Грибоедов в персии доклад

Обновлено: 18.08.2022

Помимо нескольких мечетей в переулках тегеранского Гранд-базара затеряна армянская церковь Сурб-Татевос (1768), или Святого Фаддея. Армяне попали сюда почти так же, как и евреи, только позже на пару тысяч лет - к 16 веку в армянских землях уже хозяйничали тюрки, и в 16 веке эти земли оказались в самом пекле войн двух главных тюркских сил - суннитов Османов и шиитов Сефевидов.

Воевали те, кто ныне братья навек, тогда отчаянно, и Европа не сопротивлялась туркам так, как Персия. На рубеже 16-17 веков один из шахов пустил в ход "тактику выжженной земли" и просто вывел из подвластного Закавказья всё население. Кочевники тюрки и курды позже вернулись туда, а вот армяне в большинстве своём остались в Персии, где их Вавилоном стал Исфахан.

"Столицей" персидских армян по сей день остаётся его предместье Нор-Джуга (Новая Джульфа) с огромным Ванкским собором (1606-55) и подобием Эчмиадзинского монастыря вокруг. Армянские кварталы в Персии - такая же обыденность, как и еврейские, в Тегеране есть десяток армянских церквей в основном ХХ века, и ни одну сферу жизни, кроме разве что ислама, в пост-сефевидском Иране нельзя представить без армян. Сложилась у них здесь даже собственная архитектурная традиция с глухими фасадами и стрельчатыми арками, в коей построены и Ванкский собор, и церковь Святого Фаддея:

Единственный христианский храм в тогдашней столице, она сделалась основной точкой притяжения и для европейцев, так что примыкающая махалля получила название Баги-Ильчи - Посольский сад. Армянская община в нынешнем Иране процветает, но тем не менее я видел их храмы лишь наглухо запертыми. И это обидно - за забором Сурб-Татевос я мог бы найти несколько русских и английских могил: из этих двух империй были в большинстве своём работавшие в Персии дипломаты, иногда помиравшие за работой. А ещё здесь находится братская могила 35 казаков, погибших 11 февраля 1829 года, защищая посольство России.

. В 18 веке Россия на пике своего могущества понемногу начала брать в оборот зачахшую и засидевшуюся в средневековье Персию. Пора было, как англичане и французы, колонизировать какую-нибудь древнюю великую цивилизацию Востока, не говоря уж о том, что Иран мог стать плацдармом для взятия Индии.

Завоевание Гиляна при Петре I осталось почти безрезультатной авантюрой, а вот в конце того же столетия в междоусобицах Ага-Мухаммеда Каджара Россия поддерживала его противников, чего Скопец-шах, конечно, не забыл.

Начатое им противостояние пришлось продолжать Фетх-Али-шаху и принцу Аббас-Мирзе, но силы Запада и Востока к тому времени были слишком уж неравны. Персы - достойные воины, но что могла противопоставить почти средневековая страна с единственным литейным заводом вдесятеро более крупному противнику, имевшему в те времена до трети мировой металлургии? Тем более что закавказские ханства не вполне подчинялись Каджарам.

Так Иран потерял земли от Дагестана до Нахичевани, а словосочетание "Туркманчайский договор" здесь по сей день значит навязанную сделку на крайне невыгодных условиях. Второстепенные колониальные конфликты для России, для Персии войны 1807-13 и 1826-28 годов стали крупнейшим поражением пост-сефевидской эпохи, в здешнем сознании имея тот же трагический окрас, что у нас русско-японская или Крымская войны.

Большую часть взрослой жизни он провёл между Тегераном и Тифлисом, периодически выбираясь в Петербург и Крым, освоил турецкий, персидский, грузинский и арабский языки и постоянно вёл дневники путешествий. В Тифлисе он женился на грузинской княжне Чавчавадзе и закончил "Горе от ума", неофициальный рукописный "тираж" которого в России вскоре достиг 40 тысяч экземпляров. Но можно ли представить тегеранские улочки, когда читаешь про всех этих фамусовых и чацких?

Было у автора "Горя от ума" и другое произведение - Туркманчайский мирный договор. Как лучший русский специалист по Персии, Александр Сергеевич возглавил и переговоры с проигравшим шахом. Так, на Персию была наложена огромная контрибуция (20 миллионов рублей серебром при имевших у шаха запасах серебра на 22 миллиона), и именно Грибоедову принадлежала идея подписать договор лишь после начала выплат. И персы стали выплачивать, хотя в действиях их читалось явное "подавись!" - например, они переплавляли древние блюда и канделябры, стоившие многократно дороже своих материалов. Шахской казны не хватало, шах требовал выплат от своих вельмож, а те - от мелких сановников и купцов, и вот ненависть к русскому посланнику расползалась по Персии тысячами нитей.

Туркманчай же положил конец Исфаханскому пленению армян - Россия звала древний народ на его "землю обетованную", и просто в силу разницы уровня развития, армяне теперь покидали Персию охотно. Учитывая роль армян в иранском купечестве, по экономике всё это било не хуже контрибуций. Но экономические проблемы шах бы ещё стерпел, а вот когда в очередной визит Грибоедова к нему подались главный казначей Якуб Маркарянц со всеми своими знаниями дворцовых секретов и пара жён из гарема визиря Аллаяра, настроения шахского двора приблизились к точке кипения.

Грибоедов был, безусловно, самым ненавидимым человеком в Иране, а слухи про него ходили всякие - например, что не уважает шаха и позволяет себе сидеть, когда государь стоит, и даже - что ходит к жене Аллаяра! Грибоедов понимал, что над ним нависла смертельная опасность, но понимал и то, что любая слабина и уступка лишь увеличат риск. 10 февраля 1829 года он объявил шаху, что из-за возросших угроз дипломатическая миссия отбывает в Россию вместе с укрывшимся Маркарянцем, а на следующий день громить посольство пришёл натурально весь город.

Как мы знаем из восточных сказок, всякие злодейства при шахских дворах обычно творит визирь - так и тут, раскачивали на кровопролитие собравшуюся толпу люди Аллаяра, религиозные фанатики, во главе которых стоял некий Месих. Он повёл толпу на штурм, и хотя обороняли посольство казаки с огнестрельным оружием, сдержать натиск при тысячекратной разница сил у них не было ни малейшего шанса. Казаки успели застрелить 19 нападавших, а затем толпа ворвалась в здание, как пожар или потоп. Погибли все казаки-охранники, погибли посол Грибоедов, переводчик Мирза Шахназаров, гостивший в Персии армянин с местными корнями Соломон Меликов, и Якуб Маркарянц замолчал навсегда.

Один человек из миссии всё же спасся - секретарь Иван Мальцов, по одной версии успевший завернуться в ковёр из лежавших в углу, а по другой - спасённый самими персами для дальнейшей дачи показаний. О высокомерных выходках и любовных похождениях Грибоедова стало известно именно с его слов при дворе шаха, хотя какова могла быть таким словам цена? Мальцов вернулся в Россию, прославился позже как фабрикант, создавший уникальный для 19 века промышленный комплекс в Брянском уезде, а вот среди дворян так и остался изгоем.

И теперь остаётся гадать, был ли виновен в погромах сам шах? С одной стороны, ему было критически важно ликвидировать казначея-перебежчика, с другой - после знакомства с Чингисханом, Хулагу и Тамерланом персы на генетическом уровне знали, что бывает с теми, кто убивает послов. Эти страхи и решил подтвердить Иван Паскевич-Эриванский, главный русский полководец предшествовавшей Туркманчаю войны. По своей инициативе он привёл в повышенную готовность войска и флот в Закавказье и Астрахани и демонстративно не пропускал в Иран новых послов.

Шах дрогнул и казнил несколько десятков человек без разбора, включая фанатика Месиха; низложил Аллаяра, бил его палками и сослал самый дальний остан; в Петербург отправил на переговоры (а если понадобится - то и на расправу) родного внука Хосров-Мирзу да с ним чистейший индийский алмаз в 89 карат, захваченный Надир-шахом у Великих Могол - ныне " Шах " в московском Алмазном фонде. Николай I, приняв дары, сказал "Я придаю вечному забвению злополучное тегеранское происшествие", а в глубине души наверное даже поблагодарил "туземцев" за то, что разобрались с очередным вольнодумцем. Заключить мир более выгодно, чем в Туркманчае, было в принципе невозможно, а дальнейшую экспансию, как тогда казалось, можно оставить "на потом".

Русское посольство продолжило действовать на старом месте - Каджары стали фактически вассалами Романовых, и лишь Большая игра с Англией не дала за пару поколений сделать Северный Иран российским генерал-губернаторством. Однако независимость Ирана продолжалась, город рос, и в начале ХХ века российское и английское посольства получили огромные земли в предместьях.

Старое здание же так и стояло в махалле Посольского сада, и снесли его внезапно буквально пару лет назад. Зачем и при каких обстоятельствах - я так и не понял: слышал историю, как на волне новой дружбы двух стран-изгоев в Тегеран приезжал какой-то российский депутат, пожурил местных, что такой важный исторический памятник заброшен, да посоветовал открыть в Тегеране музей Грибоедова. Но это мы в России привыкли к памятникам вроде Катыни на Смоленщине или "Исхода и возвращения" в Элисте, а вот у гордых персов от таких заявлений чуть не включилось "можем повторить!". Депутат, конечно, уехал благополучно, а вот на здании иранцы отыгрались. но как звали того депутата, когда и по какому случаю он сюда приезжал, мне выяснить так и не случилось.

Снести Грибоедовское посольство могли и просто чтобы вырвать чёрную страницу на фоне новой дружбы, и даже без всяких политических причин - в конце концов заброшенных зданий 19 века по всему Ирану немерено, а с охраной памятников дело куда хуже, чем у нас. Тем более - памятников чужой истории: Грибоедова в Иране не помнят, да и помнить не хотят.

Грибоедов Александр Сергеевич

Грибоедов в детстве

Грибоедов на Кавказе

Грибоедов Александр Сергеевич

Александр Грибоедов в отроческие годы. Портрет неизвестного художника.

Возвращение Грибоедова в Россию

Грибоедов Александр Сергеевич

Александр Грибоедов в годы военной службы. Портрет неизвестного художника.

Ничего равного этой комедии Грибоедов больше не написал.

Грибоедов и декабристы

Грибоедов Александр Сергеевич

Александр Грибоедов. Литография П. Каратыгина. 1858 год

Грибоедов в русско-персидской войне 1826-1828

Грибоедов Александр Сергеевич

Александр Грибоедов. Рисунок П. А. Каратыгина. 1828 год

Летом 1828 года, прибыв в Тифлис, Грибоедов женился на Нине Чавчавадзе.

Благодаря своей невесте Грибоедов убедился, что во многом ошибался в отношении женщин. Правда, из-за пароксизма лихорадки, охватившей его во время бракосочетания, он уронил на пол обручальное кольцо, что смутило многих, но впервые поэт чувствовал рядом с собой по-настоящему любимого человека. Вместе с женой в начале октября прибыл он в Тавриз. Данное ему поручение было очень трудным: взыскать с персов полностью контрибуцию за прошлую войну. Он несколько раз писал в Петербург, что персидская казна пуста, а страна разорена и не следует доводить персов до крайности непомерными денежными требованиями, однако ответ из Петербурга был всегда один: взыскивать! С этой целью, оставив в Тавризе беременную жену, Грибоедов отправился в Тегеран.

Грибоедов в Персии. Смерть Грибоедова

Грибоедов Александр Сергеевич

Александр Грибоедов. Художник И. Н. Крамской. 1873 год

Грибоедов Александр Сергеевич

Могила Александра Грибоедова в Тифлисе (Тбилиси) в монастыре Давида, на склоне горы Мтацминда

Останки Грибоедова перевозили в русские пределы крайне медленно.

190 лет назад произошла резня в русском посольстве в Тегеране, в ходе которой погиб дипломат, поэт и драматург Александр Грибоедов. Массовое убийство сотрудников российской миссии в Персии вызвало широкий резонанс, однако множество деталей трагедии так и остались неуточнёнными. Сегодня обстоятельства того преступления — предмет острых дискуссий историков. В частности, эксперты отмечают, что показания единственного выжившего свидетеля были весьма противоречивыми, а сам инцидент был замят из политических соображений. Что стало причиной расправы над российскими дипломатами — в материале RT.

Александр Грибоедов родился 15 января 1795 года в Москве в состоятельной дворянской семье. С детства он отличался большими интеллектуальными способностями. Уже к шести годам он говорил на трёх иностранных языках, а в подростковом возрасте — на шести. В 13 лет он окончил словесное отделение Московского университета, а в 15 — юридическое.

Герб Российской империи

Искусство убеждать: как создавалась российская дипломатия

10 февраля отмечается День дипломатического работника РФ. Первым профессиональным внешнеполитическим ведомством России стал Посольский.

В 1812 году Грибоедов поступил на военную службу: сначала — в Московский, а затем — в Иркутский гусарский полк. Четыре года спустя он в звании корнета оставил армию. Вскоре после этого с должности губернского секретаря Коллегии иностранных дел началась его дипломатическая карьера.

В 1817 году он оказался замешан в скандальной истории, связанной с чужими сердечными тайнами. Грибоедов жил у своего друга, графа Александра Завадовского, и однажды привёл к нему в гости приятельницу — балерину Авдотью Истомину. Завадовский за Истоминой ухаживал, и, попав к нему в дом, балерина осталась там на два дня. Об этом узнал любовник Истоминой — кавалергард Василий Шереметев.

По настоянию своего приятеля, уланского офицера Александра Якубовича, Шереметев вызвал Завадовского на дуэль. Грибоедов и Якубович выступили в роли секундантов и решили также обменяться выстрелами. Завадовский нанёс смертельное ранение Шереметеву, дуэль пришлось прервать. И только в следующем, 1818 году, уже находясь на Кавказе, Грибоедов и Якубович всё-таки обменялись выстрелами. Грибоедов получил ранение в ладонь, от которого у него свело палец. Впоследствии это станет одной из примет, по которой опознают обезображенное тело поэта после резни в Тегеране.

На Кавказ Грибоедов попал по пути в Персию, где его ожидала должность секретаря царского поверенного в делах. Ради службы у южных границ империи он отказался от поста в дипломатическом представительстве России в США. В 1820 году состоялась вторая командировка Грибоедова в Персию, продлившаяся полтора года. В 1821-м сломавший руку дипломат был временно переведён на Кавказ, где мог совмещать работу с лечением.

В 1823 году Грибоедов на два года покинул государственную службу и вернулся в Москву, где вплотную занялся литературными трудами. На Кавказ он вновь попал только в 1825-м через Киев и Крым и практически сразу же был арестован в крепости Грозная по подозрению в связях с декабристами, среди которых у него действительно было много знакомых. Однако следствие не нашло никаких доказательств участия дипломата в заговоре против царя, и он был полностью оправдан. После освобождения Грибоедов оказался в гуще событий, связанных с Русско-персидской войной 1826—1828 годов.

В XVIII веке Англия перешла в Южной Азии от торговой экспансии к колониальным захватам. Ограбление государств Индостана и Юго-восточной Азии в значительной мере позволило Великобритании нарастить объёмы внутреннего валового продукта и провести промышленную революцию. Поэтому на попытки других держав расширить зону влияния в Азии британцы смотрели ревностно. Особое раздражение вызывала у них Россия, наращивавшая своё военное присутствие в Средней Азии и вытеснявшая турок и персов с Кавказа.

В конце XVIII века Персия попыталась захватить на Кавказе грузинские земли, находившиеся под российским протекторатом. В ответ официальный Санкт-Петербург выслал на Кавказ армию, отбросил персов и включил Картли-Кахетинское царство в состав империи. Вслед за этим к России присоединились Мегрелия и Имеретинское царство.

Это не понравилось ни претендующему на Кавказ Тегерану, ни опасающемуся российской гегемонии в Азии Лондону. 10 июня 1804 года персидский шах Фетх-Али, опираясь на поддержку Великобритании, объявил войну России. В тот же день отряд российских войск под командованием Сергея Тучкова заставил отступить персидскую кавалерию в районе Гюмри. Боевые действия продолжались до 1813 года.

Хотя Санкт-Петербург из-за сложной международной обстановки не мог сосредоточиться на войне с Персией, небольшой российский корпус в Закавказье одерживал одну победу за другой. Персам не помог даже антироссийский договор, заключённый в 1808 году с Великобританией. В битве при Асландузе двухтысячный отряд под командованием Петра Котляревского обратил в бегство тридцатитысячную персидскую армию, потерявшую, по некоторым данным, до 10 тыс. солдат убитыми. 24 октября 1813 года Персия по Гюлистанскому миру признала вхождение в состав России Восточной Грузии и ряда других территорий Закавказья. Войну 1804—1813 гг. историки считают началом Большой игры — военно-дипломатического конфликта между Россией и Британией за господство в Азии.

Ровно 150 лет назад, 14 июня 1868 года, небольшой отряд русских войск разгромил многотысячную армию Бухарского эмирата. Эта победа.

Уже в 1814 году Персия фактически нарушила взятые на себя перед Россией обязательства, подписав с Великобританией новый договор, согласно которому Лондон обещал помочь Тегерану добиться пересмотра Гюлистанского мира, а также предоставить Персии деньги и оружие.

В июле 1826 года подготовленная британцами персидская армия без объявления войны вторглась на территорию Российской империи. Сначала персы заставили отступить немногочисленные российские пограничные отряды, однако русские войска под командованием сначала Алексея Ермолова, а затем Ивана Паскевича нанесли персидской армии несколько разгромных поражений. В итоге Тегерану в 1828 году пришлось подписать с Санкт-Петербургом Туркманчайский мирный договор, по которому России отходила часть Каспийского побережья и Восточная Армения. Кроме того, Персия была обязана выплатить России контрибуцию в размере 20 млн рублей. Это стало болезненным поражением как для Тегерана, так и для его лондонских союзников.

Резня в посольстве

Паскевич, отчитываясь о заключении мирного договора с Персией, высоко оценил роль Александра Грибоедова, который способствовал тому, чтобы Тегеран взял на себя обязательства по выплате контрибуции. Именно Грибоедов доставил в Санкт-Петербург донесение о заключении мира, после чего он был назначен министром-резидентом (послом) России в Персии.

Возвращаясь в Тегеран, он задержался в Грузии, где женился на княжне Нине Чавчавадзе, однако семейным счастьем наслаждался всего несколько недель: у Грибоедова впереди была непростая миссия — убедить шаха выполнить взятые на себя по договору обязательства.

По словам эксперта, проблемы возникли не только с выплатой контрибуций, но с возвращением на территорию России пленников, ранее захваченных персидскими войсками на Кавказе, среди которых были армяне и грузины.

Одним из тех, кто пожелал покинуть Персию, оказался евнух шахского гарема армянин Мирза Якуб, по совместительству занимавший должность придворного казначея. Его выезд мог повлечь для Тегерана неприятные последствия — Мирза Якуб располагал стратегически важной информацией о казне Персии, а также чрезвычайно много знал о личной жизни шаха и его семьи. Персидские власти попытались надавить на Грибоедова с тем, чтобы он выдал казначея шаху, но посол отказался. Тогда Мирзу Якуба обвинили в том, что он не вернул деньги, взятые им в казне. Однако Грибоедов добился беспристрастного рассмотрения дела, по итогам которого стало ясно, что Мирза Якуб брал средства исключительно на государственные нужды и мог это подтвердить. Для шаха это стало пощёчиной.

Ещё сильнее обострилась ситуация после того, как к Грибоедову за помощью обратилась грузинка из гарема родственника шаха Аллахяр-хан Каджара.

11 февраля 1829 года к российской миссии двинулась толпа фанатиков.

Посольство штурмовали дважды. Ворвавшись в миссию в первый раз, погромщики закололи Мирзу Якуба и захватили бежавшую женщину. После этого толпа ненадолго отхлынула, чтобы атаковать уже российских дипломатов. По свидетельствам очевидцев, Грибоедов лично вместе с казаками защищал посольство с оружием в руках. По одной из версий, он погиб прямо у входа в миссию, по другой — посол отстреливался из своего кабинета, и погромщики смогли убить его, лишь проломив предварительно крышу.

После атаки выжил только секретарь посольства Иван Мальцов. Позднее он рассказал, что спрятался, завернувшись в ковёр. Однако данная версия спасения секретаря выглядит крайне неправдоподобно, так как миссия подверглась тотальному разграблению, в результате из здания было вынесено всё, что представляло хоть какую-то ценность, в том числе и ковры.

Однако данная версия была опровергнута родственниками одного из погибших — коллежского асессора Соломона Меликова, приходившегося племянником главному евнуху шаха Манучехр-хану. Они утверждали, что слухи о российских дипломатах распускали персидские сановники, а шах сам заявил Аллахяр-хану, что не прочь проучить Грибоедова, и это было преподнесено толпе как одобрение расправы.

Что же касается Ивана Мальцова, то он, по версии исследователя Берже, бежал из посольства, воспользовавшись дружеским расположением жившего рядом вельможи, и спрятался в его доме, даже не пытаясь спасти соотечественников. Уже поэтому Мальцову необходимо было отвлечь от себя внимание и максимально переложить вину на тех, кто уже не смог бы оправдаться, — то есть на погибших.

Кроме того, к единственному выжившему дипломату с теплом отнеслась персидская верхушка. В то же самое время российские власти на Кавказе были заинтересованы в том, чтобы замять тегеранскую историю, так как России, оказавшейся в состоянии очередной войны с Турцией, конфликт с Персией был не нужен. Поэтому версия Мальцова в итоге устроила всех.

11 февраля 1829 года разъярённая толпа персидских фанатиков-исламистов ворвалась в здание русского посольства в Тегеране. Персонал дипломатической миссии, несмотря на многократное превосходство нападавших, принял бой. Сражаясь вместе с казаками, погиб и российский посол Александр Грибоедов — выдающийся русский поэт и драматург.


За первую четверть XIX века между Российской империей и Персией произошли две войны, завершившиеся серьёзной неудачей для персов. По итогам войны 1804–1813 годов персы вынуждены были признать вхождение в состав России территорий нынешних Грузии, Абхазии и части Азербайджана. Кроме того, российский военный флот получил право базироваться в Каспийском море.

Это поражение серьёзно подорвало традиционно сильные позиции Персии в Закавказье. Полтора десятилетия они готовили реванш, надеясь выждать удачный момент для ответного удара. После вступления на престол Николая I, сопровождавшегося выступлением декабристов, а также резким ухудшением отношений с Османской империей, когда турки разорвали все договорённости в Россией, выдворили её подданных и закрыли черноморские проливы для российских судов, персы сочли, что именно сейчас наступил наиболее удачный момент для начала войны.

Стоит отметить, что они были правы: для России это был действительно наименее удачный момент. Её войска на Кавказе были весьма незначительны и вдобавок подвергались регулярным набегам отрядов воинственных горцев, кроме того, существовал очень серьёзный риск военного конфликта с турками. Император Николай осознавал, что положение тяжёлое и Россия, вероятно, не сможет надёжно прикрыть южный рубеж и противостоять вторжению крупной персидской армии. Он был настроен решить вопрос миром и даже уступить часть территории нынешнего Азербайджана в обмен на гарантированный нейтралитет. Но персы верили в свою удачу и от дипломатического урегулирования отказались, начав войну. Как оказалось, зря.

Персы не учли, что среди генералов русской армии был генерал Иван Паскевич — один из наиболее прославленных военачальников в российской истории. Десятитысячный отряд Паскевича в сражении под Елизаветполем разгромил втрое превосходившую по численности персидскую армию. При этом с российской стороны погибло всего 46 солдат.

Ставший главнокомандующим войсками на Кавказе Паскевич нанёс персам несколько чувствительных поражений. В результате вместо возврата былого влияния в Закавказье Персия потеряла и то, что имела. По условиям мирного договора персы передали России Восточную Армению, подтвердили отказ от претензий на те земли, которые перешли к России ранее, и выплачивали достаточно крупную контрибуцию.


В разработке этого мирного договора принимал непосредственное участие новый российский посланник в Персии Александр Грибоедов. Этот подающий огромные надежды литератор с детства был настоящим вундеркиндом: ещё в раннем возрасте он знал три иностранных языка, а ко времени взросления знал практически все европейские языки. Позднее для работы он выучил ещё несколько восточных. Знание языков предопределило его дипломатическую карьеру.

С 1818 года Грибоедов служил секретарём российского посольства в Персии, с перерывами на постоянные отъезды в Россию по тем или иным делам. Благодаря участию в составлении крайне выгодного для России мирного договора с Персией Грибоедов был повышен в должности и стал новым российским послом. В конце 1828 года он прибыл в Тегеран.

Грибоедов успел побыть послом всего несколько месяцев. Обстановка, в которой ему пришлось работать, была слишком неблагоприятной. Персия очень тяжело переживала катастрофическую неудачу в войне. Ещё недавно влиятельная и могущественная держава ныне лишилась практически всего своего могущества на Кавказе (считается, что именно это военное поражение положило начало упадку Персии), а кроме того, должна была выплатить столь большую контрибуцию, что шах велел изымать золото и драгоценности у подданных и даже пожертвовать драгоценностями своего собственного гарема.


Считается, что главным вдохновителем последовавшей резни был великий визирь (глава правительства) Персии Аллаяр-хан, чьи люди начали планомерную пропаганду против русских кафиров. На площадях, базарах, в мечетях люди Аллаяр-хана страстно проповедовали о неверных, которые мало того что стали причиной всех горестей персов, так ещё и оскорбляют их тысячелетние обычаи. Простые люди, для которых гораздо более весомым фактором стало не столько сокрушительное поражение вкупе с потерей Закавказья, сколько резкое ухудшение качества жизни, легко и некритично воспринимали эту пропаганду.

Утверждалось, что сотрудники российского посольства якобы высмеивали персидские традиции гаремов и евнухов и будто бы издевались над ними. Это, конечно, звучало несколько сомнительно, Грибоедов и остальные сотрудники посольства знали, куда ехали, и вряд ли стали бы открыто издеваться и провоцировать и без того обозлённых персов. Однако кое-что, что вызывало у персов негодование, сотрудники посольства действительно делали.

Речь шла об укрытии и переправке в Россию беглых армян и грузин. Грузин, а нередко и армян, насильственно обращали в ислам, а некоторых оскопляли и превращали в евнухов. Речь не шла о поголовном обращении, однако такое практиковалось и не было редкостью. Но после того как Грузия и Армения вошли в состав христианской России, страдавшие от религиозного гнёта христианские меньшинства Персии стали активно перебегать в Россию, а персы, разумеется, чинили им всяческие препятствия. Когда речь шла о простых людях, они ещё могли закрыть глаза, но нередко люди бежали и из гаремов, укрываясь в российском посольстве и пользуясь его поддержкой. При этом Грибоедов заступался за укрывающихся перед персами, требовавшими их выдачи. После нескольких подобных конфликтов злоба к новому российскому посланнику только увеличилась.

Уже не было секретом откровенно враждебное отношение к российской дипмиссии, она начала получать угрозы, о возможной опасности предупреждали и лояльно настроенные местные жители. За несколько дней до нападения Грибоедов даже пытался добиться от шаха эвакуации дипмиссии в связи с грозящей опасностью, но не успел.


11 февраля многотысячная толпа, разгорячённая очередными призывами покарать неверных, принёсших столько зла на персидскую землю, ворвалась в здание посольства. Его охраняли 35 казаков, которые вступили в неравный бой. Однако число нападавших было столь велико, что их практически сразу же смяли. Обстоятельства гибели Грибоедова так и остались неясны по сей день. По одной версии, его убили в схватке у дверей, где он сражался вместе с казаками. По другой версии, он закрылся в своём кабинете и долго отстреливался из ружей. Нападавшие так и не смогли подобраться к нему через дверь, тогда они проломили крышу и ворвались в комнату через дыру в потолке. Погибших буквально растерзали, Грибоедова опознали только по шраму на руке (по другой версии — по его длинным ногтям, которые он отращивал по моде того времени).

Расследование гибели Грибоедова осложняет тот факт, что ни одного живого свидетеля расправы не осталось. Единственный выживший сотрудник посольства, секретарь Мальцов, утверждал, что во время нападения один из слуг помог ему спрятаться, завернув в ковёр, поэтому Мальцов не видел, что происходило в здании, и слышал только отдельные крики.

Впрочем, многие исследователи обоснованно подвергают сомнению объяснения Мальцова, указывая на то, что посольство было разграблено и вряд ли персидская чернь прошла бы мимо богатых ковров, в одном из которых был спрятан Мальцов. Поэтому, по наиболее распространённой версии, Мальцов просто спрятался в доме местного жителя по соседству с посольством. Они находились в дружеских отношениях, и сосед укрыл дипработника у себя, чем и спас от толпы.

Узнав о происшествии, шах велел спрятать тела погибших. Он опасался ответственности за гибель дипломатической миссии и хотел представить ситуацию так, что толпа напала на посольство, но персоналу удалось бежать, поэтому их местонахождение теперь неизвестно. Однако один из советников шаха смог переубедить его, объяснив, что в этом случае Россия заподозрит шаха в сокрытии инцидента и решит, что он был лично причастен к нему.


В Персии опасались, что в ответ на убийство Грибоедова Россия объявит Персии войну и положение страны ещё сильнее ухудшится. Поэтому шах пытался всячески задобрить российскую сторону и продемонстрировать, что он не причастен к случившемуся. Ему крупно повезло, как раз в это время шла очередная русско-турецкая война, а начинать ещё одну было не в интересах Петербурга.

Наместник Кавказа и главнокомандующий армией в этом регионе Паскевич написал аналитическую записку, в которой честно признал, что новая война не в интересах России:

"Для сего должно будет объявить шаху войну непримиримую, но при теперешней войне с турками предпринять оную с надеждою успеха нет никакой возможности. Войск недостаточно даже для ведения оборонительной войны с обеими державами.

Начав наступательную войну с Персиею, надобно везти с собою огромные запасы провианта, артиллерийских зарядов и проч. в самое сердце Персии, но здешний край с 1826 года находится в военном положении, а потому все способы снабжения войск и в особенности транспортировки истощены совершенно до того, что и при теперешней войне с турками с большими усилиями едва могу поднять все тягости, нужные мне для наступательных движений".

По этой причине император Николай не был настроен воинственно и дал понять, что в случае должным образом принесённых извинений Персия будет прощена.

Шах послал в российскую столицу специальную извинительную делегацию во главе со своим внуком Хозрев-Мирзой и несколькими своими секретарями. Миссия направлялась в Петербург, но по пути заехала в Москву, где Хозрев-Мирза встретился с матерью погибшего Грибоедова и, по свидетельству очевидцев, плача, просил у неё прощения.

Затем делегация отправилась в российскую столицу, где была принята императором. От имени шаха глава делегации передал письмо с извинениями и заверениями, что шах не причастен к трагическому происшествию. В качестве извинений за гибель посла делегация привезла многочисленные дары, венцом которых был великолепный алмаз массой 88,7 карата. Некогда он украшал трон Великих Моголов, а теперь был гордостью персидских шахов. В настоящее время трон хранится в Алмазном фонде в Москве.

Император Николай, и без того настроенный мирно в силу объективных причин, был доволен извинениями и объявил, что злополучный инцидент он считает исчерпанным. И действительно, между Россией и Ираном больше не было войн. После того самого поражения в войне 1826–1828 годов, которое так тяжело было воспринято в Персии, начался длительный период упадка этой страны.

К концу XIX века Персия превратилась из некогда грозного соперника в младшего партнёра, став российской сферой влияния. Дореволюционная Россия имела в Северном Иране очень значительное имущество, существовала даже Персидская казачья бригада, находившаяся в подчинении русских офицеров и инструкторов. Всё это имущество позднее было безвозмездно передано большевиками после их прихода к власти, но это уже другая история.

Читайте также: