ванское царство было рабовладельческим государством. Основной целью походов ванских царей было приобретение военной добычи. Другой целью походов было установление контроля над международными торговыми путями, которые приносили огромную прибыль. Рабский труд применялся в основном в строительстве дворцов, крепостей, храмов, оросительных каналов, а также в ремесле. Широко применялось искусственное орошение, для чего в скалах вырубали оросительные каналы.

До наших дней сохранился 72-километровый канал царя Менуа, Доставлявший воду в столицу Тушпа. 25-километровый канал царя Руса I недалеко от Тушпа доставлял воду в специально вырытое водохранилище для сезонного орошения. Канал царя Руса II близ Еревана в ущелье реки Раздан действует и поныне.

Земледелием и скотоводством занимались свободные общинники. Были развиты также садоводство и виноградарство. Сеяли зерновые и масличные культуры, разводили крупный и мелкий рогатый скот. О высоком развитии сельского хозяйства свидетельствуют надписи ванских царей, в которых перечисляются сотни и тысячи голов различного скота, огромные количества зерна, масла, вина, преподносимые в жертву богам.

§ 4. Упадок и распад Ванского царства

Во второй половине VIII века до н.э. Ассирийская держава, достигшая зенита своего могущества, нанесла Ванскому царству несколько мощных ударов. В сражениях 743 г. и 735 г. до н. э. Сардури II потерпел поражение от Ассирии и потерял контроль над южными и юго-западными областями и важными торговыми путями. Его преемник Руса I (735—713) развернул активную деятельность для восстановления пошатнувшейся мощи и авторитета Ванского царства. Но в 714 г. до н. э. ассирийский царь Саргон II предпринял новый разрушительный поход и с огромной армией вторгся на территорию Ванского царства. Сады и виноградники были вырублены, ирригационные каналы засыпаны, города и храмы разграблены, жители угнаны в рабство. Хотя ассирийцы и не смогли захватить столицу — город Тушпа, но взяли и разграбили священный город Мусасир, где находились святилища главных богов и где были сконцентрированы огромные богатства.

Несмотря на разрушительный поход 714 г. до н. э., цари Аргишти II (713—685) и Руса II (685—645) всё ещё проводили активную политику. Они организовали множество походов, вновь подчиняя подвластные племена, строили новые крепости взамен пришедших в упадок.

Руса II построил город-крепость Тейшебаини на противоположной от крепости Эребуни стороне (другой окраине современного Еревана). Тейшебаини была крупным экономическим и военным центром. Здесь располагалась ставка правителя области, находились крупные хранилища вина, масла и продуктов для войск.

В 585 г. до н. э. вконец ослабевшее Ванское царство пало под ударом переживавшей подъем Мидийской державы.

§ 5. Культура Ванского царства. Клинопись

Ванское царство оставило богатое культурное наследие. Высокого развития достигло градостроительство. Строили города-крепости, каждая из которых являлась административным и военно-политическим центром области, региона, района. Город-крепость имел цитадель, где жил областеначальник. Здесь, в огромных глиняных карасах, вместимостью более 1 тысяча литров, хранились большие запасы зерна, масла, вина и других припасов для военных и государственных нужд. Вокруг цитадели распространялся сам город, где жили простые люди. На территории республики Армения раскопано множество крепостей периода Ванского царства — Эребуни, Тейшебаини, Аргиштихинили и пр.

В строительстве применялся в основном камень, глина, реже кирпич. Архитектура дворцов и домов была простая, строения были одноэтажными, покрытия крыш делались из дерева, камыша и покрывались глиной. Жилые помещения изнутри украшались фресками и настенной живописью, у входа ставились каменные скульптуры богов, мифических животных. В строительстве храмов применялись оттёсанные камни. На стеле, найденной во дворце ассирийского царя Саргона II, сохранилось изображение взятия и разграбления храма бона Халди в Мусасире. По архитектуре храм в Мусасире напоминает известный эллинистический храм в Гарни.

При раскопках крепостей Ванского царства найдено множество различного вида оружия, красивой глиняной посуды, глиняных и бронзовых статуэток, что свидетельствует о высоком развитии различных ремёсел.

Многое об истории и культуре Ванского царства мы узнаём из клинописных надписей Ванских, так и Ассирийских царей.

На сегодняшний день найдено более 500 больших и коротких надписей Ванских Царей. Они выполнены клинописью. Это слоговое письмо, возникшее в древней Месопотамии. Клинописью написаны надписи ассирийских царей. В Ванском царстве быстро освоили ассирийскую клинопись и приспособили к своему языку.

Язык Ванских надписей неиндоевропейский, так называемый урартский. Он уже давно расшифрован, и все надписи прочитаны. На этом языке говорила правящая элита, верхушка, население Биайнили-территорий областей, лежащих к востоку от озера Ван. После образования объединённого государства он и стал официальным государственным языком Ванского царства, и на нём составлялись анналы, строительные надписи, писались письма. Но на огромной территории государства, объединявшего многочисленные государственные образования и племенные союзы Армянского нагорья, разговорным языком был индоевропейский армянский язык. Оба языка долго соседствовали. В обоих языках есть множество заимствованного словарного запаса, что свидетельствует о долгом соприкосновении и взаимопроникновении этих языков. После падения ванского царства урартский язык перестал быть официальным государственным языком, его письменность была забыта, а её носители полностью ассимилировали и были поглощены индоевропейским большинством населения Армянского нагорья, полноценно участвовали в завершении процесса образования Армянского народа и языка.

Религия периода Ванского царства была языческой. Обожествлялись силы природы. В клинописных текстах упоминается около сотни различных богов и богинь. По канонам языческой религии и Пантеон включались все местные божества подвластных царств и территорий, чем можно объяснить такое их множество. Главными богами Пантеона были: Халди — бог неба, войны и победы; Варубане — жена Халди, богиня плородия; Тейшеба — бог молнии, природных сил; Шивини — бог животворящего солнца. Главный храм бога Халди находился в Ардини-Мусасире, на юго-востоке страны.

А.Э.Хачикян.

История Армении. Краткий очерк. Эдит Принт, Ереван - 2009

Урарту как государственное объединение, доминирующее в некоторых частях Армянского нагорья, упоминается впервые, по-видимому, ассирийским царем Ашшур-нацир-апалом II (883— 858 гг. до н. э.). После весьма длительного перерыва глубоко внутрь нагорья решился проникнуть его сын Салманасар III в 859 и 856 гг. События этих походов изображены на рельефах ассирийских бронзовых обшивок храмовых ворот. Эти рельефы позволяют судить о военном деле и вооружении урартов IX в. Урартские воины изображены здесь в подпоясанных рубахах, в шлемах с гребнями, с маленькими круглыми щитами и короткими, вероятно бронзовыми, прямыми мечами — вооружение, в общем сходное с лувийско-хурритским. Воины, обороняющие стены, вооружены также луками. То же рельефы изображают вырубку деревьев, казни знатнейших жителей, увоз ассирийцами захваченного добра в больших глиняных сосудах, положенных па повозки, и угон нагих пленных в шейных колодках.

Как мы видим, стычки между Урарту и Ассирией происходили постоянно, начиная с 781 г. до н. э., и окраинные области то там, то здесь переходили за это время от ассирийцев к урартам. Урарты создали антиассирийскую коалицию местных сирийских княжеств и несколько десятилетий осуществляли контроль над этой стратегически важной зоной, отрезав Ассирию от Средиземноморского побережья.

Четверть века после этого ассирийцы не тревожили горцев. Урарты воспользовались передышкой для укрепления своего государства.

Была укреплена урартская власть над Муцациром, которому вначале угрожала Ассирия (причем правителем, по-видимому, поставили брата Минуа), а также занята вся территория вплоть до западного и южного берегов Урмии; урарты вышли во фланг Ассирии. Северная граница Урарту проходила, видимо, между оз. Ван и р. Араке; здесь урарты вели упорную борьбу с вторгавшимися с севера, из-за Аракса, племенами, может быть протогрузинскими.

Еще одни направлением был юго-восток. Здесь Урарты подчинили Маннейское царство и вышли к северо-восточным границам Ассирии. На юго-востоке они столкнулись с мидийскими племенами (которые полтора столетия обоснуются на их территории).Расширив и укрепив свои юго-западные (в сторону Средиземноморья) и юго-восточные границы (в сторону Ассирии и Вавилонии), урартские цари обратили свое внимание на северные территории – Закавказье. На севере Менуа проник в Страну таохов, а также возвел новый административный центр на правом берегу Аракса, у подножия горы Арарат; отсюда урарты начали рейды на Закавказье.В рез-те систематических походов, урарты овладели обширной территорией вплоть до границ колхиды и озера Севан. В долине реки Аракс была создана ирригационная система, развивалось земледелие, плодоводство, виноградство.

Во время правления Менуа по всему царству было построено много оборонительных и оросительных сооружений: один из его каналов до сих пор снабжает водой г. Ван. Урарты не останавливались перед тем, чтобы прорубать каналы в скале или облицовывать их глыбами камня. Это строительство стало возможным в результате введения стальных орудий и распространения обязательных повинностей на обширное новое население царства (случаев постройки больших оросительных сооружений руками рабов-пленных на древнем Ближнем Востоке неизвестно). В середине 8 в.— около 760 г. до н. э.— При Менуа и его сыне Аргишти I (786-764гг) и особенно внуке Сардури II (764-735) Ванское царство из второстепенного гос-ва, расположенного на периферии, превратилось в равноправного партнера ведущих держав Ближнего Востока.

В итоге завоевательной политики династии Менуа Ванское царство в сер. 8 в. до н.э. превратилось в одно из крупнейших гос-в Ближнего Востока. Его границы простирались от зоны Средиземноморья на западе до Мидии на востоке, от гор Шуприи на юге до Большого Кавказского хребта.

Общество Урарту.

Урарту было наименее доступной врагам областью нагорья, а потому располагало наиболее благоприятными условиями развития.

Для того чтобы сохраниться рядом с могущественной и воинственной Ассирией, царство Урарту должно было быстро сравняться с ней по уровню развития военной и административной техники и по мощи завоеваний. И Урарту этого добилось. С царствования Аргишти I (если не ранее) в урартской армии были, по-видимому, введены ассирийская структура подразделений и система обучения и, во всяком случае, ассирийское снаряжение и вооружение (пластинчатые панцири, остроконечные бронзовые шлемы, большие круглые бронзовые щиты, сравнительно длинные стальные мечи и лук с колчаном на 36 стрел, с железными, реже бронзовыми, наконечниками).

(на основе раскопок г.Тейшебайпи 7 в. до н.э.) Дома, по-видимому, строились сразу целыми кварталами, одновременно с основанием крепости. Каждая семья обитала в жилище, состоявшем из двух-трех помещений, из которых одно было только до половины крыто кровлей, покоившейся на деревянных столбах. Другая его половина служила двориком. Здесь находился врытый в землю очаг. Жители дома не имели собственных постоянных хранилищ для продуктов, не держали при доме скота: видимо, здесь жили люди, работавшие в мастерских цитадели или служившие в гарнизоне или на низших административных должностях. Мебели почти не было; главную утварь составляла глиняная посуда: в ней варили пищу, хранили зерно, масло, пиво, мелкие вещи. Из кости и дерева изготовляли коробочки, ложки, совки, гребни и т. п. В пищу шел ячмень, просо, бобовые, кунжут (на масло), виноград и изюм, а также иногда выдававшееся из дворца мясо. Известны некоторые орудия урартского земледельца: железные серпы, вилы, лопаты, грубые зернотерки из двух камней, каменные ступки-крупорушки.

Важнейшим культовым центром был муцацирский храм бога Халди; он был местом коронации урартских царей и одновременно их сокровищницей.

На территории Урартского царства из непромышленных отраслей хозяйства более всего было развито отгонное скотоводство (разводились главным образом овцы, крупный рогатый скот и кони); но урартские цари уделяли исключительное внимание и развитию земледелия и виноградарства — видимо, страна с трудом обеспечивала себя хлебом и вином.

Урарту и Фригия.

Когда именно в центре Малой Азии возникло Фригийское царство, до сих пор не установлено; расцвет его, связанный с именем знаменитого царя Мидаса, относится ко второй половине 8 в. до н. э. Этому же времени принадлежат раскопанные здания и курганные погребения фригийской столицы Гордион в долине р. Сангария (Сакарья). По преданию, Гордион был назван по имени Гордия, основателя если не Фригийского царства вообще, то, во всяком случае, Фригийской великой державы 8 в. до н. э.(По преданию, Гордий (вышедший из крестьян) поместил в столичном храме телегу, ярмо которой было закреплено хитрым узлом; говорили, будто бы развязавший этот узел будет владеть Азией. Но Александр Македонский, побывавший в Гордионе в 4 в. до н. э., его попросту разрубил.)

Само фригийское царство было основано примерно во II тыс. до н. э. (предположение) и сыграло значительную роль в падении Хеттского государства. Согласно мифам, фригийцы помогали Трое в войне с греками. В конце 12. в. до н. э. основным противником фригийцев стала Ассирия. В конце 8 века до н. э. фригийцы пришли в столкновение с переселившимися из Европы вифинами и мисийцами. В 70-х годах 8 века до н. э. Фригия подверглась нашествию киммерийцев.

В начале 6 в. до н. э. лидийским царём Гигесом была завоевана часть Фригии, а в середине VI в. до н. э. и вся Фригия оказалась во владении Креза, при этом сохранив некоторую автономию. От него она перешла в руки персов, от персов к монархии Александра Великого. После смерти Александра Фригия досталась сначала Антигону Одноглазому, а затем Лисимахуи Селевкидам. В 275 г. до н. э. подверглась нашествию галатов, а затем отошла к Пергамскому царству (в 189 году до н. э. — Евмену Пергамскому), некоторое время принадлежалаМитридату Понтийскому и, наконец, стала владением римлян (133 г. до н. э.). Римляне в начале образовали из Фригии особую провинцию, но затем, ещё во времена республики, включили её в провинцию Азию. С этих пор история Фригии сливается с историей Малой Азии.

Во Фригии, по всей вероятности, находили золото, о чём свидетельствуют местные сказания о Мидасе. Племя фригийцев занималось преимущественно земледелием; древний фригийский закон предписывал казнь за убиение вола или за порчу земледельческого орудия; по преданию, первый царь был простой крестьянин, у которого было только два вола. Наряду с земледелием, благодаря богатым пастбищам, было развито скотоводство: фригийские шерсть и сукно славились и в римское время.

Торговля, начав развиваться при персах, достигла значительной степени процветания во времена римской империи: в Гиераполе, во внутренней части Фригии, один фабрикант приказал написать на своей гробнице, что он в течение своей жизни 72 раза ездил в Италию. Несмотря на персидское, македонское, эллинское и римское влияния, и в римские времена во Фригии были свои монеты и ещё сохранялся фригийский язык (вплоть до 6 в.). Главного города во Фригии указать почти невозможно, так как главную роль играли многочисленные города средней величины. Наиболее примечательные: Келены, древняя столица фригийского царства и главный город великофригийской сатрапии во времена владычества персов, у истоков Меандра; Колоссы (Хонас), Кидрары, позднее Пераполь, Пелты, Кайструпедион, Дорилей и Котией, во времена Селевкидов Апамея-Кибот, а во времена римлян — стоявшая на караванном пути от малоазиатских берегов к среднему Евфрату Лаодикия, Апполония, Селевкия, Синнада. Особенно любопытен обычай фригийцев жить в скалах и высекать в них целые города. По самой распространённой в научных кругах версии фригийцы или мушки были носителями протоармянского. Мигрировали в XIII—IX веках до н. э. с Балкан на Армянское нагорье и осели в области, позже известной как Мелитена.

Главную роль во фригийской религии играл культ великой матери-богини Кибелы (Кубабы — культ, восходящий еще к дохурритским временам), а также молодого бога Аттиса, умирающего и воскресающего к половой жизни. В этом культе — по крайней мере позднее — были распространены оргиастические обряды и самооскопление (кастрация) жрецов, посвящавших себя богу,— обычай, представляющийся нам теперь изуверским. Однако культ Аттиса не случайно просуществовал весьма долго и впоследствии распространился на запад вплоть до Рима. Бытовой его основой явилось наличие тысяч евнухов во всех древневосточных государствах той поры, особенно в царских, храмовых и больших частных хозяйствах. Приверженцы культа Аттиса были не только среди евнухов, но и среди полноценных мужчин и особенно среди женщин.

На юге Армянского нагорья в результате объединения восьми местных племен образовался племенной союз Уруатри. В XIII веке до н.э. в результате вторжения ассирийцев страна была разрушена и разграблена. Через два века уруатри восстанавливают свои силы и в IX веке до н.э. в бассейне озера Ван возникает прочное политическое объединение — государство Урарту.

Почему называем Урарту? Дело в том, что у них не было гласных букв, поэтому в клинописных надписях мы читаем только три буквы Р, Р, Т. В 20 веке учёные, совершившие археологические раскопки, решили назвать это "Урарту". Но по нашим убеждениям, есть наибольшая вероятность, что данное государство называлось "аРаРаТ", чем "уРаРТу".

Поначалу Урарту было небольшим государством, с трудом сдерживающим натиск соседней Ассирии. Усилившись, цари Урарту приступили к завоеваниям и создали одно из сильнейших государств древнего мира, объединив под своей властью большую часть Армянского нагорья.

Ассирийцы называли это государство Урарту, сами урарты называли свою страну Биайнили. Образовавшееся в бассейне озера Ван государство называют Ванским или Айраратским царством.

Начиная с 859 года до н.э. в ассирийских надписях упоминается имя первого царя Урарту — Араме. При нем границы Ванского царства охватывали бассейн озера Ван и примыкавшие к нему с юго-запада верховья реки Арацани. Судя по ассирийским надписям, царю Араме пришлось противостоять сильнейшему натиску со стороны Ассирийской державы.

Вторым из известных царей Ванского царства является Сардури I. Урартийская надпись, оставленная

Преемником Сардури I стал царь Ишпуини, правивший с 825 по 810 годы до н.э. Ишпуини сменяет на престоле царь Менуа (810 —786гг. до н.э.), при котором начинается эпоха преобладания Урарту в Передней Азии.

Менуа продолжил успешные действия своего отца в направлении Ассирии. Военная экспансия Урарту развивалась и на западном направлении. В области, отстоящей к западу от Вана и называемой урартийцами Урме (Тарон) и Архи, они сталкиваются с армяноязычными племенами. На северном направлении Менуа доходит до реки Араке и на северных склонах горы Арарат основывает город, названный Менуахинили.

Продолжив поход в западном направлении, Менуа достигает берегов реки Евфрат и захватывает Цупа (Цопк) и Мелид (Малатия).

В состав Урарту входило несколько племен, но со временем армянское население стало преобладать, объединившись в несколько мощных областей Ванского царства. Усиливается участие армянского населения в политической и экономической жизни страны.

Десятки сохранившихся клинописных надписей сообщают о строительстве крепостей как в центральных районах, так и на окраинах Ванского царства. При Менуа завершается строительство оборонительных сооружений столицы государства урартов, города Тушпа.

Особое внимание цари Урарту обращали на создание ирригационной системы, позволявшей расширить посевные площади, развить садоводчество.

При царе Менуа был проведен 72-километровый оросительный канал, снабжавший водой столицу Урарту — город Тушпу. Канал сохранился

Во время правления царя Менуа Ванское царство становится сильнейшим государством в Передней Азии.

В середине VIII века до н.э. Урарту находилось в зените своего могущества. Царь Урарту — Сардури II, правивший в 764 —735гг. до н.э., продолжил завоевания своего отца — Аргишти I. Совершив ряд походов вдоль реки Ахурян, в сторону Ширака, он вывез огромную добычу и пригнал огромное количество пленных, Пройдя походом вдоль западного побережья озера Севан, Сардури II захватил страну Великухи. Обойдя Ассирию, царь Урарту двинулся на юг, в сторону Вавилона, после чего в восточном направлении присоединил к своему царству прикаспийские районы. Совершив поход в страну Арме, Сардури II в третий раз, после Менуа и Аргишти I, вторгся в страну Урме, упорно сопротивлявшейся урартийской экспансии. Разрушив 11 крепостей, захватив большую добычу и 10 000 пленных, Сардури II вернулся в столицу. Однако трем могущественным царям Урарту не удалось сломить дух непокорных жителей Урме.

Для укрепления позиций Ванского царства на западе Сардури II совершил поход против царства Мелид, заставив его большую дань. в 743 году до н.э. армия ассирийского царя Тиглатпаласара III вторглась в Урарту и осадила столицу Тушпу. Не сумев взять мощную цитадель, Тиглатпаласар III, разрушив город, ушел в Ассирию. Нашествие ассирийцев нанесло Урарту большой ущерб. При преемнике Сардури II — царе Руса I (735 - 713гг. до н.э.), страна стала восстанавливаться. Вместо разрушенной Тушпы Руса I строит новую столицу, назвав ее Русахинили. По побережью озера Севан были основаны мощные крепости. В военном походе, к востоку от Севана, до впадения реки Араке в Куру, Руса I завоевал 19 стран. Однако на этом успехи царя Руса I завершились. В 714 году до н.э. Ванское царство подверглось опустошительному вторжению ассирийских войск. Царь Ассирии Саргон II прошел с армией по центральным районам Урарту, уничтожая все на своем пути, сжигая поселения, вырубая сады. На обратном пути Саргон II вторгся в союзное с Урарту царство Мусасир, разграбил его столицу. Ассирийцы разрушили и опустошили знаменитый храм бога Халди.

Это было последнее военное столкновение между Урарту и Ассирией. До конца VII века до н.э. ассирийско-урартийские отношения больше не обострялись. Вторжение с Кавказского хребта воинственных племен киммерийцев вынудило обе стороны бороться против общего врага. Урартским царям удалось остановить продвижение киммерийцев на южном направлении. Обосновавшись на западе в Каппадокии (армяне в связи с этим называют этот регион Гамирк), киммерийцы совершали набеги на Ассирию. В VII веке до н.э. киммерийцев сменили новые враги — многочисленные и воинственные скифские племена.

Последним известным царем Урарту периода могущества Ванского царства является Руса II, царствовавший с 685 по 645 год до н.э. При нем развернулось широкое строительство в Ване и Араратской долине, На территории современного Еревана (на холме Кармирблур) была воздвигнута крепость Тейшебаини — важный экономический центр северных областей Урарту.

Скифские племена представляли серьезную угрозу для Урарту, хотя некоторое время между скифами и урартийцами существовали дружественные отношения.

После Руса II на престоле Ванского царства сменилось несколько царей, однако сведений о военной активности Урарту в этот период не сохранилось. Цари Урарту контролировали лишь восточные территории своего государства. В западных областях бывшего Ванского царства возникло армянское государственное образование во главе с царем Паруйром.

Различные регионы Урарту были объединены силой оружия. Урартийское государство не поднялось выше военно-политического объединения разнородных этнических групп населения. В 580-ые годы до н.э. Урарту навсегда сошло с исторической арены.

Читайте также: